Житейские истории


Много лет из газет и журналов, выходящих у нас в Грузии, я собираю разные истории, поведанные читателями, простыми людьми. Они […]


Просмотров публикации 2 268

Много лет из газет и журналов, выходящих у нас в Грузии, я собираю разные истории, поведанные читателями, простыми людьми. Они незамысловатые, но очень трогательные. Некоторые из них я перевела на русский язык.

Из-за неверия мужа мы не смогли венчаться

Мы несколько раз пытались венчаться, но так и не смогли. В свое время я и мой любимый убежали из дома (родители были против нашего союза), и поэтому всё у нас получилось довольно спонтанно. Когда я забеременела, мы решили расписаться и повенчаться. Мой муж был Фома неверующий и все твердил: «Ты же знаешь, я атеист. Кому оно нужно, это венчание? Главное – ЗАГС». На этой почве был у нас большой спор, т.к. я, напротив, ожидала от этого обряда Божьего благословения нашего союза.

Когда мы всё-таки подошли к церкви, где всё должно было состояться, мой муж сказал: «Мне сердцем плохо, я почему-то ослабел». Я, естественно, рассердилась: «Именно этот день ты выбрал, чтоб потрепать мне нервы?! Зайди в церковь и веди себя прилично!» «Хорошо, хорошо», – сдался он и, взяв себя в руки, стал шутить со своим свидетелем: «Ну, не верю я, хоть бы скорее всё это кончилось». Обряд начался. Как дело подошло к питью из одной чаши, мой муж закатил глаза и упал на пол. Венчание прервалось. Еле-еле мы привели его в чувство. Снова священник поднес к нему чашу с вином и снова мой муж упал в обморок. Так повторилось три раза. Как я ни просила его взять себя в руки и держаться, ничего не помогало. Потом он пришел в себя и рассказал, что предстал перед ним ангел в белом и сказал: «Ты в Бога не веруешь, поминаешь Его всуе. Пока действительно не станешь верующим, не сможешь венчаться».

Пришлось нам уйти из церкви невенчанными. Это была воля Божья, и мне пришлось смириться. Так прошло 10 лет. Я замечаю, что муж мой изменился и стал верующим. Поэтому надеюсь, что скоро наступит и тот долгожданный день, когда Господь благословит наш союз.

Тинико, 29 лет.

Журнал «Тбилиселеби» № 37, 2010 г.

Я сдал брата полиции

Мои родители по неизвестной причине потеряли первенца – девочку. Для семьи это была большая трагедия. Поэтому когда родился мой брат Важа, его тщательно оберегали от возможных опасностей и безумно баловали. Столько старались, пока не превратили ребенка в законченного эгоиста.

Когда я родился, брату уже было 5 лет. Без его согласия я не мог переключить телевизор и должен был делать всё, как нравилось Важе. Кому-то, может, трудно представить, но есть такие родители, для которых один ребенок становится культом, а другой должен ему всю жизнь служить.

Когда Важа окончил школу, родители продали трехкомнатную квартиру в центре Тбилиси и переехали на окраину на намного меньшую площадь, лишь бы купить ему машину и заплатить за учебу в институте. Но Важа всё равно ничем не был доволен. Ходил всё время раздраженный, будто делал нам одолжение своим существованием. Потом завел подозрительных дружков и зачастил в казино, где спускал почти весь семейный бюджет. Как-то ночью он схватил маму за горло и стал требовать денег, угрожая, что убьет ее. И все ему сошло с рук. Родители простили Важу. Посчитали, что у «бедного ребенка» помрачение разума, и ему срочно надо жениться, чтоб успокоить нервы.

И ему вскоре подыскали тихую, кроткую девочку с ангельским лицом. Женившись, несколько месяцев Важа выглядел совершенно счастливым. Но «новое развлечение» ему приелось, и он стал бить жену по поводу и без. Я говорил родителям и брату, что так нельзя, но мама на меня прикрикнула:

– Когда имеешь такого мужа, как Важико, надо и битье потерпеть. Раз он ее бьет, значит, сама эта жаба виновата. Доводит бедного парня.

При этом мама не смогла внятно объяснить, чем Важа был лучше других.

«Родители выгнали меня из дома, но я не жалею о своем поступке»

Однажды, вернувшись домой, я услышал, что брат с невесткой снова ругаются. Я не имел права заходить в их комнату. Но услышав дикий крик невестки, я ввалился к ним. Ани лежала на полу, а Важа стоял над ней и матюгался. Я оттащил его в сторону и нагнулся к невестке. Она не двигалась. При падении ударилась головой.

Вызвали скорую, но Ани уже умерла. Я никогда не видел брата таким испуганным. Он на коленях умолял меня:

– Скажи, что она мыла люстру, поскользнулась и упала.

Родители стали требовать то же самое.

– Если не поможешь Важико, забудь, как нас зовут!

О 25-летней покойнице никто не думал.

В больницу пришли полицейские и обнаружили следы избиений. Но родители и Важа всё отрицали, утверждали, что это был несчастный случай. Тем более что отец Ани был заграницей, а мать не могла говорить от слез.

Дело было практически закрыто, когда я понял, что не прощу себе смерть Ани. Поэтому я позвонил в полицию и рассказал, как было дело. Важу посадили. Родители выгнали меня из дома. Прошли годы. Скоро Важа выйдет из тюрьмы, но я не жалею о своем поступке.

Журнал «Гза» 2015 г.

Из-за меня невестка и сын остались бездетными

У меня не покаяние, а мука, которая не кончается. И о каком конце речь, когда каждый день я вижу самых дорогих моих людей в отчаянии и знаю, что в этом только моя вина.

У меня прекрасная невестка. Я ее приняла как дочку и очень полюбила. Войдя в наш дом, она скоро забеременела и подарила нам с мужем чудного внука. Потом относительно быстро снова оказалась в положении. Когда она мне об этом сообщила, я возмутилась.

– Какое время сейчас заводить второго? Пусть первый немного подрастет. Еще успеете! Вся жизнь впереди.

В тот период у нас были небольшие финансовые проблемы, и мы влезли в долги. Потому я высказалась довольно грубо:

– Сейчас мы не можем содержать второго ребенка. Нельзя думать только о себе.

Невестка на меня надулась, но протестовать вслух не посмела, слишком хорошо была воспитана. Но и аборт не делала. А время шло.

Я стала ругаться с сыном:

– Ты что, не видишь, в каком мы положении? Что вы выдумали – рожать второго? Ты мужчина, и твое слово – закон.

Сейчас не знаю, какой черт заставил меня так говорить. Если супруги хотят ребенка, никто не должен вмешиваться. А я посмела лезть в их жизнь со своими планами.

Как я сейчас злюсь на себя!

В итоге мой сын рассердился на жену, наговорил ей всяких слов. Бедная девочка подчинилась и пошла к врачу. Как назло, попался ей плохой гинеколог. Аборт сделал так, что невестку чудом вернули с того света. Потратили кучу денег. Врачи сказали, что родить она больше не сможет…

О том, что произошло дальше, писать не хочется. Нет сил.

Через несколько лет наш семилетний ангелочек улетел на небо.

Всё бы отдала, своей жизнью пожертвовала, лишь бы вернуть назад тот год. Если бы я тогда не настояла на аборте, сын с невесткой имели бы двоих детей, как минимум, и не были бы такими несчастными.

Но теперь ничего не исправишь.

(Без подписи)

Журнал «Сарке» 22 июля 2015 г.

Жалею о том, что плохо относилась к пасынку сына

Мне 73 года. Три месяца назад я сломала ногу и теперь прикована к постели. Единственный мой кормилец – человек, которому я причинила много боли. Это пасынок моего единственного сына.

Я всегда была сумасшедшей матерью и оберегала сына от всех неприятностей, т.к. мой муж умер рано, и мой ребенок был для меня центром вселенной. Я никогда не думала о личной жизни. Боялась, что отчим будет плохо относиться к моему мальчику. Поэтому я вырастила его так, что не позволяла даже легкому ветерку коснуться его, не говоря уже о более крупных неприятностях.

Со временем я стала подыскивать сыну невесту, да такую, чтобы все окружающие разинули рты от удивления.

«У меня потемнело в глазах, и я не помню, как добралась до постели. Слегла от горя»

Однажды мой мальчик объявил мне:

– Я хочу жениться, но знаю, что она тебе не понравится. Но я ее очень люблю.

Я похолодела и сразу поняла, что должна случиться какая-то катастрофа. Еле выдавила дрожащим голосом.

– А что в ней такого ужасного?

– Она была замужем.

Я заголосила на весь дом.

– Вай, что делается?! Чем накормили моего сына, что он потерял последние мозги?

Сын подождал, пока я перестану кричать, и добил меня окончательно:

– Смотри, с ума не сойди. У нее еще и сын есть, и он будет жить с нами!

У меня потемнело в глазах, и я не помню, как добралась до постели. Слегла от горя. Но ничего не помогло. Мой сын ушел к этой женщине.

Какое-то время я крепилась, держалась за свой принцип, потом сдалась и попросила его вернуться. Они переселились ко мне с ребенком. Это было выше моих сил. Я прямо так и говорила:

– По-моему дому чей-то ребенок ходит.

Я ненавидела этого бедного мальчика всеми фибрами своей души. К тому же он все время путался у меня под ногами.

Однажды он назвал меня бабушкой, и я вскипела:

– Какая я тебе бабушка? Не смей меня так называть!

А он уже был большим и все понимал.

Потом моя невестка родила двух девочек, которых я полюбила без памяти. Но продолжала полностью игнорировать их брата. В жизни я ему даже пуговицу не подарила.

Прошли годы. Пасынок моего сына окончил школу и поехал к своему отцу в Россию. Там выучился, обзавелся семьей и создал фирму.

И теперь содержит моего сына с семьей. Мне отдельно посылает деньги и часто спрашивает:

– Не нужно ли чего-нибудь еще?

От родных внучек я не вижу такой заботы, как от этого мальчика.

И сгораю от стыда за то, что я с ним вытворяла раньше.

Ламзира.

Журнал «Сарке» 11 декабря 2013 г.

На базаре

Я шел по Дезертирке[1] и злился на весь мир. Все деньги потратил, а сколько чего еще хотел купить. Цены взвинтили к Новому году – просто слов нет.

На выходе с базара у стенки стояла какая-то древняя старушка и тянула ко мне трясущуюся руку.

– Помоги! Бог благословит тебя! – монотонно повторяла она одну и ту же фразу.

Я не всегда реагирую на нищих. Очень их много везде – прохода не дают. Но мимо этой не смог пройти – стал шарить по карманам. Особенно запали мне в душу глаза – слезящиеся, с красными прожилками.

Я выгреб последние копейки на дорогу и отдал ей.

– Клянусь детьми, у меня больше нет.

И пошел домой.

Не хочешь тащиться через весь город с двумя сумками? Хорошо, одного маршруточника попросил:

– Довези меня по-братски. Я совсем пустой.

Довез, не послал.

А вечером звонит мне одноклассник из России, которого я не видел 10 лет, и говорит:

– Быстро беги, оформляй документы – я тебе визу пришлю. У меня тут свой бизнес. Свой человек нужен.

Фантастика какая-то. Я об этом и мечтать не мог.

Ночью снится мне та старушка со слезящимися глазами и, улыбаясь, говорит:

– Рука дающего не оскудевает…

Отари

Газета «Квирис палитра» 2004 г.

Мучения совести не оставят меня и на том свете

Я уже очень старая и больная женщина. Знаю, что скоро покину этот мир. Не воспитали меня церковным человеком, и потому нет у меня духовника, кому бы я могла исповедаться. Я давно уже не выхожу из дома и понятия не имею, как происходит исповедь, т.к. в церковь я в свое время заходила только зажигать свечки. Решила написать вам о своем грехе, который совершила из благих побуждений.

Дело в том, что много лет назад моя единственная дочь вышла замуж за очень хорошего парня. Они очень любили друг друга, но постепенно это чувство начало затухать, потому что моя дочь оказалась бездетной. Ее муж умолял ее: давай, мол, усыновим ребенка. Но она по глупости уперлась:

– Если ты меня действительно любишь, должен принять, какая я есть. А если тебя что-то не устраивает, тогда разведемся.

Хотя любила его так, что если бы он ее бросил, на другой же день бы умерла.

После долгих размышлений вызвала я к себе зятя на серьезный разговор. Сказала: «Найди здоровую женщину, которая родит ребенка и откажется от него. Потом мы подложим ребенка с отказным письмом на порог вашего дома, и моя дочь будет вынуждена его усыновить».

Про себя думала, т.к. малыш будет родным для отца, мой зять никогда не оставит мою дочь.

Вначале я услышала холодный отказ на свое предложение:

– Не хочу обманывать жену.

Потом после долгих уговоров мой зять согласился. Он так и не открыл мне, кто была та женщина, только сообщил, что она никогда не придет к ребенку. Я и не расспрашивала о подробностях. Главное, что через год в семье появился долгожданный ребенок, которого моя дочь полюбила всей душой.

Маико, моя внучка, уже студентка. Всё осталось в тайне. Хотя, когда девочка подросла, моя дочь удивлялась: «Маико так похожа на отца, как будто его родная дочь». Я всеми силами старалась ей доказать обратное: «Тебе только кажется. Ребенок похож на того, с кем растет».

С тех пор прошло 19 лет. Этот ребенок принес большую радость и объединил супругов. И все же меня мучает совесть. Уже 20 лет я обманываю собственную дочь. Знаю, если всё откроется, она мне этого не простит и откажется от меня.

Эти мучения совести я унесу с собой в могилу.

Мери, 79 лет

Журнал «Тбилиселеби» 7.05.12

Хромая невестка

Я хочу рассказать вам одну историю, не очень приятную, но поучительную.

Моя подруга много лет назад, еще в младших классах, заболела полиомиелитом, и красавица навсегда осталась хромой. Скольких потом ей это стоило мучений, и моральных, и физических, это и так ясно. Но несмотря на все проблемы, она была настолько хороша внешне и внутренне, что в поклонниках у нее недостатка не было. Многие объяснялись в любви и просили выйти замуж, в том числе и Гурам. Он был по уши влюблен в Ани. И хотя чувства у них были взаимные, Ани боялась не понравиться его родным.

Однажды Гурам все же решился рассказать о своей избраннице дома. Его мать устроила грандиозный скандал с валидолом и корвалолом в руках. Грозилась выброситься из окна, крича на всю улицу: «Ты у меня такой красивый парень всем на загляденье, и должен жениться на какой-то хромоножке?! Только через мой труп!».

Короче говоря, столько она воевала, что добилась своего – Гурам раздумал жениться на Ани.

Прошло время. Гурам женился на той, которую ему выбрала мать. Ани тоже вышла замуж. Она создала прекрасную семью, заботливая мать и жена. Свекровь на нее не нарадуется.

Два месяца назад мать Ани сломала ногу и попала в больницу. Мы постоянно находились с ней. В нашу палату положили молодую женщину, у которой было какое-то осложнение с бедром после родов. Ей неудачно сделали операцию, и она стала хромой. На другой день к ней приехали муж и свекровь.

Представьте наше удивление, когда мы узнали в вошедших Гурама и его крикушу мать.

По иронии судьбы, жена, которую она насильно навязала своему сыну, стала хромой, и ей пришлось на этот раз с этим смириться. Увидев Ани, она прослезилась и потом, вызвав ее в коридор, стала извиняться. Только кому они теперь были нужны, ее извинения?

Журнал «Рейтинг» № 49, 2010 г.

[1] Название базара (жаргон).

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)2