1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Если бревна – это всё, что у нас есть, то наш дом простоит недолго


В вологодском селе Покровском, на родине святителя Игнатия (Брянчанинова), открылась художественная фотовыставка «Вологда: прежде и теперь». Выставка небольшая, но предлагает […]

Просмотров публикации 1 094

В вологодском селе Покровском, на родине святителя Игнатия (Брянчанинова), открылась художественная фотовыставка «Вологда: прежде и теперь». Выставка небольшая, но предлагает поразмыслить над многим.

«Что невольно бросалось в глаза при первом взгляде на город, так это обилие церквей и деревьев, благодаря чему он издали казался огромным монастырем, особенно летом, когда дома утопают в густой зелени берез, тополей, лип, растущих в городских огородах, палисадниках и садах, а над зеленью высятся белые церкви, сияя крестами и куполами», – делился своими впечатлениями писатель Леонид Александров в самом начале ХХ века, в 1908 году. Тогда еще вряд ли кто-нибудь мог даже предположить, как изменится жизнь не только тихого провинциального города, но и всей России через каких-нибудь десять лет: всё казалось настолько прочным, нерушимым, даже, наверное, привычно вечным, нерасторжимым. А жизнь изменилась так, что от самой жизни мало что осталось: тысячи смертей, гражданская война, оскверненные храмы, монастыри, превращенные в концлагеря и пересыльные тюрьмы – с таким «приданым» вступила бывшая Северная Фиваида в новый век. Впрочем, не только бывшая Северная Фиваида, но и вся когда-то православная Россия.

– «Бывшая»? «Когда-то православная»? Не согласен! – говорит Олег Валентинович Зажигин, фотохудожник, автор выставки «Вологда: прежде и теперь». То, что Россия, несмотря на страшные испытания, осталась верной Христу, доказали наши новомученики и исповедники: кто-то кровью засвидетельствовал свою верность и любовь, кто-то перенес лагеря, тюрьмы и ссылки, сохраняя в себе Христа и неся Его свет другим людям – не только современникам, но и нам, их потомкам.

[Best_Wordpress_Gallery id=»4″ gal_title=»Если бревна – это всё, что у нас есть, то наш дом простоит недолго»]

Зажигин ставит перед собой несколько задач: во-первых, показать, какой была Северная Фиваида до трагедии 1917 года. Для достижения этой цели художник совмещает в своих работах привычные нынешним горожанам виды улиц Вологды со старыми снимками, рисунками и гравюрами при помощи компьютерной графики. Так, многие с удивлением и горечью обнаруживают, например, что на Сенной площади, которая нынче носит гордое название «площадь Революции», стояли четыре храма (сейчас остался только один – Иоанно-Предтеченский, а на месте других находятся уродливые изваяния советской поры и скромный Поклонный крест – странное сочетание).

Во-вторых, художник предлагает не только окунуться в прошлое, но и приглашает к размышлению: как, почему Россия прежних веков обладала шедеврами зодчества – даже на уровне провинциальном? Следовательно, были и мастера, обладающие соответствующими способностями, было и стремление людей придать внешнему миру облик, достойный облика духовного. «Повторяю, – говорит Зажигин, – это касается не только одной провинциальной Вологды, но и всей России».

В-третьих, дается и еще один повод к размышлению, покаянный: почему стало возможным столь стремительное уничтожение сакрального пространства, казалось, непоколебимо православной державы? С грустью вспоминается евангельский диалог апостолов и Христа у иерусалимского храма: «И когда выходил Он из храма, говорит Ему один из учеников Его: Учитель! посмотри, какие камни и какие здания! Иисус сказал ему в ответ: видишь сии великие здания? Все это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне» (Мк. 13, 1-2). Зажигин считает: если Бога нет в ребрах, то на бревна надеяться бессмысленно. Если перед катастрофой 17-го года мы не имели Бога «в ребрах», то последующее разорение – печальное, но совершенно логичное исполнение слов Христа «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Лк. 13, 35).

«Мы никак не застрахованы от той опасности, которая грозила стране и народу тогда»

– И совершенно не мое дело – обвинять предков, – делится размышлениями фотохудожник. – У них, кстати, нам есть чему поучиться, и многому поучиться. Например, вежливости и небезразличию друг к другу, работоспособности и грамотности. Мне важно показать, что и мы никак не застрахованы от той опасности, которая грозила тогда стране и народу. Неужели мы сейчас сможем, положа руку на сердце, сказать, что вот уж мы-то, такие хорошие и благочестивые, никак не допустим повторения прежних грехов и падений? Сильно сомневаюсь. Если наши предки смогли ответить на гонения сонмом мучеников и исповедников, сможет ли наше поколение дать подобный же сонм? Ох, не уверен. Да, слава Богу, сейчас возрождаются церкви, открываются новые монастыри, сияют золотом кресты на куполах, но если это всё, если христианство наше только внешнее, то такой дом на песке простоит недолго, по моему убеждению и согласно урокам совсем недавней истории. Дай Бог, чтобы мы употребили на пользу – себе и Церкви – то назидание, которое нам дают предки и российская история.

Выставка работ Олега Зажигина проводится в родовом имении святителя Игнатия (Брянчанинова), в селе Покровском неподалеку от Вологды. Место выбрано неслучайно: сейчас идет год святителя Игнатия. А он, кстати, неоднократно предупреждал в своих творениях об опасности разорения – материального и духовного – Отечества, описывая тогдашнее состояние нашего народа:

«Скудные вести, приходящие в наш монастырь, о состоянии христианской веры в России, крайне неутешительны. С одной стороны, раскол, с другой – решительное отступничество. Общая безнравственность приготовляет отступничество в огромных размерах».

«Очевидно, что отступление от веры православной всеобщее в народе: кто открытый безбожник, кто деист, кто протестант, кто индефферентист, кто раскольник».

«Время наше – время тяжкое для истинных христиан по всеобщему охлаждению народа к вере и благочестию» [1. № 540, 542, 539].

Относятся ли горькие слова святителя только к позапрошлому веку – вот вопрос.