1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (12 оценок, среднее: 4,92 из 5)
Загрузка...

По вере вашей


Воспоминания о реальной истории, произошедшей в одном из монастырей около 10 лет назад.


Просмотров публикации 1 711

В самом обычном пригороде жила самая обычная молодая семья.

Господь даровал этой семье  единственного и любимого сына. Как и большинство верующих людей,  родители с самого рождения носили его к Причастию, часто возили  в храмы и монастыри города.

Особенно полюбился ребенку женский монастырь на берегу реки, и в его маленьком домовом храме – монастырь еще только отстраивался, – прекрасная чудотворная икона Божией Матери. Мальчишке не было и двух лет, когда он начал вставать раньше всех, будить  мать и просить: «Мама, в монастырь!» Мог и среди дня собрать маму в паломничество к любимому образу: мать не  отказывала в таких просьбах. Они шли на остановку автобуса и долго-долго ехали в старый центр города, в любимую обитель. В основном ребенок был на руках у матери или крепко держал ее за руку, ни на секунду не отпуская от себя. «Ручной он у тебя! – смеялись подруги.  – Еще и возраст такой, сейчас вообще отойти от него не сможешь…»

Однажды они приехали в монастырь среди дня. Поднялись по узкой лестнице. На этаже была только маленькая церковная лавка за витриной, в которой можно было купить свечи с иконами и записать имена на поминовение, а у витрины стояли столы и несколько стульев.  Двери справа вели в домовую церковь. К ней и подошли приехавшие мать и сын. «Идем, идем к Божией матушке!» – торопил ребенок.

Но в этот день в церковь не пускали. После службы к чудотворной иконе приехала группа паломников с другого конца страны. Вот сейчас они вышли по одному, и монахиня уже закрывала за ними храм: сначала решетку с большим замком, потом старинные деревянные двери. «Храм откроется к вечерней службе», – сказала она людям, стоявшим в лавке, и ушла. Уходя, она чуть не споткнулась о стул у самых дверей, на котором сидела еще одна насельница, пожилая и маленькая. Она, казалось, улыбалась с полузакрытыми глазами, в руке двигались четки.

Ребенок нахохлился, как воробей, и забрался на руки к матери.

– Ну что ж, зайка, – сказала мать  сыну. – Давай возьмем домой пару свечек и поедем?

Она опустила его на пол. «Мама!» – крикнул ребенок. В очереди засмеялись.

– Подожди, сыночек, прямо минутку, – сказала мать и отпустила его руку. Ровно на такое время, которое было нужно, чтобы одной рукой протянуть деньги суровой матушке в окне, а второй – взять несколько свечей.

Потом она обернулась.

Ребенка не было.

Она, еще ничего не понимая, огляделась по сторонам. Заглянула под стол и стулья. Мальчика не было и там.

Она перепуганно посмотрела на стоявших рядом людей. Они ответили ей такими же испуганными взглядами. «Но ведь только что здесь был!» – протянул какой-то мужчина и растерянно вернул на макушку кепку, которую держал в руках. Еще пара женщин , как и она, заглянули под стол.

Мать подбежала к лестнице, поднялась наверх, – лестница вела в келии.

– Нет, не пробегал, – ответила ей монахиня, сидевшая у дверей.  – Чуть больше двух лет? – и она озадаченно  посмотрела на высокие ступени.

Мать выбежала на улицу. Ребенка во дворе не было.

– Сыночек!!! – закричала она.

Сколько она искала его и что вообще было дальше – мать помнит плохо. Были матушки, выходившие с сердитым окликом «вы в монастыре, почему кричите» – и остававшиеся искать.

Откуда-то появились люди,  много людей. Она подбежала к ограде монастыря, подумала о том, что за высокой стеной – город, весь город, –  и сползла на землю. Пыталась достать телефон, набрать номер, пальцы дрожали.

Вдруг буквально у самого уха раздался спокойный голос:

– Идёмте, женщина. Нашелся ваш мальчик.

Она обернулась и упала, ноги не слушались. Несколько пар рук подняли ее и понесли. По лестнице она попыталась идти сама, но на этаже ноги вновь подкосились, и те же руки снова подхватили её.

Перед ней были распахнутые деревянные двери храма. Решетка по-прежнему оставалась закрытой на большой замок… а из храма, держась за прутья этой самой решетки, ей радостно улыбался  маленький сын!

Пожилая монахиня подбежала к ней, как к родной:

– Когда вы кричать начали, я услышала из храма тоненький голосок: «Мама, я здесь!» Мне не поверили, сказали – глупая, как он может быть в закрытом храме? А я говорю – вы откройте, откройте! Открывают. А он стоит у самой чудотворной иконы нашей Владычицы – и молится! Ну надо же!

Замок наконец открыли, ребенка подхватили на руки.

– Сыночек, что же ты со мной сделал, – прошептала мать . – Я так испугалась…

А сын, ничуть не боясь ни толпы, заполнившей помещение, ни чужих дяденек, державших его, весело крикнул:

– Мама, как же ты могла испугаться? Я же был у Божией Матушки!

– Молодец мальчишка, – смеялся кто-то из мужчин, – хотел к иконе – и попал! Во вера у парня, а?

– А мы и видели, как он туда хотел сразу, только в церковь и рвался! – сказала одна из женщин, заглядывавших под стол, – сейчас толпа оттеснила их к самой витрине.

Матери и сыну помогли выйти на улицу. Кто-то вернулся, чтобы  дописать записки, еще немного поговорили о происшествии.

– Двери плохо закрыты были! Надо же было поискать…

– Нет, как же плохо, там замок. Может – вбежал, когда паломников сибирских выпускали, а мать и не заметила?

– Так никто не заметил…

И только маленькая пожилая монахиня вновь сидела на своем стульчике.

Она по-прежнему улыбалась и перебирала четки.

Вы можете поаплодировать автору0