1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Актриса


После внезапной гибели родителей в дорожной аварии десятилетнего Матвейку усыновила двоюродная тетя по отцовской линии, одинокая женщина среднего возраста. Своих детей у нее не было, поэтому на мальчика обрушилась лавина нерастраченной любви: Бронислава Самуиловна покупала ему дорогие игрушки, баловала и огромное внимание уделяла образованию: Матвей посещал математический лицей и музыкальную школу, обучаясь игре на скрипке.

Просмотров публикации 1 005

«Сердце матери — неиссякаемый источник чудес». (П. Беранже)

По выходным он ходил в театр, где работала тетя, смотрел спектакли, бывал за кулисами. Там шумно бурлила жизнь: ярко накрашенные актеры в смешных париках нервно курили в гримерках, люди в серых комбинезонах таскали по коридору пыльные декорации, вешалки с платьями, пропахшими нафталином, кто-то играл на трубе, кто-то что-то кричал, где-то квакали лягушки, лаяли собаки… А может быть, и не лаяли, и Матвею всё просто казалось? Неудивительно! Он быстро уставал от этой суеты и норовил уединиться в каком-нибудь укромном, тихом закутке.

Будучи натурой творческой, амбициозной, тетя Броня с юности хотела стать актрисой, но после тщетных попыток поступить в театральное училище устроилась реквизитором в местный театр, однако расстаться с мечтой не смогла. Долгие годы женщина чинила костюмы художественной штопкой, чистила одежду, приклеивала к ней цветные ярлычки и одновременно представляла себя на сцене, мысленно вживаясь то в один, то в другой образ.

***

Связывать свою судьбу с театром Матвей не планировал, но благодаря тетушке лицедейство органично влилось в его жизнь.

Окончив с отличием кораблестроительный университет, он сочетался браком с однокурсницей Аллочкой. Молодожены поселились на квартире у тети, где с первых дней совместного проживания разыгралась драма. Бронислава Самуиловна бешено ревновала и, не в состоянии смириться с тем, что в доме появилась еще одна хозяйка, без конца придиралась к ней, отчитывала, поучала: невестка неправильно заваривала чай, плохо

стирала белье, варила мутный бульон и всё, что бы ни делала, было отвратительно и скверно, скверно, скверно!

«Ангельского» терпения Аллочки хватило на полгода, после чего супруги перебрались в отдельное жилье, доставшееся Матвею от родителей. А для тетушки наступили скорбные дни, ведь всё её существование было неразрывно связано с Мотей. Оставшись в пустых хоромах, женщина очень скучала и, чтобы скрасить одиночество, приобрела собачку породы карликовый шпиц. Звонким лаем песик сводил с ума соседей, мочился где ни попадя, грыз мебель и гадил на ковер.

«Мы с ней поборемся. Еще посмотрим, кто кого!»

По ночам Бронислава Самуиловна, мучаясь бессонницей, листала фотоальбом, обтянутый синим бархатом, и погружалась в нежные воспоминания: «Здесь Мотечка стоит у новогодней елки в обнимку с игрушечным клоуном… Господи, какие счастливые у мальчика глаза! А тут он первоклашка с букетом гладиолусов, коленки разбиты и зеленкой намазаны… Здесь он уже студент. Ну до чего красив! А вот и свадебные фотографии, и рядом с Мотей его супруга… Ну что хорошего нашел он в этой Аллочке? Худенькая, невзрачная, да и хозяйка никакая… Определенно, она ему не пара! Нет, мы с ней поборемся. Еще посмотрим, кто кого!».

***

Матвей навещал тетю шесть раз в неделю и всячески старался, чтобы эти визиты не нанесли ущерб отношениям с женой. Но Аллочка все равно обижалась, поскольку дни субботние муж целиком посвящал Брониславе Самуиловне, которой и такого количества внимания не хватало. Желая обладать Матвеем безраздельно, она задумала присвоить его единственный выходной – день седьмой, воскресный, и принялась усердно имитировать болезнь, вложив в роль максимум драматического таланта. Правда, ее игра была «провальной», и Матвей с самого начала догадывался обо всем, только вида не подавал, потому что любил тетю, а посему жалел и терпел.

– Что-то я сегодня совсем плоха, – закатывая глаза, с придыханием причитала «актриса», едва Матвей переступал через порог. – Давление скачет, сердце шалит. Видно, недолго мне осталось…

– Ерунда! Ты еще сто лет проживешь. Погоди, сейчас мы врача вызовем и…

– Нет-нет, ни в коем случае! Не нужно врача. Ты же знаешь, Матвеюшка, как благотворно действует на меня скрипка. Сыграй, пожалуйста. Сыграй!

Он укутывал ей ноги теплым пледом, покорно доставал из футляра инструмент, взмахивал смычком, и комната наполнялась музыкой. А Бронислава Самуиловна улыбалась, и в эти минуты становилась абсолютно счастливой, ведь ее милый мальчик

был рядом. А его телефон надрывался от пропущенных вызовов, вибрировал, Аллочка строчила СМС-ки: «Ну, где ты? Скоро будешь? Я скучаю!» И он скучал и, воровато поглядывая на часы, мечтал быстрее очутиться дома. А в коридоре скулил рыжий шпиц, которого нужно было вывести погулять, но, закрутившись, Матвей не успевал, и песик привычно делал лужицу в туфли. Ну, что же с бессловесной твари взять?

Несколько месяцев Матвей возвращался от тети поздно и, сняв ботинки, пропахшие собачьей мочой, без сил падал на софу. Заметив, как он осунулся, побледнел, Бронислава Самуиловна забеспокоилась и целую неделю размышляла, как поступить. С грустью осознав, что хитроумный план не сработал, женщина решила прекратить свою «игру» и отойти в сторону.

***

Вечером после работы Матвей приехал к тетушке и объявил:

– Ты станешь бабушкой. Мальчик родится скоро.

– Ой! – прошептала Бронислава и, скрестив руки на груди, медленно опустилась в кресло. – Мальчик?!

– Почему ты такая грустная? Неужели не рада?

– Что ты?! Конечно, рада! Но должна признаться, что виновата перед тобой: на самом деле я здорова…

– Так это же чудесно!

– Мотечка! – всхлипнула Бронислава Самуиловна. – Прости, но я совершенно не представляю, как без тебя жить…

Он погладил ее морщинистую руку:

– Я люблю тебя и никогда не оставлю.

– Нет, нет! Теперь у вас с Аллочкой семья, и впредь я постараюсь вам не докучать. А если заболею и стану немощной, то…

– То я укутаю тебе ноги пледом, Аллочка сварит бульон, а наши дети будут играть на скрипках.

***

Ночью в спальне Брониславы Самуиловны по обыкновению горел свет. Рыжий шпиц свернулся калачиком на диване, а хозяйка, мучаясь бессонницей, листала фотоальбом, обтянутый синим бархатом, и думала: «Вот Мотечка стоит у новогодней елки… Тут он с букетом гладиолусов, коленки разбиты и зеленкой намазаны… Здесь он студент… А вот и свадебные фотографии! Рядом с Мотей красавица жена, и глаза у нее такие счастливые… Ну до чего же Алла хороша, сплошное загляденье! И почему я раньше этого не замечала?

А суп варить – наука невеликая. Важно, что Аллочка Матвея любит. Завтра же поеду к ней, обниму, расцелую, буду пить мутный бульон и нахваливать».

Новая зародившаяся жизнь маленького человечка наполнила женщину безграничной радостью, придавая смысл каждому дню бытия: «Ну, теперь всё изменится! Моя главная роль еще впереди: я буду бабушкой! Скоро у меня появится внук, и я постараюсь стать ему полезной. Иначе для чего тогда живу?»

Похожие статьи