1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Сергей Худиев: «Негодующие на Патриарха просто не поняли, о чем идет речь»


Как сообщают новостные ленты, Патриарх критически высказался о положении дел на Западе и особенно в некоторых западных христианских общинах. В […]


Просмотров публикации 2 042

Как сообщают новостные ленты, Патриарх критически высказался о положении дел на Западе и особенно в некоторых западных христианских общинах. В определенных сегментах русского интернета слова Предстоятеля вызвали сильное раздражение – причем становится очевидным, что люди негодующие просто не поняли, о чем идет речь. Хотя, вероятно, если бы они поняли, их негодование было бы еще сильнее.

«И мы знаем, какая катастрофа происходит в Западной Европе и вообще в богатом американо-европейском мире», — сказал патриарх после освящения собора Марии Магдалины в Нальчике.

По словам патриарха Кирилла, многие христиане на Западе переосмысливают основы нравственности и не только «оправдывают грех в своей общине», но и «поддерживают греховные законы, которыми оправдывается грех». Он подчеркнул, что «ничего такого» не происходит в России, потому «и православные, и мусульмане не готовы жить по законам, которые расходятся с волей Божией и с Божественным нравственным законом».

Многие люди воспринимают слова Патриарха (впрочем, как и любые слова кого бы то ни было) в контексте препирательств между двумя шовинизмами: прямым и инвертированным. Прямой шовинизм провозглашает, что Россия в высшей степени прекрасна и совершенна, ее руководство никогда не делает ошибок (и в принципе не может), она есть образец всего доброго, справедливого и, конечно же, высокодуховного, а противостоит ей порочный, растленный, лживый и коварный Запад. Проявляется такое умонастроение в вывешивании в американской сети Facebook демотиваторов, доносящих эту точку зрения в наиболее доступной форме – скажем, на одной половине пожилой содомит в перьях, на другой – миловидная русская девушка, мол, у них и у нас, оцените разницу.

Инвертированный шовинизм делает всё то же самое, но зеркально: Запад, то есть прежде всего США, есть источник всякого добра, он прекрасен и совершенен, всё, что он ни делает, есть великое благодеяние человечеству, Россия же есть отстойнейшее место на земле, населенное вечными рабами, где немногие приличные люди терзаются, как пленные эльфы среди орков. Демотиваторы, в этом случае размещаемые в российской сети «ВКонтакте» выглядят примерно так: с одной стороны, деревенский туалет в Мухозасиженске, с другой – сверкающие небоскребы Манхэттена.

В рамках этой эпической битвы слова Патриарха тут же вызывают срабатывание механизма распознавания «свой–чужой», инвертированные шовинисты опознают его как «прямого» и выдают в сеть потоки всего того, что они выдают прямым шовинистам – вот мол, наглые русские, у них туалет в Мухозасиженске, а они еще рот раскрывают хулить Сияющий Град!

«В реальности слова Патриарха вообще находятся вне контекста битвы между прямыми и инвертированными шовинистами»

Однако в реальности слова Патриарха вообще находятся вне контекста битвы между прямыми и инвертированными шовинистами. Прямой шовинизм есть глупость (но хотя бы естественная: всяк кулик в своем болоте велик), инвертированный шовинизм есть глупость – и к тому же противоестественная. Патриарх – и любой серьезный интеллектуал, рассуждающий о серьезных вещах, – вообще не на этом уровне говорит.

Его слова находятся в другом контексте, который хорошо узнаваем на фоне внутризападных споров между либералами и консерваторами, того, что американцы называют «культурными войнами». Реальность такова, что после решения Верховного суда США, объявившего «однополый брак» конституционным правом, консерваторы оказались в глухой обороне. Баланс оказался резко смещен в сторону либералов, которые развивают успех, подавляя консерваторов где только можно. Если следить за англоязычными религиозными новостями, что я стараюсь делать, картина вырисовывается довольно печальная не только с точки зрения благочестия, но и с точки зрения гражданских свобод. Раньше в США политическая культура была глубоко проникнута духом компромисса, благоразумного нежелания загонять проигравших в угол, готовностью выслушивать друг друга. Но с победой либералов в «культурных войнах» климат заметно меняется: те, кто не разделяют новой идеологической ортодоксии и продолжают считать брак союзом мужчины и женщины, клеймятся в преобладающих либеральных медиа как haters (буквально «ненавистники», или, по-русски, «злыдни») и bigots (фанатики, изуверы, люди, исполненные бессмысленной злобы из-за своих иррациональных предрассудков). Постоянно повторяется, что любой, кто не разделяет либеральной ортодоксии, – такой же дурной человек, как сторонник расовой сегрегации, и он совершенно не заслуживает быть выслушанным.

Мелкие христианские предприниматели (пекари, фотографы и т.д.) сталкиваются с судебными преследованиями и разорительными штрафами за отказ обслуживать гей-мероприятия. Государственные чиновники могут быть отстранены от работы за то, что (в нерабочее время) высказали христианские взгляды на сексуальное поведение. Управляющий крупной компании может лишиться своего места из-за того, что когда-то поддержал небольшим пожертвованием законодательную инициативу, направленную на защиту традиционной семьи. Примеры можно умножать.

Недавно президент Обама потребовал допускать в женские туалеты и раздевалки во всех государственных школах США юношей, которые психологически относят себя к девушкам (физиологически оставаясь, конечно, юношами). Такое требование, выдвинутое под страхом лишения школ федерального финансирования, нам покажется бредовым, как оно показалось бы бредовым самим американцам еще недавно, но это не фейк и не утка. Это борьба с дискриминацией т.н. трансгендеров.

Под таким давлением часть протестантских общин прогибается и заводит у себя по требованию общественности рукоположение открытых гомосексуалистов, «венчания» «однополых браков», иногда даже «благословение» абортов и соответствующим образом пересматривают свое вероучение. Приводит это, правда, к тому, что эти деноминации теряют прихожан: прогрессивная общественность как не ходила, так и не ходит, а люди, относящиеся к Библии сколько-нибудь всерьез, ищут себе другую церковь.

Западные христиане (католики и консервативная часть протестантов) смотрят на такое развитие событий с ужасом и негодованием и выказываются намного, намного более резко, чем наш Патриарх. Если Вы читаете по-английски, почитайте, например, известного протестантского лидера Фрэнклина Грэма или консервативного публициста Мэтта Уолша.

Что текущее развитие событий ведет и к дехристианизации Запада и к сворачиванию тех гражданских свобод, которые были для него характерны, – общее место в западной консервативной публицистике.

Патриарх Кирилл не говорит тут ничего, чего не говорили бы постоянно западные христиане. Вы, конечно, можете с ним не соглашаться. Но в данном случае вы не соглашаетесь с ним не как с русским, а именно как с христианином. Это часть нашей веры. Существует естественный закон и закон Божий, и согласно этому закону человеческая жизнь обладает неприкосновенностью с момента зачатия и до естественной смерти, брак – это союз между мужчиной и женщиной, люди равно драгоценны в очах Божиих, а вот образы жизни не равноценны никоим образом. Есть путь жизни и есть путь смерти, и велика разница между ними.

Все это – необходимая часть нашей общей веры и входит в резкое противоречие с тем, что продвигают политические элиты Запада. Таковы факты, и они бы не изменились, даже если бы Патриарх о них не говорил. Быть христианином – значит принимать в качестве руководства слово Божие, а не что там примет Верховный суд США или напишут в либеральной прессе.

Вы можете поаплодировать автору0