1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Стоит ли бояться грядущего Всеправославного Собора?


Некоторая часть православной общественности не перестает смущаться и смущать ближних своих предстоящим Всеправославным Собором. Давайте попробуем разобраться, чего опасаются наши […]


Просмотров публикации 1 716

Некоторая часть православной общественности не перестает смущаться и смущать ближних своих предстоящим Всеправославным Собором. Давайте попробуем разобраться, чего опасаются наши братья во Христе и насколько серьезны эти опасения.

Опасение №1. Соединение с католиками

Наверное, во главу опасений можно поставить опасения, связанные с вымышленной возможностью принятия на предстоящем Соборе чего-нибудь такого, что нарушило бы чистоту православной веры или даже соединения с латинянами.

Что же на это можно ответить?

Что в повестке Собора не значатся вопросы догматического характера.

Если проанализировать современную практику принятия документов, касающихся практической стороны жизни в Русской Православной Церкви (положения «О монастырях и монашествующих», «Об участии верных в Евхаристии»), то нельзя не отметить, что прежде утверждения эти документы обсуждаются в течении нескольких лет, редактируются в соответствии с поступающими замечаниями и только потом соборно утверждаются. Если такая деликатность соблюдается в вопросах, не относящихся к вероучительным, то как можно предположить, что «завтра» Патриарх примет новое исповедание веры, которое будет противоречить церковному Преданию? Согласитесь, что звучит несколько абсурдно.

Опасение №2. В Церкви установлено 7 таинств, 7 Соборов и больше быть не должно

Сейчас, наверное, в каждом учебнике догматики написано, что это не совсем правильное утверждение начало складываться в позднее Средневековье и окончательно закрепилось в XVIII-XIX веке. По большому счету, каждое священнодействие таинственно и благодатно, и разделять «таинства» от «нетаинств» в общем-то сложно. Например, почему венчание – таинство, а пострижение в монашество – нет? Если сказать, что брак в Кане Галилейской посетил Господь, то можно возразить, что и монашеские установления не чужды Новому (да и Ветхому) Завету. Несмотря на то, что сложно найти автора утверждения «В Церкви все таинственно», оно намного больше соответствует Преданию Церкви, чем утверждение о достаточности семи таинств.

Что до утверждения о невозможности Восьмого Вселенского Собора, так это почти неправда.

Дело в том, что согласно практике тех самых семи Вселенских Соборов, статус «Вселенского» Собор присваивал себе не самостоятельно, но утверждался следующим Собором. И получается, если Собор 787 года назван «Вселенским» и сделал это следующий Собор, то по факту был не только Седьмой, но и Восьмой собор. Если говорить точнее, то Четвертый Константинопольский Собор 879-880 года, собранный святителем Фотием Константинопольским, признал за Вторым Никейским Собором 787 года статус Вселенского. И даже в Википедии написано, что в греческих Православных Церквях Собор 879 года почитается Вселенским.

Можно кратко резюмировать, что и Соборов восемь (не считая Поместных, чьи решения также входят в корпус канонического права), и таинств намного больше семи.

В завершение кратких размышлений хотелось бы заострить внимание на следующем.

Собор, который не претендует на роль Вселенского, ни восьмого, ни девятого, еще даже не начался. В ответ на критику опубликованы проекты запланированных к обсуждению документов, догматические вопросы в повестке не стоят, а ситуация вокруг него всё равно подогревается вбросами о предстоящем конце мира и угрозе православию. В некоторых версиях предполагается закончить все совершенно счастливо: изгнанием всех «злочинных» священнослужителей и воцарением на Руси православного самодержца – чем не современный хилиазм? Вновь, как в беспорядочные 90-е, из потаенных комнат выбрались на свет и собирают под свои знамена дезориентируемую паству всевозможные «духовные авторитеты», шаблонно враждебные священноначалию.

«По благим ли чаяниям или по злому устремлению, но направлено это нагнетание страстей на нарушение церковного единства»

По благим ли чаяниям или по злому устремлению, но направлено это нагнетание страстей на нарушение церковного единства. Учитывая особую роль Церкви в обществе, указанную, например, в преамбуле к 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и сложную общественно-политическую обстановку, церковные нестроения могли бы быть полезными вполне определенному кругу лиц (порой даже «подметные письма» о необходимости смены русского Патриарха приходят, судя по электронным адресам, с одной обуреваемой сопредельной территории).

А может быть, всё проще? И не внешний враг всему виной, а просто приятно себя любимого… ой! грешного и недостойного, считать праведнее, образованнее и дальновиднее нескольких сотен высших церковных иерархов со всего мира, принимающих участие во Всеправославном Соборе?

Никита Двинянинов

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0