1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,43 из 5)
Загрузка...

Променять ребенка на квартиру или Гавайи? Никогда!


Вере не везло в жизни почти с самого начала. Когда ей было 4 годика, мама бросила семью и уехала с кавалером в другой город. О девочке никогда не вспоминала. Вера не помнит мать и не знает, как она выглядит. Дома не осталось ни одной ее фотографии. Папа долго не грустил, и вскоре у малышки появилась мачеха.

Просмотров публикации 1 357

Всё воспитание новой мамы сводилось к замечаниям и жестоким наказаниям. За случайно разбитую чашку она ставила девочку на колени на горох, за запачканное платье била ремнем. Любая провинность – и Вера оставалась без обеда и ужина. И папа был груб и суров с дочкой, никогда не заступался за нее. Мачеха по телефону жаловалась подругам, что у нее руки устают лупить и наказывать бестолковую падчерицу. При этом Вера – наша современница, а не девушка из XVIII века.

Одевалась девочка только благодаря сердобольным соседям. Кто-то пальтишко к осени подкинет, кто-то зимние сапожки подарит, а в первый класс Веру собирали всем двором: немецкий портфель купили, тетради, самые красивые наборы ручек и карандашей, папки для труда и ИЗО. Правда, мачеха хотела всё это «безобразие» сдать в магазин и получить деньги, ругалась с добродетелями, чтобы те дали чеки на товары. Но люди проявили жесткость и предупредили мачеху: если у девочки любая мелочевка из подаренного пропадет, то женщине не поздоровится.

Школьные годы радовали Веру бесплатными завтраками и обедами, интересными книгами и экскурсиями. Мамы одноклассниц приглашали ее покушать и поиграть к себе домой, а также помогали сделать уроки. Внимание чужих родителей, уют, ласковые слова, чужие братики и сестры, домашние питомцы – такой контраст с тем, что было у Веры в семье.

После 8 класса мачеха сказала Вере, что хватит «валять дурака», пора идти работать, чтобы возвращать свой долг!

– Ты у меня забрала не только деньги, но и молодость и здоровье, всю зарплату будешь лично мне отдавать, а иначе выставлю на улицу! – пригрозила мачеха.

Девушка выучилась на продавца в торговом техникуме, хотя мечтала стать врачом и училась хорошо, без троек.

Потом Вера работала, а все деньги несла домой, на себя ничего не тратила. Но мачехе было мало:

– Ты молодая, симпатичная, давай знакомься с покупателями с большими кошельками, раскручивай их! Ну что я тебя учить буду, сама всё должна понимать. Умные девушки любого могут раскрутить на деньги.

Вере планы мачехи не нравились, но та капала и капала, а однажды собрала все вещи падчерицы и выставила на лестничную клетку. Вера чувствовала себя Соней Мармеладовой. С одним познакомилась, с другим… Одна из «раскруток» закончилась беременностью Веры. Ухажер жениться не собирался, так как у него уже была семья, и уходить из нее он и не думал. Он сразу предложил Вере сделать аборт, а в качестве компенсации обещал купить небольшую квартиру.

Вера была как в стане врага. Будущий отец отрекся от еще не родившегося ребенка, мачеха вообще способна спустить с лестницы. А менять собственного ребенка на квартиру, совершать убийство беззащитного существа Вера не могла. Ей от покойной бабушки осталась маленькая икона святителя Николая Чудотворца. В трудные минуты девушка тайно обращалась к святому с молитвами, просила дать совет и помощи. Сама для себя она решила максимально долго скрывать от своей семьи новость о ребенка.

Но план не удался. Веру по утрам сильно тошнило, голова кружилась. Мачеха быстро разобралась, в чем дело. Она тоже настаивала на аборте. Более того, не пожалела своих денег на платную операцию. Сопровождала Веру на анализы, визиты к врачу, которые приняты до аборта. В назначенный день она за руку довела девушку к платной клинике, осталась стоять под дверью, чтобы убедиться, что от пополнения в семье избавятся раз и навсегда.

«И тут произошло какое-то изменение внутри Веры, и она вытерла слезы»

Вера шла на ватных ногах, из-за слез ничего не видела. Она поцеловала свой нательный крестик, достала бабушкину икону: «Прости меня, Господи, прости меня, святой Николай, прости, малыш».

И тут произошло какое-то изменение внутри Веры. Она вытерла слезы и решила, что одно дело терпеть унижения от мачехи, отца, а другое – согласиться на убийство ребенка, быть заодно с палачами и отдать на растерзание кроху. «Надо бороться за жизнь малыша! Бог послал ребенка, даст и на ребенка!», – с такими словами Вера развернулась и пошла на выход. Ей вслед кричали сотрудницы клиники: «Вы куда? Палата в другую сторону, не задерживайте врача. Убегаете – деньги не вернем!»

В этот же день Вера ушла из дома. Почти месяц она скиталась по квартирам подруг и знакомых. А потом решилась и позвонила отцу ребенка. Неожиданно бывший ухажер оказался более милосердным, чем мачеха. Он искренне удивился, что Вера отказалась от аборта и не польстилась на квартиру, убежала от мачехи и родного отца, чтобы спасти ребенка. По опыту его друзей, молодые женщины решаются на аборт и ради меньших обещаний. Да и сам он не собирался покупать недвижимость любовнице – это были только слова, чтобы избавиться от ребенка. Правда, он раскаивался в этом: «В конце концов, ребенок ни в чем не виноват, да и не по-человечески и не по-христиански резать ребенка!» Он снял ей небольшую комнату, помогал материально.

Время шло, дочка Серафима росла. Вере хотелось домашнего тепла, внимания, любви. Девочка была не только сообразительной и развитой – она как будто с самого детства понимала, что некоторые вопросы могут сильно ранить маму. Например, почему у всех ребят в садике есть папы и бабушки с дедушками, а у меня нет. Она никогда не спрашивала, почему приходящий раз в месяц с одними и теми же подарками дядя Витя зовет ее дочкой, а сам не остается дома. Да и на часы смотрит каждую минуту и куда-то торопится.

Однажды в храме Вера перед иконами святителя Николая Чудотворца и Пресвятой Богородицы «Нечаянная Радость» впервые помолилась о создании семьи. До этого ей казалось дерзким для матери-одиночки просить великих святых о женихе. Но она устала быть все время одна, от косых взглядов соседей. Да и слово «мать–одиночка» звучало страшно, почти как «волк-одиночка». Ночами Вера плакала и мечтала, чтобы ее дочка выросла счастливой, чтобы ее никто никогда не бросал.

Однажды в магазин зашел моложавый иностранец. Вечером он зашел уже с огромным букетом. Потом были приглашения в театр, кино, рестораны. Через какое-то время загадочный кавалер, Брендан, изъявил желание взять Веру замуж, удочерить Симу и уехать всем вместе в США. Вера думала, что это жестокая шутка. Тем не менее, документы были собраны, биологический отец Серафимы дал письменное согласие на выезд дочки…

Новая семья оказалась в Штатах. Муж Брендан оплатил Вере обучение на медсестру. В результате она через три года устроилась в хороший госпиталь. О Симе отчим заботился, помогал на первых порах с уроками, играл с ней в теннис, учил плавать в бассейне. Всё было радостно и хорошо.

Но всё изменилось, когда Вера узнала о своей беременности. Она поспешила поделиться доброй новостью с мужем.

Брендан не разделил радости:

– Делай аборт. Мы хорошо живем, денег нам хватает, надо еще откладывать на образование Симе, на новую машину.

Вера расплакалась. Чтобы ее успокоить, Брендан пообещал:

– Сделаешь аборт, куплю недельную поездку на Гавайи!

– Как ты можешь? Я никогда не поменяю ребенка на Гавайи и вообще ни на что! Ты же сам много лет назад потерял сына (мальчик от первого брака на велосипеде попал под грузовик). Тебе Господь, может быть, сына посылает, чтобы восполнить утрату, а ты – аборт! – не могла успокоиться Вера.

Неделю Вера плакала, муж ее ходил задумчивый и грустный. Позже он сказал Вере:

– Ты права, ребенок – это дар Божий! Меня бес попутал. Я же сам из строгой католической семьи, у меня пять сестер и три брата. Слово «аборт» вообще не произносилось дома, а уж тем более ни одна женщина в семье не совершала такой грех. Конечно, мы оставим ребенка, не важно – девочка или мальчик! Все дети даруются Богом, только глупые и жестокие отказываются от своих детей и делают аборты.

Вера никогда не была так счастлива в жизни! Новорожденного назвали Николаем. Вера же с детства обращалась к святителю Николаю за поддержкой, за ниспосланием жениха и семейного счастья.

А Гавайи? А они никуда не делись. Семья сделала единственный правильный выбор – сохранила жизнь малышу, и неожиданно Брендану предложили повышение по службе и новую зарплату. В отпуск на загадочный и манящий курорт смогли поехать всей семьей уже через год. Это был всего трехдневный отпуск, зато все были вместе и счастливы.

Похожие статьи