1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Для чего родился Христос


Для чего родился в мир Иисус Христос? Трудно выразить одной мыслью всё значение боговоплощения. Христос разрушил дела диавола, победил смерть, проповедовал спасительное учение, обожил человеческое естество, уничтожил на Кресте наши грехи, создал Церковь… О домостроительстве нашего спасения можно говорить бесконечно. Но, пожалуй, все эти смыслы вмещаются в одну фразу: Христос родился на земле, чтобы заключить с человеком Новый Завет.

Просмотров публикации 827

Все мы, вступившие в Церковь, находимся в отношениях завета с Богом. Мы новозаветные христиане. Что это значит? Суть Нового Завета (слово «завет» означает «договор», «союз») Всевышний открыл еще за 6 веков до Рождества Христова пророку Иеремии: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет… Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31: 31, 33).

Пророк показывает, что в новозаветную эпоху заповеди Божии будут уже не внешними повелениями закона, а внутренней категорией сердца. То, что некогда было таинственным, глубинным содержанием буквы закона, в Новом Завете входит во внутреннее существо человека. Происходит это через особое действие Духа Святого в Церкви. Это главное, что принес на землю Иисус.

Недаром в апостольском чтении Рождества мы слышим: «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от Жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!»» (Гал. 4, 4-6).

***

Христианство есть религия сердца, духовная жизнь, сообщение духа человеческого с Духом Божиим. Это не какие-то «можно» и «нельзя», не пескарик в понедельник и вареная морковь в среду, не «с елеем» или «без елея». Христианство – это значит познать себя и жить так, чтобы Дух Святой, как тот голубь, которого выпускал и впускал Ной, не отлучался от тебя, но пребывал в тебе всегда. Быть христианином – значит ежедневно, ежечасно задавать себе вопрос: в каком духовном состоянии я нахожусь? Может ли сейчас Дух Святой пребывать во мне, если моя душа исполнена злобы, непрощения, ненависти, блуда, эгоизма, обиды? Что у меня на сердце написано – законы Божии или волчьи законы мира сего?

А для того чтобы Господь написал Своим перстом Божественные глаголы на нашем сердце, мы должны готовить и очищать его. Это очень похоже на то, как в древности мастера обрабатывали шкуры животных для изготовления пергамента, очищая их от внутренностей, жиров, кровавых пятен. Сколько труда полагалось, чтобы грубые и нечистые шкуры превратились в чистые и светлые листы, на которых можно было бы писать! Так же и мы употребляем аскетические усилия для очищения и умягчения нашего сердца, чтобы Господь написал на нем Свои заповеди и уставы. Тут как раз и нужен пост, поклоны, длинные службы, церковная дисциплина и правила – но не как цель религиозной жизни, а как средство. Мы постимся не для того, чтобы что-то «выполнить» перед Господом, а чтобы очистить ум и чувства, потренировать душу в воздержании.

«Мы часто теряем чувство новизны Нового Завета»

Как часто мы, привыкая к обрядовой стороне нашей церковной жизни, утрачиваем ощущение духовности христианства, теряем чувство новизны Нового Завета. Святитель Феофан Затворник предупреждает:

«Духом служите Богу и духовно угождайте Ему, не опутываясь ничем внешним. В христианине, Духом Божиим созидаемом, все исходит из сердца, полного веры, дышащего любовию. Внутреннее сие необходимо выражается и вовне; но это внешнее само по себе ничто пред Богом. Цена его от того духа, с каким совершается; так что если взять всю жизнь в совокупности, то, имей ты одно внутреннее, при невозможности соответственно ему действовать и вовне, ты все имеешь; имей ты одно внешнее, по обычаю или подражанию, без внутреннего, ты ничего не имеешь. Все твое внешнее, как бы оно на вид ни было взрачно (благолепно), ничтоже может во Христе Иисусе».

Какие замечательные слова! «Внутреннее сие необходимо выражается и вовне; но это внешнее само по себе ничто пред Богом». Да, «вера без дел мертва» (Иак. 2, 26) – но ведь и дела без веры тоже! «Без веры угодить Богу невозможно» (Евр. 11, 6). «Всё, что не по вере, грех» (Рим. 14, 23). Внешнее в христианстве может состояться только при наличии внутреннего. Если внутренний настрой неправильный, видимые дела даже могут духовно повредить человеку, как бы они ни были хороши на вид.

***

Один священник рассказывал, как к нему в храм часто захаживал мужчина, который всегда делал одно и то же: покупал самую толстую свечку, ставил ее на подсвечник, что-то бормотал и уходил. В конце концов этот человек подошел к священнику и рассказал о своей проблеме. Оказывается, у него были трудности с тещей. «Вы за нее молитесь?» – спросил священник. «Конечно!» – сказал мужчина. А батюшка возьми и спроси: «А как вы молитесь?». Ответ был потрясающий: «Ставлю самую толстую свечку, представляю в уме тещу и говорю: Господи, сделай так, чтоб она сдохла!»

Вот случай, когда храм и свечка были, но истинно христианского содержания в этом не было. Вряд ли такая «молитва» о теще была угодна Господу. Православие вообще не подразумевает обращения к Творцу с просьбой погубить кого-то. Мы молимся об исправлении и спасении грешника, а не о погибели.

Возможно, это радикальный пример, но он хорошо иллюстрирует отмеченный святым Феофаном принцип зависимости внешнего от внутреннего: «Цена его от того духа, с каким совершается». В данном случае был храм, была свечка, но христианства не было. Как и с нами часто происходит – нательный крест носим, дорогу к храму знаем, к таинствам приступаем, дома молимся, Евангелие читаем. Но случается какая-то минимальная проверка на качество нашего христианства, и мы смущенно понимаем, как же мало в нас Христа. Всё внешнее есть – а евангельского в этом нет ничего.

***

Заметим, что ответственность новозаветного человека в сравнении с ветхозаветным серьезно возрастает. Данную сторону Нового Завета объясняет Христос в Нагорной проповеди: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф. 5, 21-22). Или еще: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 27-28).

Христос открывает, что теперь заповеди должны опуститься в глубину души человеческой, стать внутренними повелениями. Например, с точки зрения христианства убийцей становится уже не только тот, кто умертвил человека, но и тот, кто ненавидит другого. «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Ин. 3, 15) – пишет Иоанн Богослов. Блудником становится уже не только тот, кто изменил жене, но кто в воспаленном похотью уме прокручивает всякие нечистые картинки.

***

Христос родился, чтобы мы имели истинно духовную жизнь. «Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк. 12, 49) – говорил Спаситель об огненных языках Пятидесятницы, зажигающих в душе пламя любви к Владыке и ревности по Нему. Это и есть огонь Нового Завета, которым должны быть пронизаны все наши внешние религиозные действия. Если такого огня нет – вопрос, что же тогда в нас есть, и можно ли эту внешность назвать христианством.

Новый Завет – это такая связь Бога и человека, какой не было ранее, и выше которой в земной жизни уже не будет. История новозаветных взаимоотношений Христа и верующих в Него должна быть написана в человеческом сердце, по слову Господа: «Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его». Дай нам Бог не забывать об этом в русле привычной и любимой нами церковной жизни.

Похожие статьи