Чудесная помощь и явления Богородицы на войне


Как говорили ветераны Великой Отечественной, да и воины, прошедшие через горнило других военных конфликтов, «на войне и в окопах атеистов […]


Просмотров публикации 19 991

Как говорили ветераны Великой Отечественной, да и воины, прошедшие через горнило других военных конфликтов, «на войне и в окопах атеистов не бывает».

Многие советские солдаты после войны пополнили ряды духовенства или стали насельниками монастырей. Иные не пошли так далеко, но навсегда в своих сердцах сохранили веру в Бога и твёрдое убеждение, что именно Господь или Матерь Божия уберегли их от смерти.

матерь Божия сама испытала боль утраты, когда Её сын, Богочеловек Христос был на кресте. тогда ещё позорном, лишаем жизни. Поэтому Она так живо откликается на молитвы матерей о своих чадах и так скоро приходит к ним на помощь в минуту опасности. Некоторые случаи помощи Богородицы и явления Её воинам на поле боя представляем вниманию читателей:

Явление на Курской дуге

«Мой дядя видел во время войны Матерь Божию, — это было на Курской дуге. Она явилась на небе, указала рукой в сторону немцев, как бы обозначая направление нашего наступления. Вся рота это видела — и все упали на колени, все уверовали и сердечно молились Пресвятой Богородице. А война с того дня потекла, действительно, в другом направлении — русские стали наступать. Так мой дядя-фронтовик стал верующим…» — вспоминал один из наших современников в книге «Православные чудеса XX века»

«А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!»

В молодости он был неверующим человеком. Когда началась Великая Отечественная война, его, офицера, призвали на фронт. На прощание мать дала ему иконку Божией Матери и завещала: «Сынок, когда тебе будет трудно, достань иконку, помолись Богородице — Она тебе поможет!» Материнское напутствие не изгладилось из памяти: согревало, вселяло надежду.

Однажды с группой своих солдат он попал в окружение в лесу, был ранен. С трех сторон немцы, с четвертой — вязкое болото. Тут-то и вспомнил он материнский наказ. Поотстал немного от своих, достал иконку и, как мог, стал молиться: «Богородица Дева, если Ты есть — помоги!» Помолился и возвращается к своим, а рядом с ними стоит старушка, обращается к ним: «Что, заплутали, сынки? Пойдемте, я вам тропочку покажу!» И вывела всех по тропочке к своим.

Отец Алипий отстал опять и говорит старушке: «Ну, мать, не знаю, как тебя и отблагодарить!» А «старушка» ему отвечает: «А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!» — и пропала, как будто и не было. Тут-то и вспомнил он прощальное материнское напутствие, тут только и понял он, что это была за «старушка»!

И слова те оказались неложными: действительно, и служил он потом всю жизнь Божией Матери — долгие годы был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Так рассказал о себе наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов).

Плач Богородицы — рассказ фронтовика

Место, где мы сидели в окопах, казалось каким-то особенным. Словно кто-то помогал нам: немцы атаковали нас превосходящими силами, а мы их отбрасывали, и потери у нас были на удивление небольшими.

А в тот день бой был особенно жестоким. Вся ничейная полоса покрылась телами убитых — и наших, и немцев. Бой стих только к вечеру.

Мы занялись, кто, чем в ожидании, когда нам ужин привезут. Я достал кисет, закурил, а земляк мой, Иван Божков, отошел в сторону.

Вдруг вижу: Божков высунул голову над бруствером.

— Иван, — кричу, — ты что делаешь? Снайпера дожидаешься?

Божков опустился в окоп — сам не свой. И говорит мне тихо:

— Петя, там женщина плачет…

— Тебе показалось, откуда тут женщине взяться?

Но когда со стороны немцев стихла «музыка», мы услышали, что где-то и вправду плачет женщина. Божков надел на голову каску и вылез на бруствер.

— Там туман клубится, — говорит он нам. — А в тумане по ничейной полосе в нашу сторону идет женщина… Наклоняется над убитыми и плачет. Господи! Она похожа на Богородицу… Братцы! Ведь нас Господь избрал для этой памятной минуты, на наших глазах чудо совершается. Перед нами святое видение!..

Мы осторожно выглянули из окопа. По ничейной полосе в клубах тумана шла женщина в темной и длинной одежде. Она склонялась к земле и громко плакала.

Тут кто-то говорит:

— А немцы тоже на видение смотрят. Вон их каски над окопами торчат… Да, тут что-то не так. Смотри, какая Она высокая, раза в два выше обычной женщины…

Господи, как же Она плакала, прямо в душе все переворачивалось! Пока мы смотрели на видение, странный туман покрыл большую часть ничейной полосы.

Мне подумалось:

«Надо же, будто саваном погибших укрывает…»

А Женщина, так похожая на Богородицу, вдруг перестала плакать, повернулась в сторону наших окопов и поклонилась.

— Богородица в нашу сторону поклонилась!

Победа за нами! — громко сказал Божков.

Женщина с двумя воинами в старинных доспехах — рассказ фронтовика

В одном из боев он был контужен и остался лежать на земле под мертвыми телами своих боевых друзей. Когда очнулся, увидел поразившую его картину: по полю ходила женщина с двумя воинами в старинных доспехах.

У воинов в руках находились чаши. Женщина что-то брала из чаш и вкладывала в рот некоторых из лежащих на земле солдат. Подошла к раненому, а у него нет сип подняться, хочет крикнуть, а не может.

— А этот трус, — сказала женщина и пошла дальше. Непонятно, откуда у него силы взялись, приподнялся и закричал:

— Я не трус, помогите.

— Посмотрим, — ответила женщина, — найди Евангелие на славянском языке и всегда носи его с собой — тогда вернешься домой живым.

Наши войска уже отошли далеко, и ему пришлось выбираться из окружения. В ближайшем селе он нашел в брошенном доме Евангелие на славянском языке и спрятал его на груди.

Когда вышел из окружения, естественно, попал в штрафную роту и почти до конца войны воевал вместе со штрафниками. Евангелие зашил в одежду и постоянно носил с собой.

В каких только переделках не побывал, штрафников посылали в самые безнадежные места, в прорывы и т.д. Бывало, что после боя оставалась в живых половина подразделения — и он среди них; бывало, оставалось четверо — и он среди них, а бывало, что оставался в живых он один.

И все же прошел по дорогам войны до победы и вернулся домой.

Седой Киселёв — рассказ священника

По-настоящему верующим человеком о. Олег (Олег Викторович Киселев) стал в годы Великой Отечественной войны. В 1944 году, уже пройдя немало фронтовых дорог, он оказался под Ленинградом. Немцы отходили с тяжелыми боями и большими потерями, но дрались ожесточенно.

— Была долгая вражеская артподготовка, — вспоминает отец Олег, — потом пошли немецкие танки, наши подбивали их из орудий, а я с напарником — из противотанкового ружья.

Подбили мы два танка, но немцы прорвались и стали «утюжить» наши окопы: наезжали на окоп и, пройдя по нему гусеницами, пытались раздавить солдат, оружие, разрушить окоп…

Мы стреляли по танку, но он двигался вперед: земля осыпалась, танк ревел, заглушая все. Я оказался под ним, гусеницы почти задевали меня, окоп оседал, оседал также и танк. Меня засыпало землей, танк ворочался надо мной. Вот-вот буду раздавлен. Не страх охватил меня, а беспредельный ужас!

И тогда вспыхнула в моем сознании молитва: «Господи Иисусе, Сыне Божий! Пресвятая Богородица! Спаси и помоги!»

Всю свою душу вложил я в эту неистовую мольбу к Богу и Пресвятой Богородице. В сотые доли секунды пронеслась вся моя жизнь передо мною, но особенно четко пронзила мысль о Боге, моей вине перед Ним.

А далее… Танк, проутюжив окоп, пополз дальше, но был подбит — об этом я узнал позже. Меня солдаты отрыли, вытащили, влили в горло водку — и я быстро пришел в себя. Подошел лейтенант и удивленно воскликнул: «Ребята! Взгляните на Киселева, он весь седой!» Действительно, за несколько минут, проведенных под гусеницами танка, я поседел.

Там же, на поле боя, дал я обет Господу Богу и Пресвятой Богородице стать после войны священником, что и исполнил.

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)476

Оставить комментарий