1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

И малый свет угоден Богу


Памяти моей свекрови, Тамары Ивановны Брилевой.
«Блаженны милостивые, ибо помилованы будут». (Мф. 5, 7)

Просмотров публикации 734

Значение некоторых людей в нашей жизни мы понимаем только после их ухода. Только тогда начинаешь осознавать, зачем этот человек был тебе послан, для чего. Крестилась я поздно – в 27 лет, но до этого Господь подготовил меня приходом в мою жизнь человека, которому я обязана очень многими, именно христианскими качествами.

Этим человеком явилась для меня моя свекровь. Долготерпению, умению быть благодарной и радоваться даже малому, довольствоваться тем, что имеешь, и при этом быть бесконечно милостивой не только к людям, но и ко всему живому – этому научила меня та, о которой в народе обычно говорят не очень хорошо, часто со злостью и ехидцей.

Свекровь моя, Тамара Ивановна Брилева, происходила из крестьянской семьи, проживающей в Воронежской области. Когда в годы коллективизации у семьи отобрали корову-кормилицу и лошадь, настал сильный голод, и семья с двумя старшими девочками вынуждена была бежать в Грузию. Свекровь родилась уже в Тбилиси, накануне войны. Вскоре после рождения девочка тяжело заболела и была при смерти. Врачи оказались бессильны. Ее мама, которая даже в советское время не прекращала ходить в церковь, принесла крещенного раннее младенца к Причастию. После причащения девочка поправилась, выздоровела и потом всю жизнь, почти до самой смерти, ничем не болела.

Пережила тяжёлое полуголодное детство, бегая босиком по склонам гор, срывая сладкие травинки и представляя, что это пирожные. Впоследствии она через всю жизнь пронесла бережное отношение к еде. Тамара Ивановна никогда не выбрасывала даже крошечку, всегда всё за всеми доедая.

Я вышла замуж рано, в 20 лет. С замиранием сердца спросив будущего мужа после первого знакомства с его родителями, что сказала обо мне его мама, я услышала, что она сказала: «Не знаю, как такая хорошая девочка согласилась выйти замуж за такого оболтуса, как ты!»

Попав в семью мужа, я всегда поражалась ее всегдашней готовности с радостью служить ближнему, взваливая на себя всё самое тяжелое и трудное и при этом уверяя, что совсем не устала и не утомилась.

Тамара Ивановна вставала очень рано, ещё до восхода солнца, успев переделать все дела, так что к тому времени, когда мы пробуждались, нас ждал готовый завтрак и убранная квартира. На предложение помочь свекровь неизменно отвечала: «Что ты, спи! Я же знаю, как в молодом возрасте хочется поспать. Я привыкла рано вставать, много спать все равно не могу».

Все окружающие, кто ее знал, даже те, которые изначально были к ней не очень расположены, отмечали исходящий от нее свет, свет доброты и какого-то особенно очарования. За всю мою жизнь я не услышала от нее ни одного упрека, ни одного недоброго не только слова, но и взгляда. Мы прождали ребенка долгих 16 лет, и за эти годы Тамара Ивановна ни словом, ни намеком не обмолвилась, не упрекнула невестку. Зато каждый день молила Бога послать нам дитя, и Господь услышал ее молитвы. На долгожданного внука она не могла наглядеться.

«Такая доброта, такая милость к тебе, милость совершенно незаслуженная – подарок Божий!»

Я каждый день перед работой заходила проведать свекра со свекровью, узнать, как они, ещё и потому, что та ласка, та любовь, которой они меня окружили, просто не могли остаться без ответа. Годы были тяжёлые: газа не было, свет давали по графику. В их большой квартире холодно, неуютно. Свекровь и свекор в ста одежках, свёкор даже в перчатках – руки стынут. Но они обязательно хотят хоть чем-нибудь меня угостить. Доставая яблоко, свекровь брала старую, видавшую виды тёрку и натирала своими почерневшими от овощей, исколотыми от постоянного шитья пальцами, уговаривая непременно поесть, подкрепиться. От такой доброты, уходя, я ещё держалась, но пройдя один этаж (они жили на 7-ом), не выдерживала от душивших меня слез. Ведь так хорошо чувствуешь, понимаешь, что такая доброта, такая милость к тебе, милость совершенно незаслуженная – подарок Божий!

Но свекровь, будучи такой доброй к окружающим, была очень требовательной к себе. Не привязанная ни к чему земному, совершенно безразличная к благам земным, она до аскетизма была строга к себе. Уже в преклонном возрасте, заболев и не рискуя делать операцию, свекровь просто села на строгую диету и притом уверяла, что это для нее ничего не стоит: «Надо только сильно проголодаться, и потом даже гречка, смешанная с геркулесом, покажется очень вкусной!»

Была у семьи и одна чрезвычайная ситуация, в которой моя свекровь проявила себя очень мужественно. Вдруг по воздуху стали летать предметы, железная антенна оказалась изрезанной на несколько частей, как тонкая проволока, провод от телефона тоже был перерезан на несколько кусков, пододеяльник у некрещеного свекра был изодран в клочья. Позвали батюшку, который освятил квартиру, но помощь пришла не сразу. Моего свекра одолел большой страх, он просто больше не мог оставаться в квартире и переселился к нам. Пожилой человек, 60-ти с лишним лет от роду, который никогда не молился, стоял и читал с трепетом из молитвенника: «Господь Бог наш…».

Но свекровь не хотела уходить. Я пошла к ней уже к вечеру, обязательно решив уговорить ее уйти оттуда, хотя бы на время, так как не представляла, как она останется там ночью одна. Тамара Ивановна встретила меня как обычно, лаской и любовью. В ней не чувствовалось ни страха, ни смятенья, только какая-то рассеянность. Что давало ей силы стоять как скала, когда другие не выдержали, ушли?! Наверное, только любовь и вера – любовь к ближним и вера в Господа! Мне стоило немало сил уговорить ее уйти оттуда.

Результатом всего этого стало то, что мой свёкор крестился и до последних дней ходил в церковь, исповедовался и причащался. На нем исполнилось слово святителя Феофана Затворника о том, что «иногда даётся осязательно ощутить (обращаемому) невидимую некоторую силу, среди видимых сил и явлений действующую, но разительно отличную от них и исходящую из иного мира».

Свекровь прожила 80 лет, последние годы тяжело болея. Она так не любила доставлять кому-то хлопоты, так привыкла сама заботиться о других, что, наверное, очень терзалась бы от мысли, что ее детям приходится столько беспокоиться из-за нее. Но у нее был склероз и, к счастью или нет, она этого не осознавала.

Казалось, именно к ней обращался в своём слове архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), когда писал: «Своей добротой, своей лаской и приветливостью, своим милосердием вы можете и должны светить в этом мире. Всякий малый свет угоден Богу».

Дорогие читатели! К вам обращается за помощью автор этой статьи – Ирина Крихели из Грузии. Её мама, раба Божия Вероника, находится в коме. Положение тяжелое. Просим ваших святых молитв и помощи.

Счет для оказания помощи 2202 2002 4954 8445 (Сбербанк). Это карта ее брата Шишкина Вадима. Спаси Бог!