1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Эвтаназия


Как сообщают новостные ленты, в Бельгии эвтаназировали первого ребенка. Подробности не раскрываются, но говорится о том, что он был неизлечимо […]


Просмотров публикации 5 225

Как сообщают новостные ленты, в Бельгии эвтаназировали первого ребенка. Подробности не раскрываются, но говорится о том, что он был неизлечимо болен. Закон, позволяющий это сделать, был принят еще в 2014 году, но это первый случай его применения.

Глава бельгийской спецкомиссии по эвтаназии Вим Дистельманс заявил, что произошедшее — исключительный случай. По его словам, «к счастью, детей, в отношении которых рассматривается вариант эвтаназии, очень мало. Но это не значит, что мы должны лишать их права на достойную смерть».

Эвтаназия – дозволенное законом умерщвление человека медиками – первоначально была разрешена при соблюдении ряда строгих условий. Человек должен был быть безнадежно болен и, так или иначе, умирать. Он должен был испытывать невыносимые страдания. Он должен был выразить и подтвердить свое добровольное желание уйти из жизни.

«Стоит проделать в плотине одно отверстие – и плотину смоет»

В то время главным аргументом в пользу эвтаназии была боль: человек невыносимо и напрасно страдает, не требует ли милосердие сократить его мучения? Действительно, страдание – это сильный довод. Противники эвтаназии возражали, что следует стремиться к обезболиванию, а не к умерщвлению, и что разрешение эвтаназии приведет к ситуации скользкого склона – когда ее применение будет со временем становиться всё более широким. Стоит проделать в плотине одно отверстие – и плотину смоет.

Как всегда бывает с подобными предостережениями, их объявляли пустыми страшилками, которые вечно рассказывают враги прогресса. Однако страшилки стали сбываться – и через какое-то время отвалился главный аргумент – к боли. Оказалось, что эвтаназировать можно и людей, вовсе не испытывающих невыносимых физических страданий. Довод «от страдания» был использован для того, чтобы пробить первую брешь, а потом оказалось, что его можно отложить. Через какое-то время выяснилось, что второе условие, которое первоначально объявлялось обязательным – близкая смерть – тоже совершенно необязательно.

Эвтаназии стали предавать людей даже молодых и физически вполне здоровых, могущих прожить еще долгие годы, но просто пришедших в крайнее расстройство. Например, в 2016 году была предана смерти женщина, которой еще не было и 30 лет. После пережитого в детстве насилия она страдала тяжелым посттравматическим расстройством и депрессией, что и послужило достаточным основанием для умерщвления. Другой случай произошел еще раньше, в 2013 году – эвтаназирован был 44-летний «Натан» Верхелст, который раньше был женщиной по имени Нэнси. Причиной добровольного ухода бельгийца из жизни стала неудачная операция по смене пола, приведшая беднягу в глубокое уныние – но никак не грозившая смертью и не причинявшая невыносимых физических страданий.

В виду того, что аргументы к «невыносимым страданиям» и «все равно близкой смерти» уже не могут применяться, остается еще один – аргумент к личной автономии.

Мол, свобода человека священна – и если человек решает умереть, он имеет право на то, чтобы окружающие приняли и помогли реализовать этот выбор. Раньше человека вытаскивали из петли, откачивали и проводили курс лечения в специальной клинике, откуда нельзя было убежать и где нечем было самоубиться. Но теперь эти варварские времена ушли, человек имеет право на достойную смерть со всеми удобствами.

«Очень часто “я хочу умереть” означает “помогите мне жить”»

Слабость этого аргумента в том, что человек всегда принимает решения, оглядываясь на окружающих, и очень часто «я хочу умереть» означает «помогите мне жить», «покажите, что я нужен». Подловить человека, пришедшего в уныние, и умертвить его – это не акт уважения к его свободе. Это акт предательства и убийства.

Но теперь сделан еще один шаг. Теперь от умерщвляемого не требуется, чтобы он был взрослым и вполне дееспособным гражданином, ясно выразившим и подтвердившим свое желание умереть. Это может быть ребенок.

Теперь для того, чтобы совершенно легально умертвить человека, не нужно, чтобы он страдал от невыносимых болей, не нужно, чтобы он был близок к смерти, и даже не нужно, чтобы он был хотя бы в «возрасте согласия».

Что будет дальше? «Обязанность умереть», о которой уже довольно давно говорят совершенно открыто? Весьма вероятно. Но ясно, что ничего хорошего: если люди взялись катиться под уклон, им будет трудно остановиться.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0