1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кризисный центр: первый блин комом


После воскресной службы Лиза собиралась поехать в город, а потому стояла вся в ожидании, когда закроются царские врата, и можно будет со спокойной совестью хватать сумку с гостинцами для крестника и бежать на остановку.

Просмотров публикации 701

Вот она в цепочке верующих склонилась к иконе праздника, прошла к отцу Арсению, приложилась к кресту в его руках и попросила благословить на дорожку. Настоятель благословил, но, как оказалось, не только на дорожку, но и на длинную дорогу служения Господу и людям. Наложив крест на её голову, громко – так, чтобы слышали все, – сообщил:

– Хочу поделиться новостью! Вчера состоялся епархиальный совет. Одним из вопросов рассматривалось открытие на базе нашего прихода Кризисного центра для матери и ребёнка.

– О-о! Поздравляю Вас, батюшка, – обрадовалась Лиза, – Вы давно мечтали об этом.

– Нет, это я тебя поздравляю, Елизавета! Владыка благословил именно тебе возглавить этот Центр.

– Мне? А что, он знает, кто я такая? – спросила Лиза.

– На престольном дне не ты ли ему многая лета желала? А я ведь уже тогда обсуждал с ним наши с тобой инициативы, – добродушно пояснил отец Арсений.

– Я думала, что Вы просто так говорили…

– Как видишь, пустословием не грешу. А что так растерялась? Али откажешься?

– Нет-нет, возьмусь, но… вот как Вы себе представляете? Где я таких мамочек найду? Откуда они узнают, что надо ехать в наш посёлок?

Столь сложные вопросы разрешились молниеносно.

– Неужели ты думаешь, что я не подумал об этом? – переспросил её настоятель. – Всё духовенство нашей епархии будет знать, кому звонить, если к ним с такими вопросами мамочки – а может быть, даже и отцы – обратятся. И прихожане наши помогать будут. Правильно говорю?

«Правильно!», «Поможем, чем можем», «Поздравляем!» – послышались ответы верующих.

Елизавета уже и забыла, что собиралась в город. В голове её зароились мысли о том, как она будет принимать страдальцев, попавших в трудную ситуацию.

Голос отца Арсения вернул её в действительность.

– Езжай, куда собиралась. А в среду приходи к полудню. Обсудим, что нам по силам, а что нет.

***

В среду выпал первый снег. Идти по чистому, пушистому ковру было более чем приятно, тем более в храм. «Как белую дорожку белые Ангелы расстелили», – улыбнулась своим мыслям Елизавета, но и тут же отругала себя за нескромность.

Она вошла в храм и сразу увидела настоятеля. Конечно, без дела он не сидел – ремонтировал крепление дверцы маленького киота, в котором хранилась Иверская икона Божией Матери.

– С первым снегом, батюшка! – стараясь казаться беззаботной, произнесла Елизавета.

– С Божьим благословением! – тут же откликнулся он. – Видишь, какими чистыми коврами Господь твой путь в храм выстелил!

– Ой, и Вы так подумали. А я боялась…

– А ты не бойся, когда душа ликует о святом! – посоветовал он. – Ты лучше скажи, учиться на психолога готова?

– Я? – растерялась Лиза. Вопрос об учёбе был для неё полной неожиданностью.

– Ну, не я же, – по-отечески усмехнулся настоятель. – Я уже вроде как выучился в духовной академии. А вот твоего педагогического образования маловато для нашего дела.

Елизавета задумалась. Неуверенность в себе духовной дочери (тридцати трёх лет отроду) не раз умиляла духовного отца. Добрая, смелая, всегда готовая прийти на помощь, но вот ведь – и «подумать боялась»…

– Если надо, могу и за парту сесть, – наконец решилась Лиза.

– Вот и хорошо, – резюмировал отец Арсений. – Матушка Вера тебе помогать во всём обещала. Послал её в город на машине за первыми посетителями нашего приюта. Скоро будут.

– Надо ещё комнату для гостей успеть подготовить! – забеспокоилась собеседница. – Я считала, смогу по пять мамочек с детьми у себя размещать.

– Вот как? Это хорошо, когда родители для своих детей такие хоромы строят. Дом на десять комнат – любимому сыну Николаю. Дом напротив на восемь комнат – любимой дочери Елизавете. А дочь свой дом решила под приют отдать… Так?

– Так, батюшка.

– Только вот не приму я такой дар от тебя! Потому как чту волю родителей твоих покойных.

Такое решение обескуражило Лизу. Она действительно хотела отдать полдома под поселенцев духовного центра.

– В таком случае, где мы будем их размещать? – недоумённо спросила она.

– В детском саду, – спокойно ответил настоятель.

– Где? В нашем садике? – удивилась такому простому решению Лиза, но тут же спохватилась: Так он же закрыт!

– Ну, нет. Одно крыло уже работает. Детки-конфетки там играют, кушают, спят. А вот на второе крыло здания наши селянки деток, к сожалению, не нарожали.

– Ещё и уехали многие семьи с детьми, – дополнила Лиза.

Отец Арсений отнёс киот к алтарю, вернулся и продолжил:

– Так вот, я с поселковым головой беседовал насчёт льготной аренды площадей под благотворительную организацию. Он двумя руками «за», только чтобы все документы были как положено оформлены. Говорит, изгородь ставьте, чтобы отдельно существовали, и хоть завтра заезжайте. У него половина здания впустую отапливается, а греться в нём некому. Понимаешь, о чём я?

– Да-да. А если детей прибавится в посёлке?

– Потихоньку будем строить свой приют. Ну а пока мы не открылись, первую посетительницу я у себя дома размещу. У тебя и так уже спасённая тобой мамочка с ребёнком живет. Как они, кстати?

– Всё у нас хорошо! Вероника мне как родная дочь стала. Роксоланочке её полгодика исполнилось, ползать начала. Смешная такая! Глаз да глаз за ней нужен…

– Слава Богу за всё! Но и времена нынче тяжёлые, чтобы на шее сидеть. Бери Веронику себе в помощницы. По мере сил пусть включается в организационные вопросы.

***

Матушка Вера открыла и плотно закрыла двери храма. Её пушистый платок съехал на затылок, из-под него выбилась прядь русых волос. Она тут же поспешила поправить внешний вид. А вот её юная спутница покрывать голову не собиралась. Более того, она наотрез отказалась водрузить на коротко стриженный «ёжик» и капюшон собственной курточки, и шарф, и всё остальное из предложенного матушкой. Её стройные ноги обтягивали чёрные лосины. Юбка, увы, напрочь отсутствовала. Круглый живот резко контрастировал с её общим видом.

Матушка очень старалась придать беременной девице благопристойный вид, но у неё ничего не получилось. Таковой образ, похоже, ей был просто чужд.

– Подойдите сюда, – обратился настоятель к будущей мамочке.

Она послушно прошла в центр храма, хотя весь её облик говорил о глубоко засевшем упрямстве: не будет она подчиняться церковным порядкам, и всё тут.

– Скажи, дитё, а как получилось, что Господь тебя на отца Александра вывел? – спросил седобородый священник, которого она видела первый раз в жизни.

– Почему вывел? Я сама к нему пришла, – удивилась она вопросу.

– Но ведь кто-то путь в храм тебе при этом указал? – задал наводящий вопрос отец Арсений.

– Ах, это… Ну да. Мне сказали в больнице, что в церкви мне помогут.

Казалось бы, ответ девушки был исчерпывающим, но человек в рясе с крестом на груди не унимался.

– Чем? – спросил он.

– То есть? – не поняла она.

– Чем, они считают, церковь может помочь Вам?

Вопрос поставил её в тупик.

– Ну… не знаю. Они же отговорили меня… ну… Вы понимаете?..

Увидев, что девушка мнётся, отец Арсений попросил Элеонору и матушку Веру оставить их наедине.

– Вот что, милая моя, я хоть и мужского пола, но я духовное лицо, при храме Божьем состою, а потому как перед Господом, мне правду надо говорить. Стесняться не надо. Представь, что я врач. И на службе самого Главного нашего Врача состою.

– Да я того… Ну… в общем, попробую.

– Вот и хорошо. Нас здесь кроме Бога никто не услышит. Как зовут тебя?

– Надя.

– Надежда, значит. Я так понял, что тебя в больнице уговорили дать надежду выжить твоему первенцу?

– Да. Я хотела аборт делать, а они на меня там все окрысились. Ну, в общем, уговорили, чтобы не делала. Я согласилась только потому, что мне врачиха тамошняя клятвенно пообещала, что в церкви мне обязательно во всём помогут.

– А она не сказала, в чём конкретно помогает человеку церковь?

– Да она много чего говорила… И я ей много чего наговорила в ответ, и что не могу этого ребёнка оставить. У меня на жизнь совсем другие планы…

– Ну да. Хочешь рассмешить Господа – расскажи ему о своих планах. Ходит такой анекдот в народе.

– Так меня что, тупо надули? Типа того: помоги себе сам?

«Церковь создана Богом и дана человеку в помощь, но человек сам решает, по какому пути ему идти: по пути от Бога или по пути от лукавого. В рай или в ад – выбор за человеком»

– Гм-м-м… Как я понимаю, первым вас надул, в смысле обманул, ваш молодой человек. В больнице врач помогла вам не совершить смертного греха – убить ребёнка. Что же касается Церкви: здесь не надувают, здесь правдой жить учат. «Я есмь путь и истина и жизнь», – говорит Иисус Христос в Евангелии от Иоанна, глава 14. Господь – Истина, а не надувательство. А насчёт «помоги себе сам» – именно так! С Божией помощью, но человек сам преодолевает свой путь. Церковь создана Богом и дана человеку в помощь, но человек сам решает, по какому пути ему идти: по пути от Бога или по пути от лукавого. В рай или в ад – выбор за человеком. Господь-Спаситель никого не понуждает ко спасению, но идёт навстречу тому, кто идёт его дорогой.

– Шарики за ролики… К чёрту ваши заумности! Раз уж мы откровенно тут говорим, то… дайте закурить. Я только об этом сейчас думать могу. С утра ни одной затяжки. Вы хоть и в рясе, но мужик же. Должны меня понять.

– Понять – могу. Дать закурить – нет. Некурящий я мужик. Не курят в наших храмах.

– Отстой, – брезгливо поморщилась Надя.

Отец Арсений удивлённо приподнял бровь и вдруг – поблагодарил.

– Спасибо, что не матом. Потому как в церкви мат и скверна всякая тоже запрещены.

– Ну, попала… Тогда денег дайте. Я уйду отсюда и вам не надо будет меня спасать или там помогать много. А ребёнка, если рожу, подброшу таким сердобольным, как вы. Спасайте на здоровье!

– А что мешает воспитать ребенка?

– Там, где я обитаю, места ребёнку нет. Не выживет. Поэтому ничего другого мне не остаётся, как родить и отказаться.

– Вот что. Вижу, что разговора по душам у нас с тобой сегодня не получится. Не созрела ты для него. На ночь заберу тебя к себе. Матушка моя накормит, в тепле, чистоте спать уложит. Ну а завтра – сама решай: нужна тебе церковь или по другой дороге пойдёшь. И не хорохорься больше, чем нужно. Вижу, что помощь тебе позарез нужна, но ты ещё этого не поняла. Рожать скоро?

– Через два месяца. Так кто всё-таки помогает у вас: Бог или люди?

– Всё в нашем мире по воле Его совершается. Но «на Бога надейся, а сам не плошай», – говорят в народе. Если останешься – на первых порах получишь помощь от прихода нашего – возможно, не такую, на какую рассчитываешь. Работать будешь, помогать по хозяйству, но голодать не будешь, и крыша над головой у тебя будет. Община, одним словом. И ещё с этого дня ты не куришь. Это условие.

– Не могу я бросить. Сто раз уже пробовала.

– Даже ради здоровья ребёнка? А ну как больным родится?!

– Ох… Ну не ждите вы от меня, что я вдруг пай-девочкой стану.

– Хм-м. Тут задача покруче будет. Тебе придётся пай-мамочкой стать.

Надежда впервые за весь разговор улыбнулась.

– Хм-м. А Вы не такой зануда, каким вначале показались.

– Слава тебе, Господи! Вот и познакомились. А зовут меня отец Арсений. Ну а как только личные дела свои поправишь, в любое время можешь покинуть наш кризисный центр.

***

Следующее утро выдалось ясным. Снег блестел так, что приходилось сильно щуриться, чтобы оградить глаза от многочисленных микроскопических зайчиков, засевших в каждой грани каждой снежинки.

На свои тёмно-коричневые сапожки смотреть было легче, поэтому Лизавета дошла до храма, глядя, как семенят её ноги по тропинке.

Услышав голоса, она вскинула голову и увидела, как по ступеням спускается та самая первая посетительница их будущего «Кризисного центра матери и ребёнка». Отец Арсений остался стоять у входа в храм.

– Ты куда? – спросила Лиза Надю, когда она приблизилась к ней.

– О, только не это! – закатила глаза коротко стриженная красавица с пузом, не желая никаких разговоров.

И тут она поскользнулась. Лиза еле успела схватить беременную молодицу за рукав, чем помогла ей удержаться на ногах. Вместо спасибо она раздражённо фыркнула и пробурчала:

– Не надо меня спасать! Я как-нибудь сама выкарабкаюсь.

Более не оглядываясь, Надежда устремилась в сторону автобусной остановки.

– Будет трудно – возвращайся! Буду молиться, чтобы у тебя всё сложилось благополучно, – крикнула ей в спину Лиза.

Ответа не последовало.

– Первый блин комом? – спросила озадаченная Елизавета, когда поднялась по ступенькам храма.

– Не переживай, – успокоил её настоятель, – думаю, эта мамочка ещё не раз уйдёт и вернётся к нам.

– Сердитая такая! – поделилась Лиза впечатлением.

– Ничего. Бывает, встать на путь исправления непросто. Привычки мешают. Надеюсь, жизнь, которая в ней растёт, победит её духовную смерть. Во имя Отца, Сына и Святаго Духа! Аминь.