1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Счастливая ошибка


Во время четвертой беременности меня отправили на консультацию к генетику. Говорили, что все показатели, тесты хорошие, но возраст, 43 года, не шутка. Лучше показаться специалисту.

Просмотров публикации 2 186

На приеме к генетику очередь огромная. Среди пациенток немало совсем молодых будущих мам. Все напряженные. Я взяла книгу с собой, но любимое занятие – чтение – не получается, перечитываю по несколько раз одну и ту же страницу. Это от волнения: вдруг врач скажет что-то плохое. А одна пациентка, Вика, наверное, единственная в очереди, кто не волнуется. Всем улыбается, бодро отвечает на телефонный звонок, угощает соседок садовыми яблоками. «А Вам не страшно?», – интересуюсь я. Вика, ей 25 лет, ждет второго ребенка, засмеялась. Она очень общительная и легко делится своей историей:

Я после первых родов уже ничего не боюсь! Уже свое отволновалась, похоже. Рада, что не наделала глупостей, а поверила в силу природы, милость Божью. И всем советую не беспокоиться, не принимать поспешных решений.

Пять лет назад, когда ждала первенца, мне как-то поздно вечером позвонили из женской консультации и сказали срочно показаться врачу. Объяснили это так: анализы пришли, и они «какие-то не такие, нехорошие». Что конкретно не так, не пояснили. Ночь мы с мужем не спали, передумали самые разные сценарии: от ошибки в лаборатории до смертельного диагноза. В консультацию я прибежала за полчаса до открытия. Ходила кругами, пугая собачников и дворников. Как только консультация открылась, я в кабинет к врачу ворвалась без стука, не дожидаясь вызова. И с порога: что у меня или у ребенка не так? Врач достал анализы и сказал, что скрининг показал высокую вероятность синдрома Дауна. Дал направление к генетику. Медсестра гинеколога догнала меня в коридоре и, видимо, попыталась успокоить. Мол, я совсем молодая, красивая, здоровая, будет подтвержден синдром – есть время всё исправить. Понятно, каким способом исправить – абортом. А через год попробовать снова стать матерью. От такого успокоения меня затошнило, мысли стали путаться.

Как я дошла до дома, не помню. Помню, что это было очень долго. Кажется, переходила дорогу на красный свет, к тому же останавливалась, вытирала слезы, доставала телефон, прятала его… Из «тумана» меня вывел крик водителя, он грубо спросил, жить мне надоело что ли.

Мужу и родителям правду не сказала, решила пощадить их. И еще боялась, что муж бросит, отвернется, а родители огорчатся и попадут в больницу с сердечным приступом. А слезы, красные глаза, плохое настроение объясняла гормональными изменениями. Закрылась у себя в комнате и бесконечно повторяла: «Мама дауна, ребенок-даун». Какие только страшные мысли мне не приходили в голову… И тут вдруг озарило: а как же мой кот Дымок? 13-летний любимец, совсем старый и беспомощный, у него зубов давно нет, только я кормлю его из пипетки. Кто о нем заботиться будет? Он же без меня пропадет. Полуслепой кот, не зная того, встряхнул меня. Конечно, немного успокоившись, я вспомнила мужа, родителей. Как им будет больно!

Схватилась за голову от мрачных фантазий. У меня же бабушка в хоре пела в храме, который не закрывался в советские времена. Она не боялась насмешек соседей, коллег. Продолжала петь в хоре и верить в Бога, когда ей намекали, что уволят ее за антисоветское поведение. А я, молодая, сильная, с любимыми родителями, заботливым мужем, от какой-то бумажки с анализом расклеилась?

Грустной новостью поделилась с близкими. Волновалась, что скажет муж. Нередко мужчины уходят из семьи или уговаривают избавиться от ребенка с таким врожденным заболеванием. Муж, не задумываясь, пообещал, что будет меня любить всегда и поддержит любое мое решение. Главное – вместе, а вместе справимся с любой бедой. Родители успокаивали: не стоит торопиться с выводами, надо послушать генетика.

Папа математик, поэтому любит рассуждать логически и последовательно, так вообще нарисовал схему. Случай А – результаты ошибочные. Это самый лучший вариант. Случай Б – тест корректный. Есть несколько векторов движения. Первый – отчаяться и пойти избавиться от ребенка. Второй: родить и отказаться от ребенка. Третий: понимать, что мы верующие люди, надеяться на милость Божью, и тяжелее креста, чем сможем поднять, не даст Господь. Первых два «вектора» всей семьей единодушно отбросили, даже не рассматривая и не обсуждая. Остался третий пункт. Меня долго потом родные обнимали, плакали со мной вместе и корили за то, что я сразу не поделилась с ними своими волнениями.

К генетику мы пошли с мужем и моей мамой. Прямо такая группа поддержки была у меня. Медик посоветовала сделать инвазивный тест. Также она на основании медкарты и истории болезни близких родственников сделала вывод, что повода для беспокойства у меня нет. Процент рождения полноценного ребенка, по ее подсчетам, был 85. От инвазивного я отказалась. Мы в семье еще до похода к генетику приняли такое решение. А духовник поддержал нас. И я ответила врачу словами батюшки: «Неважно, какой будет результат инвазивного теста, я все равно будут носить этого ребенка под сердцем, а после родов разве смогу обидеть, бросить ни в чем не повинное дитя? Это по-медицински даун, а по-матерински – маленький котенок или медвежонок, да просто самый лучший и милый. Никому не дам его в обиду. Будем любить его, а любовь сильнее всех диагнозов».

Врач сказала, что это мое право – отказаться от процедуры, а ее обязанность – предложить тест.

Муж и родители делали всё, чтобы я не думала о страшном диагнозе. Даже сами медики говорят в шутку, что на 100% точные результаты показывает только вскрытие. С мужем гуляли каждые выходные по несколько часов в лесопарке, ходили в театры, даже на безопасных аттракционах катались. Мы всей семьей ездили в Сергиев Посад в Свято-Троицкую лавру. В одну из таких поездок произошел случай, который запомнился навсегда. После Причастия пили чай с местными медовыми коврижками, людей было много, так как воскресный день. Мимо шел пожилой монах. Остановился рядом и сказал мне:

«Терпения и сил, роды будут непростые, но всё преодолеешь с Божьей помощью, Пресвятая Богородица будет молить Сына своего»

Я много чудесных историй слышала от людей, которые побывали в Лавре. Один, например, не знал, как избавиться от курения, а незнакомый священник сказал ему читать ежедневно по полглавы из Евангелия. Причем батюшку тот человек не спрашивал и на территории Лавры, конечно, не курил. Совет как будто Богом был послан. Неожиданно. А другая женщина примерно таким же необычным способом получила ответ на житейский вопрос, продавать отцовскую пустующую квартиру или нет. И послушалась местного священника. И не зря, цены на квартиры потом резко упали, а женщине нужно было оплатить длительное лечение своей дочери. Я верила и не верила в такие рассказы. Больше склонялась к тому, что все-таки люди приукрашивали истории. Но когда со мной подобное произошло! Беременность на мне была совсем не заметна: от ранних токсикозов я сильно похудела, и у монаха мы ничего не спрашивали. Просто чудо, по-другому не скажешь.

Роды, правда, были непростыми и долгими. Стимуляцию не делали, так как у меня были противопоказания. Я не помню, сколько часов я мучилась, кричала от боли или нет. С собой на роды я взяла икону Божьей Матери «Помощница в родах». Голова кружилась, в глазах темнело, давление падало. Но как только услышала плач собственного ребенка, всё как рукой сняло. Настроение поднялось, хотелось петь, смеяться, всех вокруг обнимать. Мне положили мальчика на живот, потом поднесли к груди. Я его обняла и поняла, как скучала по нему, как ждала его.

Диагноз не подтвердился. Мальчишка родился совсем здоровым. Уже дома мы заметили, что у сына глаза удивительные – васильковые. Муж взял его на руки и кивнул мне:

– Василек?

А ему в ответ:

– Конечно. Какое еще имя подойдет к таким глазам?

Так и назвали сына Василием. Мы были счастливы. А врачу в ЖК я не удержалась и сказала, что ребенок, несмотря на их прогнозы, родился молодцом. Врач не смутился и ответил, что нечему удивляться. Сколько случаев, когда, наоборот, все анализы, наследственность отличные, а рождается малыш с «дефектом».

У Василька скоро будет сестричка или братик. Мы с мужем принципиально не интересуемся полом ребенка, хотим, чтобы был сюрприз. История повторяется, анализы опять показывают что-то нехорошее. Но мы уже опытные и не волнуемся. Нервы, стресс только помешают будущей маме и ребенку. Молимся, исповедуемся и причащаемся. Посчастливилось: побывали в паломнической поездке на Святой Земле. И ребенок, еще не родившись, причащался у Гроба Господня.

Мы с Викой обменялись телефонами. Сейчас у нее дочка Варенька, ей уже почти четыре годика. Ходит в садик, в воскресную школу, а Василек прислуживает в алтаре.

Похожие статьи