1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (12 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Слава Богу за всё!


«Епископ Игнатий учил своих учеников во время скорбных обстоятельств, так же, как и во время радостей, повторять слово благодарения Богу так часто […]

Просмотров публикации 2 560

«Епископ Игнатий учил своих учеников во время скорбных обстоятельств, так же, как и во время радостей, повторять слово благодарения Богу так часто и подолгу, как молитву Иисусову:  «Слава Богу за всё!» — и опять:  «Слава Богу за всё!».  При этой молитве отходит ропот от сердца, смущение исчезает, и так мирно становится на сердце, радостно… У Господа есть свет, которое всякое смущение отгоняет. Только бы приступила к Нему душа верою».
Игумения Арсения Себрякова

Часто подростки оказываются в растерянности перед выбором: кем быть, куда пойти учиться. Для Евгении такой проблемы не существовало: с детства она любила рисовать и, проводя за мольбертом долгие часы, год за годом шла к заветной цели.

Художником ей стать не довелось, но со временем полет творчества набрал нужную высоту. После окончания инженерно-строительного института Женя устроилась дизайнером интерьеров в частное архитектурное бюро, обрела драгоценный опыт и заняла свою нишу в этой сфере, став фрилансером.

Годы профессионального развития совпали с воцерковлением Жени. Будучи крещенной в младенчестве, назвать её верующей было трудно. Понимая, что «где-то там, в небесах, что-то есть», Евгения в церковь не ходила, да и молиться не умела. Бог вошел в её жизнь неожиданно, явив Свою великую милость.

Планы Жени разрушила болезнь. Когда врачи вынесли девушке неутешительный, страшный диагноз, она в отчаянии разрыдалась: «За что мне это? За что?!». Проплакав несколько дней, она погрузилась в депрессию, отключила сотовый телефон, перестала принимать пищу, слабея и угасая с каждым днем. Неизвестно, чем закончилась бы эта история, если бы друзьям каким-то чудом не удалось уговорить Женю поехать на Литургию в один православный храм.

Повязав на голову платок, Евгения вошла в церковь, встала в укромном уголке и, вдыхая аромат ладана, залюбовалась сиянием икон в мягком свете лампад. К горлу подступил ком, по щекам покатились слезы…

Словно короткометражный фильм, в сознании пролетела вся жизнь, как потрясающее, страшное откровение: «Пустота какая-то! Зачем всё это было?! Что впереди? Болезнь и смерть?», — с горечью думала Женя и от чувства собственной ничтожности заплакала еще сильнее.

С сокрушенным сердцем представ на исповеди, она рассказала батюшке о своей беде, раскаялась в грехе уныния. Священник благословил Евгению на лечение, она  впервые причастилась. На душе стало непривычно легко, словно внутри расслабилась натянутая до предела струна. «Почему я раньше сюда не приходила? Как же тут хорошо!» — думала Женя.

Она по-новому взглянула на себя и собственные поступки. Это зрелище представляло жалкую картину, похожую на уродливое отражение в кривом зеркале…

Через полгода после первого причастия произошло чудо — медицинское обследование показало, что заболевание Евгении излечимо, страшный диагноз не подтвердился.

С тех пор жизнь Жени разделилась на две части: до болезни и после. После чудесного исцеления из её бытия ушла суета, всё лишнее и пустое отодвинулось на второй план. Преисполненная благодарности Спасителю, Евгения понимала, что только через болезнь и скорбь Господь мог достучаться до её сердца. Слава Богу за всё!

Осознавая греховность и несовершенство человеческой природы, она старалась исправляться, овладевая с Божией помощью благодатным навыком прощения.  Главным своим грехом Евгения видела гордыню, одним из проявлений которой была обидчивость.

Специфика работы дизайнера предполагала общение с клиентом в течение длительного периода, и человеческий фактор являлся важным звеном в цепочке сложного творческого процесса.

Женя отлично справлялась со своими обязанностями, начиная от выполнения рабочих чертежей и заканчивая авторским надзором. Её «передавали» из рук в руки,  рекомендовали родственникам, коллегам и друзьям, но уходящий год в финансовом плане выдался «неурожайным». Обострились проблемы со здоровьем, а цены на лекарства, как назло, выросли в несколько раз, и Евгения в молитве обратилась ко Господу с просьбой послать ей необходимую работу.

Спустя несколько дней позвонил молодой человек, которому требовался дизайнер интерьеров. Чтобы обсудить детали предстоящего проекта, Женя  встретилась с  заказчиком, его звали Иваном.

Иван  рассказал, что уже имеет  опыт общения с дизайнерами:  двоих он со скандалом выгнал, с третьим не смог найти общего языка, четвертому тоже не заплатил.  Все они, по словам Ивана, оказались ленивыми и бездарными, словно на подбор.

Слушая собеседника, Женя смутилась и подумала: «Что-то здесь не так! Может быть, проблема в Иване? Не поступит ли он со мной так же, как  с этими людьми?» — и засомневалась, стоит ли ей браться за данный объект.

Не в силах отказаться от долгожданной работы, она решила спустить ситуацию «на тормозах» и озвучила расценки за свои услуги, умышленно завысив их, в надежде, что Иван сам откажется от сотрудничества. Но это не сработало. Молодой человек принял условия Евгении, и они «ударили по рукам».

Вооружившись карандашом, Женя окунулась в привычную рабочую атмосферу, вникая в суть каждой мелочи и кропотливо воплощая на бумаге творческие идеи.

В положенный срок Евгения сообщила заказчику, что проект готов, и поинтересовалась, когда ему удобно рассчитаться. Он не ответил ничего определенного, сославшись на занятость.

Прошло две недели. Евгения позвонила Ивану снова и услышала, что денег у него сейчас нет.

Спустя месяц Женя опять позвонила ему и узнала, что Ваня отбывает в отпуск к морю. В ответ на просьбу расплатиться с ней до отъезда молодой человек заверил, что  постарается, но обещание не сдержал.

Прошло полтора месяца. Женя вновь позвонила Ивану и спросила, когда наконец получит деньги за свой труд. Он ответил, что теперь ему снова некогда по причине отъезда на отдых в Ниццу.

Прошел еще месяц, известий от Вани по-прежнему не было. Призрачная надежда получить вознаграждение за честно выполненную работу таяла с каждым днем. Продолжать взывать к совести Ивана было бесполезно. Очевидно, такие ценности, как порядочность и уважение человеческого достоинства, были ему чужды.

Женя долго думала, как поступить, и приняла непростое решение. Она в последний раз позвонила обидчику и сообщила, что их сотрудничество окончено.

«Конечно, нужно его простить! Только как?»

Сокрушаясь от несправедливости, ругая себя за то, что, подобно ослу, поддалась искушению съесть подвешенную на удочке морковь, она потеряла покой. Навязчивое состояние тревоги не отпускало, и Евгения отправилась в паломническую поездку в  монастырь.

На исповеди она покаялась, что ненавидит одного человека за то, что он её обманул. Батюшка посоветовал:

— А ты прости его!

Простить? Конечно, нужно его простить! Только как? Женя понимала, что каждому рано или поздно придется ответить за свои деяния, но ей так хотелось, чтобы Иван получил по заслугам уже сейчас.

Вернувшись домой, она подошла к иконе святого Николая Мирликийского и, повинуясь внезапному порыву, мысленно произнесла: «Святый Николае! Вразуми Ваню, как должно человеку жить по совести!» — и, помолившись, постаралась вычеркнуть из памяти  события последних месяцев, словно нелепое, досадное недоразумение.

Следующим вечером Евгения получила сообщение от Ивана. Он писал, что виноват, просил прощения и предлагал встретиться, чтобы рассчитаться.

Прочитав текст, Женя удивилась и сначала даже обрадовалась. На смену радости пришло  чувство стыда: как могла она ненавидеть человека лишь за то, что тот оступился? Глядя на лучезарный лик Святителя-Николая, она заплакала…

Утром Евгения позвонила Ивану. Конечно, она его простила. Слава Богу за всё!

Иван рассказал, что прошлым вечером его тело пронзила нестерпимая, острая боль.

Прибывшие на вызов врачи отправили его в стационар. Карета «неотложки» резво понеслась под завывание сирены, а Ваня лежал на холодных носилках и думал: «За что мне это?! За что? Что впереди? Болезнь и смерть?!». Радужные планы на будущее рухнули в одночасье…  Словно короткометражный фильм, в сознании пролетела жизнь, никчемная и пустая… Зачем все это было? К горлу подступил ком, по щекам покатились слезы, и отчаянно захотелось хоть что-то исправить прямо сейчас. Дрожащими руками он схватил телефон и отправил Жене сообщение, умоляя себя простить…

Слава Богу, все обошлось консервативным лечением пиелонефрита, которым ранее Ваня не страдал.

После выписки из больницы он встретился с Евгенией и, виновато пряча глаза, вручил девушке пухлый конверт. Она открыла его, отсчитала несколько купюр и вернула обратно.

Иван пытался возразить, но Женя ответила:

— Оставшейся суммы достаточно. Спаси Господи, Иван! Порой мы спотыкаемся и падаем, но, отряхнувшись, вновь встаем с колен и продолжаем путь. Слава Богу за всё!


ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Игумения Арсения и схимонахиня Ардалиона. Путь немечтательного делания. М.: Правило веры, 1999.