1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 4,20 из 5)
Загрузка...

Все за одного. Митрополит Сисанийский и Сиатистийский Павел


Часть вторая. (Беседа переведена с некоторыми сокращениями)

На Божественной литургии мы молимся о единстве всех людей. Прекрасно, мы участвовали в Божественной Литургии, мы соединены в Теле Христовом, […]

Просмотров публикации 1 141

На Божественной литургии мы молимся о единстве всех людей. Прекрасно, мы участвовали в Божественной Литургии, мы соединены в Теле Христовом, и когда я возвращаюсь домой, и у меня есть что покушать, а кто-то не имеет что есть, то на самом деле я участвовал ли в Божественной литургии, когда он голодный? Соедился ли я с ним? Что значит соедиться? Это то, чтобы проблема другого человека стала моей проблемой. Один древний отец прекрасно объяснил, что такое любовь. Любовь – это молиться Богу, чтобы Он дал тебе прокаженное тело твоего брата, а ты дал брату свое здоровое тело. Вот это есть любовь. Там, где есть любовь, там нет смерти. Церковь – это место для живых, где смерть не имеет власти, а для Божьих слуг нет смерти, а есть переселение из скорби в радость.

Наше святоотеческое предание и аскетика говорят нам: если ты видел своего брата, то увидел Бога. Что мы слышим в воскресенье в храме? Я был голоден, и вы дали Мне есть, Я был голоден, и вы не дали Мне есть. Когда, Господи, Тебя видели? Тогда, когда «вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне» [1]. Кто наш брат? Он уже не скрытый, а знакомый маленький Христос. Благотворящий бедному дает взаймы Господу. Также святые отцы говорят, что спасение приходит от нашего ближнего. Христос первый нам это сказал и настаивает: «Так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне». Поэтому наше спасение зависит от нашего ближнего, нашего отношения к нему. Как было уже сказано, в Церкви мы не ведем частную жизнь, поэтому не существует того, что иногда говорят – частная Литургия. Слова частная и Литургия – несовместимы.

Частное противоположно Божественной литургии, а литургийное отменяет частное. Что такое Божественная литургия? Это собрание Церкви. Это мы делаем, когда приходим в храм. Мы не идем в церковь, чтобы молиться, – мы это делаем и дома. Приходя в Церковь, мы отзываемся на призыв Отца и Христа, Который распростер руки на Кресте, чтобы соединить нас, чтобы сделать нас семьей и посадить на Свою Трапезу. Это Святая Трапеза, Божья Трапеза. И когда вместе садимся за стол, как семья, то ты не занимаешься поучениями, не начинаешь говорить:

– Послушай, это твой брат, это твоя сестра. Ты должен любить его!

А видишь, что там сидят твой отец, твоя мать, которых ты уважаешь. Такова семейная атмосфера. Очевидно, что мы семья, в которой связующей нитью является любовь. Вы возразите мне, что есть семьи, в которых один становится адом для другого. Это происходит потому, что отсутствует благодать Божия в жизни людей. Ад – это наш собственный выбор, а не Бога.

«Христианин – это тот, кто говорит: «Мне не все равно!»»

Сам Христос говорит нам, что отождествляет Себя с каждым страдающий братом. Поэтому проблема брата – это моя проблема. Не потому, что мне это нравится или хочу, чтобы это так было, а хочу или не хочу, он есть и будет моей проблемой. Если говорю, что я христианин, но не беспокоюсь о другом человеке, то я мертвый, больной, потому что, в сущности, как мы уже ранее говорили, христианин – это тот, кто говорит:

– Мне не все равно!

Один юноша очень серьезно заболел, но его родители были бедны и запустили болезнь. К сожалению, его болезнь стала известной в тот день, когда отец юноши внезапно умер. Вечером после похорон я пришел к ним, и от них узнал, что у ребенка очень серьезная проблема, а утром его положили в больницу в Афинах. Болезнь погубила поджелудочную железу и впоследствии начала нарушать работу всех органов. В какой-то момент мы с этим юношей приехали Америку, потому что перед этим один мой друг, врач, позвонил мне по телефону, но я ответил ему:

– Оставь меня сейчас в покое, потому что у меня проблема!

– Какая проблема у тебя? – спросил он.

Я рассказал ему о своей проблеме.

– Привези его сюда, я обследую его!

Я подумал, что, наверное, он шутит, и сказал ему:

– Ладно, до свидания!

И положил трубку. Затем подумал про себя: «А что если он это сказал серьезно!?» Я позвонил снова и сказал ему:

– Повтори мне то, что ты только что сказал мне. Ты это серьезно сказал или просто пошутил?

– Я это сказал тебе совсем серьезно!

В то время он был врачом в самом большом исследовательском центре в мире, в Вашингтоне. Я, юноша и его мать поехали в Америку. Мы съездили два раза, в третий раз нам сказали, что есть еще надежда, но мы должны подумать о пересадке сердца и легких. Мы приехали куда надо. Этот юноша знал всё о себе, не проявил малодушие, он окончил юридический факультет, но когда речь зашла о пересадке, кто-то назвал ему цену: 20 миллионов драхм. Это было единственный раз, когда он заплакал. Врач спросил его:

– Почему ты плачешь?

Он сказал:

– 20 миллионов! Где их найти?

И он сказал юноше строго:

– Позволь мне сказать тебе кое-что! Твоя забота заключается в том, чтобы следить за своим здоровьем и выполнять то, что врачи тебе сказали! Остальное – это забота отца Павла и моя!

Затем, вернувшись домой, я написал в местной газете статью с заглавием «Один для всех» и написал следующие строки: «Сколько людей живет в нашем городе? Семьдесят тысяч человек. Если каждый житель решил бы пожертвовать по 1000 драхм в год, это бы составило менее 100 драхм в месяц, то мы сразу же собрали бы 70 миллионов драхм, а не 20, которые нам необходимы. Мы могли бы помочь не только одному, но и другим детям. Чего нам не хватает? Нам не хватает любви, нам не хватает заботливости». Мы начали борьбу с этим лозунгом: «Все за одного!» Разумеется, не все жители приняли участие в благотворительной кампании, но я должен сказать вам, что многие люди откликнулись, и благодаря собранным деньгам юноша имел возможность пройти длительное лечение. К сожалению, он умер. На похороны в Грецию приехала принцесса Диана, которая познакомилась с ним больнице и относилась к нему с особой любовью и нежностью.

Все за одного. Сколько жителей в Никосии? Мне сказали, что там живут 200 000 человек. И я говорю: давайте возьмем только сто тысяч человек, и если каждый из них решит пожертвовать два евро в месяц, я верю, что выйдет сумма, благодаря которой и один бедный, даже очень бедный человек сможет многое себе позволить в материальном плане. Чувствуете ли результат? Сразу же соберется 200 000 евро. Сколько денег соберется в конце года? Какова жертва каждого человека? От минимальной до незначительной жертвы, до смешной жертвы. Не говоря о том, что обычно тратятся деньги на всякую всячину. Меньшинство из большинства, но это много для одного. Почему мы не думаем об этом? Я скажу вам, почему? Потому что мы умерли, а мертвые не думают, не понимают, не интересуются, они уже трупы. В то время как небольшой вклад каждого из нас может облегчить боль многих людей.

Я хотел бы поделиться этим лозунгом со своими прихожанами, объясняя Божественную литургию, и дойдя до места, где мы молимся о единстве всех, я спросил:

– Действительно ли мы объедены?

Что значит быть объединенными? Участвуешь ли ты в жизни другого человека, когда видишь, что человека выгоняют из дома, потому что он не смог заплатить за свое съемное жилье? Моя мама говорила, что в прошлом в доме моего деда всегда ставили на стол на одну тарелку больше, для того человека, которого дедушка приводил на ночлег в дом. В моем первом приходе я застал следующее явление: некоторые люди всегда выходили в пять часов вечера на деревенскую площадь. Почему? Чтобы посмотреть: может быть, кто-то не имеет где переночевать, чтобы пригласить его к себе домой на ночлег. Если ты увидел своего брата, то ты увидел Бога. Когда наша страна была ближе к Церкви, когда испытывала присутствие Бога в своей жизни, тогда она имела эту чувствительность. Я сказал своим прихожанам:

– Я не прошу от вас каждый день по одной тарелке, а одну тарелку в неделю. Сможете ли для меня это сделать? Я прошу четыре тарелки в месяц. Мы установили цену каждой тарелке – 500 драхм. То есть 2000 драхм в месяц. Затем ее цена стала 6 евро. Я должен вам сказать, что были люди, которые постоянно давали по 6 евро. Были и другие, которые дали намного больше. Один человек даже дал внушительную сумму для той и для нашей эпохи – по 700 евро в месяц. Мне показалось, что это большая сумма, и сказал ему об этом. Мужчина ответил мне:

– Да, батюшка, это мне досталось от моего отца благословение и проклятие!

Видите ли, какую традицию имели те люди, они были из Константинополя. Его отец был учителем нынешнего (греческого) патриарха. Я спросил его:

– Какое у тебя благословение и проклятие?

Он ответил:

– Мой отец сказал мне: слушай, дитя мое! Одна десятая часть от твоего дохода не принадлежит тебе! Если ты себе их оставишь, то ты вор! Одна десятая часть твоего дохода принадлежит человеку, которого Бог доверил тебе. Когда узнаешь, что у него есть проблема, то помоги ему.

Юноша добавил:

– Я должен благодарить тебя за предоставленную мне возможность быть полезным для людей, с которыми я не знаком.

Что мы сделали? Мы не всем помогли, но многим смогли помочь. Мы заплатили наймы людям, которых хотели выгнать из их съемного жилья, или ежемесячно платили за их съемное жилье. Мы помогали детям, помогали студентам закончить свое образование и вообще многим помогли. Маленькие капельки могут стать благословенной рекой, рекой любви, успокаивающей боль, беспокойство, скорбь многих людей. О чем это говорит? О возможности, которая у нас есть. Когда? Когда мы живы. С той секунды, когда мы узнаем, что у кого-то есть проблема, Господь тебе доверяет его и говорит: «И ты должен что-то сделать для него!»

Большинство из вас, наверное, уже имеют семью. Не знаю, насколько вы помните брачное последование. В нем говорится: «Господи, исполни их дом пшеницей, вином, елеем и благодатью». Почему? Для того чтобы эгоистично наслаждаться Божьими благами? Ответ мы находим в следующем предложении: «Чтобы их раздавать нуждающимся людям». Независимо от того, нравится нам это или нет, мы нечему не являемся владельцами. Мы только распорядители Божьих даров. «Мои деньги!» – Какие деньги? Они не твои… Я никогда не мог понять, как могут спокойно жить люди, которые имеют миллионы или сотни тысяч евро и равнодушны к тому, что происходит вокруг них.

Мы должны беспокоиться о проблемах других. Бог спросит у нас об отношении к ближнему и скажет нам:

– Ты споткнулся о Меня, но не узнал меня.

Почему?

– Потому что, в сущности, ты так и не понял, кто Я.

Вспомните притчу о блудном сыне. В ней старший сын, наверное, был хорошим ребенком, но, в сущности, он тот, кто жил блудной жизнью; его образ жизни не привел к спасению. Он жил рядом со своим отцом, но реально, не знал его хорошо, не сблизился с ним.

Что значит быть ближе к другому человеку? Это действительно обогащает нашу жизнь и заставляет нас выйти из нашего собственного одиночества, эгоизма, мелочности и скуки. Посмотрите, как проста жизнь, но как часто она может перевернуться вверх тормашками…

«Для этого мы ходим в храм – чтобы встретиться с другими людьми, чтобы чувствовать, что мы одна семья, чтобы сказать нашему Отцу, что мы здесь, что собрались вокруг Его Трапезы»

Иногда священники виноваты, что не могут в полной мере объяснить то, что иногда мы не понимаем, что когда мы служим Божественную литургию, она не является частным вопросом. Я вспоминаю одну молодую девушку, которая пришла на исповедь и сказала мне:

– Знаете ли, батюшка, в воскресенье я пойду в церковь, но не для того, чтобы молиться…

– А зачем ты туда ходишь, дитя мое?

– Потому что я счастлива там встретить своих друзей!

Я перекрестился и сказал:

– Слава Богу, я встретил человека, который действительно является православным! Для этого мы ходим в храм! Чтобы встретиться с другими людьми, чтобы чувствовать, что мы одна семья, чтобы сказать нашему Отцу, что мы здесь, что собрались вокруг Его Трапезы!

Приобщение ко Христу ничем не может оскорбить нашего ближнего. Причащаясь, мы отгоняем все порочное в себе; в противном случае, мы духовно больны, то есть если мы причастились, но не соединились в любви с другими людьми, то мы духовно больны, мертвые.

Дорогие братья и сестры, иногда необходимо называть вещи своими именами, даже рискуя, что это прозвучит грубо и сурово: многие из нас набожные, но не церковные и не Христовы. В этом заключается разница, и она очень важная.

Мы должны выбрать, хотим ли мы быть живыми или мертвыми, если мы хотим, чтобы наша жизнь была наполнена любовью, любовью без условий и ограничений. Эгоизм, упрямство, зависть, капризы прогоняют любовь из наших сердец, приводят к очень серьезным заболеваниям, и если вовремя их не вылечить, то это приведет к смерти. Разумеется, наша жизнь находится в руках Божьих.

Нас всегда должно беспокоить то, что происходит вокруг вас – не из-за любопытства, а из-за любви. Вы слышали, что Христос похвалил вдову за ее скромное пожертвование, потому что оно исходило из ее сердца, в то время как пожертвование других людей сопровождалось эгоизмом.

Я часто вижу одного ребенка, каждый раз ему радуюсь и умиляюсь. Я вспоминаю, как когда-то держал его на руках и ходил с его родителями по коридорам одной бостонской больницы. Я держал его на руках и пытался успокоить его плач и желание пить воду, так как он некоторое время не должен был пить воду из-за его заболевания. Это действительно поражает, и это Божие благословение – почувствовать, что ты сделал что-то очень незначительное.

Теперь, с дистанции времени, я еще лучше понимаю, что это было нечто очень маленькое. Но эти такие небольшие, незначительные вещи необходимо делать каждому из нас, и когда приступаем к ним со всем своим сердцем, они превращаются в нечто особенно значимое в нашей жизни и в жизни всех страдающих.

Я желаю вам, чтобы Бог просветил вас, чтобы вы всегда были истинными членами Церкви и почувствовали красоту Божьей любви!

Перевод с болгарского: магистр богословия Виталий Чеботар

[1] В русском переводе настоящей беседы слова автора курсивом процитированы согласно евангельскому тексту, см.: Матф. 25:45 (http://www.orthedu.ru/books/bibliya/51mf25.html). – Справка русского переводчика.

Источник: http://pravoslaven-sviat.org/2014/11/22/vsichki-za-edin/

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Об авторе: митрополит Сисанийский и Сиатистийский Павел родился в 1947 году в городе Халкида, Греция. В 1971 году окончил богословский факультет Афинского университета, в 1973 году рукоположен в диакона, в 1974 – в пресвитера. С 1998 года он является секретарем синодальной комиссии по христианскому образованию молодежи и других синодальных органов. Митрополит Сисанийский Павел – председатель фонда «Тасос Георгиадис». 28 февраля 2006 года избран митрополитом Сисанийской и Сиатистийской епархии Греческой Православной Церкви.