1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Марфа или Мария?


На все Богородичные праздники мы обычно слышим евангельский рассказ о двух сестрах, принявших Спасителя в своем доме, – Марфе и […]

Просмотров публикации 1 795

На все Богородичные праздники мы обычно слышим евангельский рассказ о двух сестрах, принявших Спасителя в своем доме, – Марфе и Марии. Одна из них, слушавшая слова Господа Своего у ног Его, была более похвалена Иисусом, чем другая, заботившаяся о многом угощении. Чем же прием Марии оказался Спасителю угоднее гостеприимства Марфы? Вовсе ли отвергается этим какой-либо телесный труд? И каким образом мы воплощаем сегодня два эти образа на практике?

Жизнь деятельная и созерцательная

Полностью этот отрывок из Евангелия от Луки звучит так: «В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10, 38-41).

Казалось бы, ведь ничего плохого, достойного нарекания, Марфа не делала – напротив, она была занята тем, чтобы обеспечить достойный прием Спасителя у себя в доме, готовила угощение. В то время как ее сестра Мария просто сидела и внимательно слушала слова Божественного Учителя. И именно ее похвалил Иисус, а Марфу, можно сказать, несколько пристыдил. За что – за труд? Нет, очевидно, что не за труд. А за многопопечительность, за суетность, причем неуместную, в которую она пыталась увлечь и свою сестру.  Она подкрепление сил телесной пищей поставила выше духовного насыщения, той трапезы, которую предлагал Сам Христос.

Два эти евангельских образа – Марфы и Марии – воплощают собой два типа, образа служения: деятельного и созерцательного. Так или иначе, оба они должны присутствовать в нашей жизни, однако каждому из них отведены свое время и место.

«Молись и трудись»

Некогда Ангел Господень показал преподобному Антонию Великому верный образ спасения: святой увидел перед собой человека, похожего на него же, который то трудился, то вставал на молитву. Ангел сказал  Антонию: «Делай так и спасешься». Преподобный был отшельником, монахом, но и в миру без молитвы прожить тем более невозможно, не говоря уже о труде. Не работая, человек будет голоден, а не молясь, он будет мертв – мертв духовно.

Хорошо и правильно, если и телесные, и умственные труды мы будем тоже по возможности сопровождать молитвой, если этому ничего не мешает, в любом случае, мысленно можно посвящать любой свой труд Господу, выполняя его как послушание. Но молитва всё же должна быть на первом месте, как живая связь со своим Создателем – Источником Жизни.

Попытка оправдаться делами

От некоторых людей иногда приходилось слышать: «У меня своя молитва – я молюсь делами». И так часто бывает, что человеку проще загрузить себя множеством дел, пусть даже очень полезных для окружающих, но стать на молитву перед образом Спасителя, Богородицы, собраться с мыслями ему почему-то то ли смелости, то ли времени, как он говорит, не хватает. Но Амвросий Оптинский утверждал, что во всем должна быть своя последовательность, приводя слова псалмопевца: вначале «уклонися от зла», а уже потом «сотвори благо» (Пс. 33, 15). «Уклониться от зла» можно очистив сердце, что сложно себе представить без молитвенного воздыхания, без призывания помощи Божией.

Безусловно, правильный телесный труд тоже служит для очищения, избавления от страстей. Как говорили святые отцы, когда смиряется тело, смиряется и душа. Но стоит признаться, что гораздо чаще мы пытаемся как будто оправдаться делами, а успехи в труде обычно ведут не к смирению души, а напротив – к гордыне. Но вот без телесных трудов человек может как раз прийти ко спасению (в случае болезни и немощи телесной, например), тогда как без молитвы и смирения это невозможно.

Отдавать Божие Богу

Всему положено свое место и время, но главное место в любое время должно принадлежать Творцу всех. Как говорил Блаженный Августин:

«Если Бог будет на первом месте, то всё остальное будет на своем»

Парадоксально, но не всегда и в храме, находясь на службе, мы отдаем Богу Божие, а приносим лишь то, что должно принадлежать по праву «кесарю». Речь не только о пожертвованиях или свечах, которые отнюдь не обязательны.

Часто мирская суета, пусть даже под предлогом внешнего послушания, проникает на богослужение, что особенно бывает заметно на большие праздники. Мне известен случай, когда во время пения Херувимской работники храма так сильно шуршали пакетами, принесенными на панихиду (была поминальная суббота), что один человек с клироса вынужден был спуститься и сделать им замечание.

Конечно, это крайний случай. Но довольно часто даже подготовка к какому-нибудь значимому празднику, например, престольному дню, сопровождается напряженной атмосферой на приходе, даже ссорами, потому что все торопятся, чтобы успеть с излишними зачастую приготовлениями, так что даже сам праздник становится уже не в радость. Не может быть ничего хуже, на мой взгляд, чем когда православные люди не любят церковных праздников. Святые отцы говорили поэтому, что сохранить мир между братьями бывает важнее любого дела, которое ради этого можно и оставить.

Период Великого поста

Наконец, совершенно особенным временем для нас является период Великого поста. Призванный максимально приблизить наши души к некоему духовному пробуждению, он также иногда проходит быстро и бесполезно под тяжестью многих житейских попечений и мыслей совершенно не о том. Пост – это самый  лучший повод разобраться в том, что главное в нашей жизни, Кто в ней является центром. Но как раз это самое бесценное время чаще всего уходит на второстепенный мусор, в котором реализуется только человеческое «я». В этот-то период, если рассудить, мы больше всего и думаем, подобно Марфе, о том, как Христа принять, заботясь о каких-то внешних, часто обрядовых вещах, в то время как душа, подражая Марии, должна была бы сесть у ног Спасителя, внимая Его словам, потому что «блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк. 11, 28).

Постараемся последовать этому призыву Спасителя, чтобы Пасха стала истинным состоянием нашего сердца, а не просто красной датой календаря.