1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Преподобный Герман Аляскинский


Такая далекая и такая близкая Аляска. Далекая для жителей нашей страны, проживающих на европейской ее части, и близкая для тех, кто живет на самой восточной ее окраине. Между мысом Дежнева на русской Чукотке и мысом принца Уэльского, крайней западной материковой точкой Северной Америки всего 86 километров. Как две руки, протянутые для приветственного рукопожатия, тянутся друг к другу земли России и Аляски.


Просмотров публикации 531
Икона святого Германа Аляскинского
Икона святого Германа Аляскинского

Первыми европейцами, освоившими эти территории в первой половине XVIII века, были русские мореходы и исследователи новых земель. Когда первопроходцы узнали, что Аляска богата рыбой, пушниной, морским зверем, туда потянулись предприимчивые люди. С 1772 года началось заселение русскими островов, а потом и прибрежной части материка. В погоне за прибылью промышленники осваивали все новые территории.

Но не только земные богатства привлекали на Аляску людей. Вслед за теми, кто брал от местного население всё, пришли те, кто готов был поделиться с ними самым дорогим – своей верой. В 1794 году на остров Кадьяк, где было одно из самых крупных поселений, прибыла православная миссия, состоявшая из насельников Валаамского, Коневского монастырей и Александро-Невской лавры. Среди них был монах Герман, которого впоследствии назовут апостолом Америки.

Долгие годы существовала официальная версия о месте рождения преподобного Германа. Главный исследователь его жизни Сергей Анатольевич Корсун называл родиной святого подмосковный город Серпухов, но в 2003 году были открыты новые факты. Это были два документа, обнаруженные ученым в Петербуржском Центральном государственном историческом архиве, которые свидетельствовали о том, что преподобный родился в городе Кадоме Шацкого уезда Воронежской губернии (ныне районный центр Рязанской области).

В миру его звали Егором Поповым. В жизнеописании преподобного Германа, составленном братией Валаамского монастыря, говориться о том, что, будучи мальчиком, он какое-то время жил в Саровской пустыни в келье монаха Варлаама, которая стояла в гуще монастырского леса. По всей видимости, это была первая попытка обретения иноческой жизни. Но в 17 лет Егора забирают в армию, где он станет служить в воеводской канцелярии. Когда же в 1777 году воеводства упразднили, бывшему подканцеляристу Попову по состоянию здоровья было разрешено оставить службу. Егор, которому в то время было 27 лет, принимает решение уйти послушником в ставший ему родным Саровский монастырь.

Эта обитель в первую очередь связана у верующих людей с именем одного из самых почитаемых русских святых Серафимом Саровским. Но мало кто знает, что Прохор Мошнин, будущий преподобный Серафим, был в Сарове в одно время с Егором Поповым. Молодые послушники жили в обители вместе несколько лет и вполне могли общаться друг с другом. Потом их пути разошлись. Одному суждено было стать в будущем известным Саровским старцем, а другому – крестителем Америки.

В 1782 году вместе со своим духовным наставником иеромонахом Назарием и другими послушниками Егору пришлось отправиться в пределы Северной столицы. Несколько месяцев они провели в Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом. Здесь будущему святому предстояло тяжелое испытание: у него на горле образовалась опухоль, которая быстро увеличивалась и вскоре обезобразила все лицо. Боль была ужасная, но послушник не обратился к врачу, а упал на колени перед образом Божией Матери, прося исцеления. Он молился всю ночь, а наутро от страшного нарыва осталась только небольшая ранка. Болезнь прошла, а вера в душе молодого человека еще больше укрепилась.

Из Санкт-Петербурга послушники вместе со своим наставником направляются на Ладогу. Там на острове Валаам возрождалась монашеская жизнь. Новой братии предстояло заняться не столько благоустройством монастыря, сколько возрождением его духа. За довольно короткий срок отцу Назарию удалось наладить иноческую жизнь, соответствующую прежнему строгому уставу. Кроме монастырских строений, на острове было построено несколько пустынек, где проживали те иноки, кто хотел большего уединения.

«После службы он всегда торопился в свое уединенное жилище, где ничто не отвлекало его от сугубых молитв и единственного желания – оставаться наедине с Богом»

После пострижения в монахи отец Герман решился на отшельничество. Пустынь находилась в глухом лесу примерно в двух километрах от монастыря. По праздникам он приходил в обитель, но после службы всегда торопился к себе домой, в свое уединенное жилище, где ничто не отвлекало его от сугубых молитв и единственного желания – оставаться наедине с Богом. Так прошли десять лет жизни отшельника. Удивительно, но до сих пор на Валааме известно место, где стояла келья преподобного, оно так и называется – «Германова поляна».

Отец Герман пользовался большим уважением не только у насельников, но и у священноначалия. Ему предлагали сан иеромонаха, а затем архимандрита с назначением главой Пекинской православной миссии. Он отказывался, желая по Афонскому чину оставаться простым монахом. Но как говорится в одной из евангельских притч: «Если ты в малом был верен, над многим тебя поставлю». Так и случилось. Отец Герман в составе Первой Духовной миссии отправляется от дорогих его сердцу берегов Валаама к далеким и незнакомым ему землям Северной Америки.

24 сентября 1794 года судно «Три святителя» с членами миссии на борту прибыло в селение Павловская гавань на острове Кадьяк. Каждому из членов миссии было дано свое послушание. Кому-то была поручена миссионерская работа среди алеутов, кто-то занимался строительством первой на острове церкви, кто-то учил детей. Отец Герман был назначен в пекарню. В первые месяцы пребывания на Кадьяке монахам пришлось зимовать в худых холодных бараках, а из съестного иногда употреблять в пищу только хлеб и морских моллюсков. Но с какой радостью они писали о сотнях крещенных ими аборигенов.

Архимандрит Иоасаф, возглавлявший миссию, писал на Валаам игумену Назарию: «А морем по Алеутской гряде ехавши только два дня, заехали на остров Уналашку и тут более ста человек окрестили: они давно уж готовы к принятию крещения, ибо всегда с русскими промышленниками живут. Народ добрый, но бедный. Живем хорошо, они нас любят, а мы их. И так усердно приемлют крещение, что все свои шаманские наряды изломали и сожгли».

Уже к лету 1795 года члены миссии крестили около шести тысяч человек и обвенчали более тысячи пар, практически всё население Кадьяка и ближайших к нему островов. А через год было закончено строительство храма Воскресения Христова. Аборигены в то время были совершенно бесправны, и только в лице своих духовных наставников они находили сочувствие и поддержку. Главным защитником алеутов был отец Герман. Они очень любили своего заступника, называя его «аппа», что значит дедушка, а сам про себя он говорил: я «нянька» этому народу.

После смерти епископа Иоасафа главой миссии назначают отца Германа. Это единственный случай в Православной Церкви, когда простой монах, не облеченный священным саном, получает такую должность. В то время ему уже было около 60 лет, но не возраст тяготил подвижника, а желание провести последние годы жизни в молитвах и покое. Когда представилась возможность, отец Герман уединился на острове Еловом. Окружавшая остров водная гладь, хвойный лес и нагромождение каменных глыб на берегу – всё это напоминало отшельнику Валаамский монастырь. Он назвал свой приют «Новым Валаамом» и даже добился официального переименования острова.

Источник пресной воды, небольшая бревенчатая келья, огород, где росли капуста и репа – всего этого хватало для аскетической жизни монаха. Постелью отцу Герману служила небольшая скамья, покрытая старой оленьей шкурой. Подушкой – два кирпича, которые лежали у изголовья. Одеялом – деревянная доска. Как его старая, заношенная одежда скрывала вериги, которые он носил на теле, так и повседневные заботы и труды по хозяйству скрывали могучий дух этого человека. Осталось много свидетельств чудес, которые явно случались по молитвам старца.

Как-то на острове началось страшное наводнение. Местное население в панике не знало, как спасаться. Отец Герман вынес икону Божьей Матери из кельи, поставил ее на берегу и сказал: «Будьте спокойны – вода дальше образа не пойдет!» Так и случилось. Видя такое заступничество праведника, к нему вновь потянулись люди. И вскоре под его крыло собралось несколько человек, которые стали жить рядом с кельей монаха. Так на острове Новый Валаам появился небольшой православный монастырь.

Отцу Герману было открыто и время его смерти. В этот день он приказал своему ученику Герасиму зажечь свечи перед иконами и читать Деяния Святых Апостолов. Через какое-то время лицо старца засияло внутренним светом, после чего его голова склонилась, и келья наполнилась благоуханием. Он умер 13 декабря 1836 года на 81 году жизни. В этот же вечер жители селения Катани, которое находилось в нескольких километрах, видели над островом необыкновенно светлый столб, который шел от земли к небу. Люди поняли: их духовного наставника и заступника не стало на этой земле. Похоронив старца, ученики поставили над его могилой простой деревянный крест. Позже на этом месте был воздвигнут храм, освящённый во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Чудеса продолжались и после смерти преподобного. В 1842 году, плывя морем на Кадьяк, архиепископ Камчатский и Алеутский Иннокентий попал в страшную бурю. Он обратил взгляд на остров Еловый и попросил заступничества у старца: «Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер!» Не прошло и четверти часа, как ветер утих, корабль благополучно пристал к берегу. В благодарность за избавление архиепископ Иннокентий сам отслужил на могиле блаженного панихиду.

Преподобный Герман был прославлен 27 июля 1970 года Русской Православной Церковью Заграницей в Сан-Франциско и одновременно Американской Митрополией на Кадьяке. Через четырнадцать лет он был прославлен Русской Православной Церковью в соборе Сибирских святых.

Столь велика была апостольская миссия русских монахов, что даже после того, как они покинули эти земли, вероисповедание местные жители сохранили. Православные храмы и кресты на кладбищах, службы на церковнославянском языке, русские имена и фамилии – всё это всходы, посеянные когда-то в благодатную почву. И до сих пор у коренных народов Аляски жива добрая память об их заступнике и молитвеннике – «аппе» Германе.

На заглавной фото – Храм Преображения Господня в Нинилчике (Аляска)

Вы можете поаплодировать автору0