1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

День памяти жертв политических репрессий… и их палачей?


Сегодня, 30 октября, отмечается «День памяти жертв политических репрессий». И мне кажется, что это название звучит как-то неопределенно. Кого все-таки […]


Просмотров публикации 1 675

Сегодня, 30 октября, отмечается «День памяти жертв политических репрессий». И мне кажется, что это название звучит как-то неопределенно. Кого все-таки мы вспоминаем? Вроде бы, невинно осужденных по политическим мотивами. Но попадают ли в данную категорию лидеры большевиков, которые были осуждены по подложным делам? Ведь до этого они сами организовывали подобные дела… Попадают ли сюда чекисты, впоследствии оказавшиеся жертвами машины, которую сами же запустили? Их что, тоже надо помянуть?..

Исходя из исторической справедливости, речь должна идти о «жертвах коммунистических репрессий». О тех, кто ничего противозаконного не совершал, но, согласно коммунистической идеологии, в светлом будущем места ему не было. Но ведь День памяти жертв политических репрессий был установлен еще в СССР, поэтому в его названии не могло быть упоминания об ответственности за репрессии именно коммунистов. А теперь, надо полагать, назвать вещи своими именами власти опасаются из-за прокоммунистических настроений солидной части электората.

При этом мы, православные верующие, прекрасно знаем, кого поминаем в этот день – Новомучеников Российских. Тех, кто стали жертвами «борьбы с мракобесами», «борьбы с религиозными предрассудками». Попросту – «борьбы с религией», потому что в «светлом будущем», согласно коммунистической догме, она не должна была существовать. Соответственно, репрессиям подвергались представители и других религий, поэтому не только православные, но и приверженцы прочих конфессий прекрасно понимают, кого они вспоминают в этот день.

То есть если бы был день памяти, скажем, «жертв антирелигиозных репрессий», было бы ясно, что осуждается и какие жертвы вспоминаются. Осуждается политика, направленная на уничтожение всех религий, существующих в советском государстве. И вспоминаются жертвы этой политики. Было бы ясно, что сегодня у нас официально осуждается пропаганда, внушающая, что «все верующие хуже атеистов», «чем меньше верующих, тем лучше», «в светлом будущем нет места для верующих».

Возможно, кто-то станет спорить с утверждением об антирелигиозной направленности коммунистического учения. Да, сегодня коммунисты зачастую утверждают, что они не против религии и что даже многие из них являются верующими. Однако вот цитаты из коммунистических классиков и высших советских руководителей.

Владимир Ленин: «Мы должны бороться с религией. Это – азбука всего материализма и, следовательно, марксизма…»

Иосиф Сталин: «Партия не может быть нейтральна в отношении религии, и она ведёт антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных предрассудков, потому что она стоит за науку, а религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая религия есть нечто противоположное науке».

Никите Хрущеву приписывается обещание «показать последнего попа».

И в относительно спокойную брежневскую эпоху атеистическое государство не отказывалось от своих планов: «Преодоление религии марксизм-ленинизм связывает с активным переустройством общества на коммунистических началах» (Советский Энциклопедический Словарь, 1980, с. 1129).

Итак, официально в советском государстве была поставлена цель всякую религию уничтожить (как нацисты официально ставили цель уничтожить «неполноценные расы»). И велась соответствующая пропаганда. И если бы теперь это было так же официально осуждено, то было бы ясно, что за повторение этой пропаганды могут и привлечь к ответственности.

«Нужно внятно осудить коммунистическую идеологию, что пока маловероятно»

Можно еще поговорить и о жертвах «пролетарской ненависти», «классовых врагах». То есть о тех, кто подвергся репрессиям, потому что принадлежал к «эксплуататорскому классу». Например, о кулаках, которые ссылались целыми семьями, потому что, как заметил Сталин, в политике партии произошел поворот к «ликвидации кулачества как класса». Кулаки, правда, в основном не расстреливались, а ссылались, но ведь это тоже были репрессии против невинных людей. Можно вспомнить и попытки полностью искоренить дворянство, и политику «расказачивания», и уничтожение деловой элиты – в общем, террор против всех, кого в Советской России именовали «бывшими». По крайней мере, было бы четко понятно, что осуждается и кого считаем пострадавшими.

Но для этого нужно внятно осудить коммунистическую идеологию, что пока маловероятно.

Еще раз обратимся к истории. Когда при Хрущеве впервые был поднят вопрос о сталинских репрессиях, роль идеологии не обсуждалась. Во всем пытались обвинить Сталина. Осуждались репрессии не против «религиозных мракобесов» (Хрущев сам активно боролся с религией), а против партийных деятелей, вспоминались прежде всего жертвы из коммунистов. И соответственно, репрессии назывались «сталинскими».

Теперь же пытаются под термином «сталинские репрессии» объединить всех: и коммунистов, и православных, и мусульман, и всех прочих. При этом под данный термин не подпадают те жертвы коммунистической идеологии, которые пострадали до и после Сталина. А ведь религиозные гонения были и при Ленине, и при Хрущеве. Но на государственном уровне их не вспоминают. И опять же остается вопрос: подходят ли под термин «жертвы репрессий» те, кто сами участвовали в создании машины террора, которая их тоже перемолола?

От взгляда в прошлое зависят наши планы на будущее. В данный момент День памяти жертв политических репрессий показывает то, что государство на распутье и думает, в какую сторону идти дальше. Хочется надеяться, что выбор будет сделан правильный.

Вы можете поаплодировать автору0