1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Апостол Андрей Первозванный


«Сегодня я предлагаю Вам выбрать наш маршрут: мы поедем к берегам Галилейского моря, Тивериадского моря или Геннисаретского озера?» – хитро […]


Просмотров публикации 2 292

«Сегодня я предлагаю Вам выбрать наш маршрут: мы поедем к берегам Галилейского моря, Тивериадского моря или Геннисаретского озера?» – хитро улыбаясь, спросил нас наш сопровождающий в паломничестве по Святой земле.

Кое-кто из нашей группы всерьез задумался: какой же маршрут выбрать? Ну конечно, здесь в России изобилие озер, рек и речушек. Но на Святой Земле, в Палестине все они наперечет. Ну и главное море, и оно же озеро, конечно, одно. Зато какое! Величественно раскинулось оно в северной части Земли обетованной, окруженное растительностью, которой нужна эта живительная влага. Немного солоноватое, это море, однако, главный источник пресной воды, а для многих и рыбы.

Поэтому неудивительно, что апостолы, которых первыми призвал Иисус Христос, были рыбаками. Галилея — благодатный край, рядом с их селением Вифсаидой — огромный город Капернаум. Его жителям нужна была еда, да еще и еда разнообразная. Это сейчас от Средиземного моря до Галилейских городов рукой подать на машине, а во времена Христа проще было свежую рыбку привезти из Галилейского моря. Наверняка она неплохо продавалась на местном рынке. Так и слышишь голоса тех времен: «Купите свежей рыбки. Рыба! Рыба! Кому рыбы». И заботливые хозяйки уносили ее в своих корзинах по домам. Ну а дома пекли ее, вялили для долгих переходов пешком. Рыба с хлебом – нехитрый «фишбургер» тех лет. А если в котомке кусочек сыра, то и дальнее путешествие можно осилить.

Игумен Даниил, который в XII веке ходил из Киева во Святую Землю, и не только ходил, но и оставил об этом хождении дивный рассказ, писал в XII веке о Генисаретском озере: «Рыбы в нем очень много, и есть одна рыба, дивная и чудная, эту рыбу и Христос любил есть, очень вкусная рыба, лучше всяких рыб. Своим видом она похожа на карпа. И я сам ел много раз эту рыбу, когда был в Тивериаде». Вот так «тиляпия галилейская» и стала местной знаменитостью. Паломники и туристы с удовольствием отведывают в местных кафе и ресторанчиках хорошо приготовленную «рыбу святого Петра». Но почему только Петра? Она вообще апостольская. Апостол Андрей ловил ее тоже, и мы несколько раз слышим в Евангелиях о том, как апостолы отправлялись на рыбную ловлю.

Скрипит рыбацкая лодка, плещется вода за бортом. Тяжелые сети, полные рыбы, грозят ее перевернуть. Но вот отмель. Рыбаки выпрыгивают прямо в воду и тянут сеть к берегу: там можно аккуратно собрать рыбу в корзины и на мулах в город, чтобы получить немного монет за улов. Нехитрый рыбацкий быт. И вот к берегу подходит Тот Самый удивительный Человек, на Которого не так давно указал Иоанн-отшельник. А уж Иоанн-то точно Божий человек. «Вот Агнец Божий», — говорит он и указывает на Иисуса из Назарета, небольшого галилейского города к западу от Галилейского моря.

Мы как-то привыкли к Иоанну Крестителю. Молимся ему, поем тропари, величания, любим его праздники. И плохо себе представляем этого странного для окружающих человека: его высокая исхудавшая фигура, несомненно, поражала обывателей своей неухоженностью. В нем всё было противоположно нашему бытовому стремлению к комфорту и благополучию: в грубом рубище, потемневший от солнечного загара. Но его пронзительный голос, взгляд, слова проникали в самую глубь человеческих душ. Люди сходились к нему тонкими ручейками, которые по приближении к Иордану сливались в реки. И вот их, томимых не только духовной жаждой, но и жаждой вполне телесной после долгого пути по Иудейской пустыне, ждало Крещение в чуть солоноватых на вкус водах Иордана, едва доходящего до пояса усталым путникам. Погружаясь в воды священной реки, они чувствовали, что смывают не только дорожную пыль, но и грехи, накопившиеся у каждого, тяжкий груз, который мы начинаем приобретать еще во дни нашей юности. «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное», — как рады были услышать эти слова ученики Иоанна Крестителя: простые галилейские рыбаки, изголодавшихся по правде: не по земной справедливости, но по правде Божией. И вот среди множества простого народа (ах, как мало было среди этих толп знатоков закона, книжников и фарисеев) Иоанн указал на простого сына плотника, тридцатилетнего Человека, тоже из Галилеи. Указал на него как на Агнца Божия.

Среди учеников Иоанна Крестителя был и Андрей. Именно его первым призвал Этот удивительный Человек, Которого звали Иисус и на Которого указал Иоанн как на Христа-помазанника. Андрей возвратился в Галилею, в свое селение Вифсаиду, что у Капернаума. Как видно, он передавал своим товарищам по нелегкому промыслу, простым рыбакам, эту весть о том, что Мессия пришел. Наверное, он и его товарищи слышали передаваемые из уст в уста пророчества Исайи, которые трудно было понять и осмыслить. Мессия-Христос, о чьем Царстве возвещает Иоанн, какой он будет? Если он Царь, то должен прийти во славе! Но как тогда понять Исайю: «Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (Ис. 53, 7).

В недоумении возвращались путники от Иоанна Крестителя к себе на берег Галилейского моря. Они чувствовали, что что-то уже изменилось. Вот-вот придет Он. Но как, неужели Он будет таким же простым человеком, как и они? Всё это конечно обсуждал и апостол Андрей и его брат Петр между собою за рыбацким костром в ночи: пришлось им возвратиться к своему ремеслу. Но всё валится из рук, и рыбная ловля никак не идет. Как-то всю ночь они вновь и вновь забрасывали сети, но безрезультатно. Тягостно на душе, но придется расходиться по домам с пустыми руками: улова, видно, не будет. Вместо улова они привезли тину и грязь в своих рыбацких снастях. Уныло мыли они свои нехитрые сети, когда опять увидели Иисуса, Который проповедовал в Галилее, в этот раз и среди простых рыбаков Вифсаиды. Они с радостью дали Ему свою лодку, чтобы теснившийся народ мог на берегу слушать Учителя. Только и осталось, что слушать про Божию правду – рыбы-то нет, думали с печалью они.

Сети уже вычищены и готовы к просушке, но тут этот странный галилейский Учитель, к Которому они уже расположили свое сердце, вдруг окончил проповедь, отпустил народ и зовет их на рыбную ловлю. Да что Он понимает в их ремесле! Коль уж ночью ничего не поймано, откуда возьмется рыба в это-то время! Видно, сыну плотника захотелось порыбачить, думают они. Припекает южное солнце, лодчонка выходит в море. Сети заброшены, и вдруг такое впечатление, что они стали как свинцовые: налились тяжестью. С большим трудом рыбаки втащили их в лодки: такого улова они давно не видели! Рыба большая, крупная. Лодка Симона, брата Андрея, уж черпает бортом воду. Но вот и берег. Симон все понял: не на прогулку звал их галилейский Учитель. Вдруг Он проявил такую дивную силу, что даже бессловесные рыбы повиновались ей. Его пронзили слова, которые он слышал от Иоанна: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное». Но покаялся ли он? Симон встретился взглядом с Учителем. Этот взгляд поразил его до самой глубины сердца, которое для Него, видно, как открытая книга. «Выйди от меня, Господи! Потому что я человек грешный», — вскричал Симон. И уже не Симон, а Петр и апостол, потому что услышал от Христа: «Не бойся; отныне будешь ловить человеков» (Лк. 5; 8, 10).

Так галилейские рыбаки стали посланниками Иисуса Христа. Они любили Его всем сердцем: они оставили свой рыбацкий промысел. А вот рыбацкая сноровка еще не раз помогла им. Всего три года они слушали наставления Христа, были свидетелями Его смерти на Кресте и Воскресения. И вот победивший смерть Учитель посылает их на всемирную проповедь: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19).

Ох, сколько терпения и твердости пришлось им проявить в этом служении! Но апостолы были укрепляемы силой Святого Духа, сошедшего на них в Сионской горнице в день Пятидесятницы. Как укрепляет человека Дух Святой? Это тайна, открытая только самим познавшим эту таинственную силу. Это не значит, что апостолы перестали чувствовать усталость или боль, голод или жажду. Но это значит, что они могли преодолевать эти трудности.

Путь апостола Андрея в его проповеди Евангелия всему миру поражает своей необъятностью. Как говорит церковное предание, ученики Христовы бросили жребий, кому в какую страну следует идти и возвещать Воскресение Христово. Святому Андрею выпал жребий идти в те края, что расположились вдоль побережья Черного моря. Это и север Балкан, и не слишком цивилизованная в то время Скифия. В «Повести временных лет» мы читаем повествование о том, как Андрей прошел в те земли, на которых позднее создали свою государственность наши предки. Для жителя южных стран это было не слишком желанное путешествие. Привыкшие к жаре люди Средиземноморья считали эти края холодными и суровыми. Там нельзя было обойтись сандалиями и хитоном. Да и пища была, мягко сказать, непривычна для обитателей юга. Но Апостол как будто не замечал этих неудобств. В его груди горела жажда поделиться Благой вестью. Согласно преданию, Андрей проповедовал на Таврическом полуострове, потом по Днепру поднялся на север и дошел до места, где впоследствии возник Киев. «Верьте мне, — сказал апостол своим ученикам, — что на горах сих воссияет благодать Божия: великий город будет здесь, Господь просветит сию землю святым крещением и воздвигнет здесь много церквей». Как говорит «Повесть», апостол Андрей, подняв руки, благословил киевские горы и водрузил на одной из них крест. Тем самым он провозвестил будущее торжество веры христианской на Руси.

Многие совопросники сегодня задают вопрос: а как это могло быть? Воздвигали ли тогда кресты? Мылись ли в банях, как описывает это «Повесть»? Если посмотреть на это непредвзято, то во всем этом нет ничего необычного. О том, что первые христиане почитали Крест, тому есть достовернейшее археологическое свидетельство: раскопки в Геркулануме, селении рядом с Помпеями, засыпанном в 79 году по Р.Х. пеплом Везувия. Через Геркуланы проходило путешествие апостола Павла, и в поселении была христианская община. Был домовый храм с жертвенником, за которым был изображен Крест. Поэтому апостолы вполне могли воздвигать кресты уже в те времена. Да и бани не были чем-то экзотическим. Люди средиземноморья мылись в банях часто и подолгу. Это было не просто досугом, но первейшей необходимостью для них. Достоверно известно, что нередко посещал баню и любимый ученик Господа Иоанн Богослов. Любопытный случай сохранил церковный историк Евсевий Памфил. Он писал: «Есть люди, слышавшие… как Иоанн, ученик Господа, зашел в Эфесе в баню и, увидав там Керинфа (еретика), не вымывшись, кинулся прочь, приговаривая: “Бежим, как бы не обрушилась баня: там ведь Керинф, враг истины”». А потому вполне логично для апостола Андрея было испробовать и скифскую баню и рассказать об этом потом другим христианам.

После возвращения в Грецию апостол Андрей остановился в городе Патрос (Патры), город расположен у Коринфского залива в Ионическом море. Здесь он вполне проявил свою сноровку рыбака: тысячи людей он уловил сетями евангельского благовестия. Но, как это часто бывает, простые люди охотно принимали весть о спасении, а правители, опасаясь, как бы это учение не повредило их положению, преследовали проповедников. Предание говорит, что местный правитель Егеат возгорелся ненавистью против апостола Андрея и приговорил Его к распятию на кресте. Пришел час для апостола Андрея повторить путь своего Божественного Учителя, Которым он был призван первым на служение. Правитель отличался изощренной жестокостью, он велел распять Апостола так, чтобы он подольше страдал. Святого Андрея привязали ко кресту наподобие буквы X, не вбивая гвоздей в его руки и ноги, чтобы не вызвать скорой смерти. Пришел час, когда только пламенная молитва укрепляла силы страдальца за Христа. Как говорит церковное житие, перед разлучением души Апостола с телом небесный свет осиял крест Андрея, и в его блистании апостол отошел в вечное Царство Божие. Мученическая кончина апостола Андрея Первозванного последовала около 62 года после Рождества Христова.

Память Апостола Андрея особенно связана с Россией. Слава русского военно-морского флота пришла осеняемая белым полотнищем с двумя перекрещенными синими линиями – Андреевским флагом. Андреевский флаг — кормовой флаг кораблей Военно-морского флота Российской империи в 1865-1917 годах, с 1992 года — военно-морской флаг Российской Федерации, а с 1 января 2001 года — знамя Военно-морского флота Российской Федерации.

Так от Галилейского моря до самых северных пределов России вместе с евангельской вестью продолжается почитание Апостола. День памяти Андрея Первозванного в Православной Церкви — 3 декабря.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0