Шестое чувство

После расставания с Ясминой мир не рухнул, но краски его невероятно поблекли. Чтобы оставаться на плаву, Алексей с головой ушел в работу. Гоняя по своему маршруту с утра до позднего вечера, он оставлял время только для быстрых перекусов и ночного сна.

Читать далее

Дьякон и дьякония

 – М-да, отец Рустик…Вид у тебя, прямо скажу, неважнецкий, – настоятель сочувственно похлопал дьякона по плечу, когда они оба после Литургии входили в трапезную.

В самом деле, красные воспаленные глаза дьякона смотрели на мир ошалело. Его волосы и жидкая бородка торчали какими-то несуразными клочками. На громкие звуки он реагировал болезненно, морщась и сжимаясь, как от нанесенного удара.

Читать далее

Святая простота

Обычно Анфиса Савельевна не знала, во сколько проснется следующим утром. Бывало по-разному. В четыре, в пять или в шесть. Когда-то старушка набрала себе молитвенных правил и теперь пыталась за день их осилить. Вроде и не хотела изначально эти правила брать-то. Но куда деваться? Скажем, «Канон за болящих». Позвонит дочь: «Там болит, здесь торкает…» А прочтешь, и все проходит. Пришлось и его включить в ежедневные правила.

Читать далее