1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,43 из 5)
Загрузка...

Великопостные искушения или Как не замолить друг друга до смерти



Просмотров публикации 1 332

Великий пост – это время усиленной работы над собой, время молитвы и воздержания, время круглосуточного бдения и борьбы с самим собой, со своими страстями и похотями. Каждому, кто живет церковной жизнью, участвует в церковных таинствах, известно такое понятие, как великопостные искушения. В дни поста с людьми происходят какие-то невероятные события, они подвергаются испытаниям, которые никак невозможно объяснить с рациональной точки зрения, и человек, не обращающий внимания на духовную причину ситуации, в которой он оказался, не проявивший бдительности, может стать посмешищем для бесов и духовно незрелых людей. И, что самое главное, стать огорчением для Бога и самого себя.

Великим постом людей в храмах бывает больше, чем в обычные дни. Есть и такие, которые посещают церковь только в родительские субботы, есть те, кто причащается раз в году, есть те, кто приходит на соборование. А где большое скопление народа в замкнутом пространстве – там сразу возникают и поводы для конфликта. Кто-то кого-то случайно или нарочно толкнет, кто-то наступит на ногу, кто-то норовит без очереди пролезть на исповедь. Духовно зрелый человек не станет вступать в препирательства, попросит прощения, даже если не виноват, а иной начинает стыдить, оскорблять и даже проклинать ближнего, грозить обидчику Божьей карой, будто именно он и есть ответственный за раздачу наказаний в небесной канцелярии.

Бывает, что находит проруха и на старух. И это особенно печально. Ибо у любого публичного конфликта есть зрители. Одно дело искуситься самому, но совершенно другое – стать искусителем для других. Надо помнить, что ссора является испытанием не только для ее непосредственных участников, зачинщиков и жертв, но и для свидетелей.

В этой связи хочу рассказать об одной неблаговидной сцене, свидетелем которой мне пришлось быть в нашем храме на Крестопоклонной неделе. У нас в приходе есть очень старый прихожанин. Уже много лет у него послушание следить за коврами. По необходимости он ковер разворачивает, а если скажут – сворачивает и убирает в шкаф. С годами выполнять эту работу ему становится все тяжелее, но, видимо, этим послушанием старик очень дорожит, и, несмотря на развивающуюся болезнь Паркинсона, трудится очень усердно. Нрав у дедушки крутой и энергии много, поэтому он щедр на замечания окружающим и зачастую ведет себя в храме не как рядовой прихожанин, а как хозяин, имеющий власть.

Люди даже жалуются на него настоятелю. Признаться, он и меня смущал неоднократно, я тоже обращалась к священнику с вопросом о полномочиях старика и выяснила, что никакого благословения поучать других у него не имеется. Единственное его послушание – это ковры. Однако когда я стала присматриваться к нему повнимательнее, то поняла, что причинами его нетерпения к другим являются снедающая ревность по Богу и старческая болезнь. Это помогло мне справиться с негативным отношением к нему.

Итак, на Крестопоклонной неделе во время службы старик подошел к иконе Богородицы и стал истово молиться. Он громко шептал слова молитвы, крестился и целовал икону. Все бы ничего, но его молитва продолжалась довольно долго, и у иконы образовалась очередь, о существовании которой старик и не подозревал. Прошла всего пара минут, прежде чем пожилая женщина, стоявшая за ним, решила, что ждать, пока «дежурный по коврам» расскажет Пресвятой Деве всю свою биографию, придется до конца службы. Такой расклад ее явно не устраивал, и она решилась приложиться к иконе с другой стороны. Возмущению старика не было предела. Он отпихнул ее со словами: «Куда ты лезешь без очереди!». «А сколько можно стоять у иконы? Вы что здесь один?» Слово за слово, и пошло, и поехало. О том, что находятся в храме перед ликом Богородицы, спорщики на время забыли. Старик решил, что в женщину вселился нечистый дух. Перекрестив свою «бесноватую» собеседницу, он начал читать «Живый в помощи», глядя ей прямо в глаза. Женщина в долгу не осталась – тоже перекрестила старика и стала читать «Да воскреснет Бог».

Так они и читали молитвы, глядя друг на друга в упор, все громче и громче, позабыв о Божественной литургии и обо всех окружающих. Это была настоящая битва титанов. К стыду своему, я отвлеклась от службы и чувствовала себя уже и не в храме, а на боксерском ринге. В правом углу ринга трясущийся от Паркинсона старик, грозно шепчущий молитву, а в левом углу – непобедимая московская бабуля в драповом сером пальто и цветастом шерстяном платочке. Однако боксерские ставки в храме не принимаются. И аплодисментов победителю не предусмотрено.

«Молитва – это наше оружие против духовных врагов, а не кулак, поднятый против ближнего»

Вместе со мной за этой дикой сценой наблюдали и молодые прихожане, оказавшиеся рядом. Высокий парень лет двадцати трех, бывающий на службе каждое воскресенье, и девушка, которую я видела впервые, смущенно переглядывались, – происшествие явно не доставляло им духовного удовольствия. «Они сейчас замолят друг друга до смерти», – наконец произнесла девушка. Парень прыснул. «Брейк», – подумала я. Дочитав «Живый в помощи», старик развернулся и отошел в сторону. Посчитавшая себя победительницей поединка бабушка с выражением полного морального удовлетворения на лице пошла в другую сторону. Богородица безмолвствовала, но мне почему-то думается, что вся эта сцена была для Нее очень огорчительна. Конечно, молитва – это наше оружие против духовных врагов, а не кулак, поднятый против ближнего.

Однажды на моих глазах произошел еще один случай. Священник уже выносил из алтаря Святые Дары, когда возле подсвечника, стоящего у аналоя, не на жизнь, а на смерть сцепились две старушки-свечницы. Предметом спора стало место для одной из горящих свечей. Они попеременно фыркали друг на друга и переставляли свечу с места на место, не обращая внимания на Святое Причастие и незримое присутствие Господа рядом с ними. Прихожане стали на них шикать, но бабушки не слышали и не видели ничего вокруг, кроме этой злополучной свечки. Вот уж поистине, такое поведение – радость для бесов и большая печаль для Бога. Хуже всего, что старушки эти – люди в церкви не случайные, не захожанки, а прихожанки. Они даже получили благословение от священнослужителя трудиться в храме. Однако это не застраховало их от потери христианской бдительности.

Вынос Святых Даров – это самый торжественный момент службы. Святое Причастие – это то, ради чего и приходят люди в храмы. Это то, чего лишены другие конфессии, это живое общение с Богом. Живой Иисус Христос с нами до скончания века. Нет ничего удивительного в том, что бесы делают всё возможное, чтобы отлучить человека от Бога, лишить его благодати Божией, ввести во грех прямо у Святой Чаши. Поэтому приступать к Причастию нужно с должным благоговением, хорошо понимая, к Кому подходишь. Однако часто приходиться слышать ненужные разговоры и препирательства в этот момент.

Однажды я видела, как в воскресный день, когда в храме много народу, женщина лет 60-ти отталкивала от Чаши мальчика лет 15-ти, требуя, чтобы он пропустил ее вперед. «Уступать надо старшим», – заявила она. Мальчик сказал ей, что сначала проходят дети. «Какой ты ребенок? Лоб здоровый», – отрезала она. «Не трамвай», – опять возразил мальчик. Я позволила себе заметить, что даже если считать его мужчиной, то в храме женщины всегда пропускают мужчин вперед. Такая уж традиция досталась православным от времен, когда всё ещё в мире было правильно, и женщины не носили брюк, не ходили с непокрытой головой, не учили мужчин жить, по крайней мере публично. Уж не знаю, кому как, но лично мне очень нравится, что в Православной Церкви уважают мужчин. И может быть, поэтому их в наших храмах в последние годы становится всё больше. Главное, чтобы не замолили их до смерти некоторые «усердные» прихожанки.

Как было бы здорово, если бы старшее поколение служило примером благочестия для молодых. Но, к сожалению, долгие годы государственного атеизма при советском режиме не прошли даром. Большинство стариков прожили основную часть жизни, не задумываясь о душе, не ходя в храмы. Они только сейчас начинают узнавать Бога, и ожидать от них четкого понимания православных традиций и обычаев было бы неправильно. Частенько многие из них пытаются принести светские правила в церковь, громко разговаривают, одеваются неподобающим образом, смущают других. Чтобы переубедить их, надобно терпение, личный пример и такт. Но лучше, чтобы разъяснительная работа проходила не во время службы в храме и уж точно не во время Причастия. Поэтому, если увидите в храме что-нибудь подобное, проявите терпение, не кричите, не воспитывайте никого, не осуждайте, а лучше следите за движением своей собственной души. И я тоже буду стараться так поступать.

Похожие статьи

Оставить комментарий