1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Жаждущие правды



Просмотров публикации 950

Желание знать есть особенность человека. Как только достанутся на его долю довольство и досуг, первое, чего начинает искать он, это – разрешение вопросов: «отчего», «для чего» и «как есть» всё окружающее его, не исключая и его самого. Он убеждён, что от разъяснения сокровенных тайн бытия зависит его счастье временное и блаженство вечное, – и блажен, кто в этом стремлении попадает на правый путь. Святитель Феофан Затворник

«Да вы что, ни в коем случае! – угрожающе, с жаром доказывают со всех сторон высоколобые специалисты, – Нельзя говорить им ничего такого, что бы вывело их из хрупкого подросткового равновесия!» Ничего себе. А мы и не знали. Выходит, что лучший способ сохранить жизнь и неустойчивый душевный мир прыщавому отпрыску – включать ему конвейером «Губку Боба», «Камеди-клаб», «Ворониных», «Уральские пельмени», ну и, на крайняк, «Клуб весёлых и находчивых». Главное, чтобы он не заскучал и, не дай Бог, не задумался о чём-то экзистенциальном. Очень важно, убеждают нас, чтобы ребёнок мог безобидно «поугорать» (в переводе с молодёжного – поприкалываться, поржать). Ибо если дитя задумается о смысле своего бренного существования, это уже слегка ненормально, потенциально опасно, и его нужно немедля тащить к школьному психологу, а их, психологов, на всех не хватит…

И уже по большому секрету, на ухо, не для всех значит, мне сообщают: «Ну вы же современный человек, вы же понимаете, что наша задача – вырастить простого, довольного жизнью покупателя услуг и товаров народного потребления. Мы же с вами умные люди и знаем, что вся наша общественная жизнь произрастает из экономики, а экономика существует исключительно благодаря потреблению. Не будет потребителя – всем конец! Мы о будущем думаем, а вы – смысл жизни, смысл жизни… Эх…».

Да, всё так… Я и сам, каюсь, тоже люблю всё потреблять. И даже, бывает, смеюсь над самыми тупыми комедиями. Однако вот что, мне кажется, происходит. Развлекай не развлекай – у этой «дурацкой молодёжи» всё равно какие-то мысли в голове возникают. Эти самые треклятые вечные вопросы всё равно их волнуют. Пусть на своём, ограниченном, пластмассовом уровне – лезут, заразы, в голову, и всё тут! На уровне генетической памяти, если такая есть, что ли…

Любой мало-мальски подкованный возрастной психолог знает, что «подростковость» – это период романтики. «Я» у них просыпается, личность значит. Вопросы, как пузырьки, на поверхность пробиваются и бурлят: «А я особенный или не особенный, ценный или не ценный? Вообще, кто я, и чего это меня колбасит в разные стороны? И что мне с собой делать?» Вот такие «подозрительные» идейки у них возникают. И это попкорном и Губкой Бобом не лечится, только глушится – слабовато лекарство, ведь попкорн, даже самый большой стакан, всё равно закончится. И вкусовые рецепторы опять сделают круглые глаза и будут настаивать на «продолжении банкета». Идеи у сценариста Квадратных Штанов иссякнут, и последней серии не избежать. А смысл – он вечности требует, ему идеального подавай – ни больше, ни меньше.

И наши Ани, Денисы, Кати, Рины нутром как-то чуют, что им нужно этот смысл в чём-то таком найти, что больше их самих. К чему можно прилепиться, за что можно всего себя отдать, даже жизнь положить. Иначе не дотягивает это до смысла. Поэтому начинают они, смешные, милые, глупые, эту самую «вечность», это самое «идеальное» неосознанно искать. Где-где… В «высоких» идеалах и «вечной» любви, понятное дело. Как умеют и где могут. В той среде, в которой общаются, крутятся, живут.

ГЕРОИ

А высокие идеалы у кого? У идеальных людей. Людей-героев. Глядя на которых, хочется быть такими, как они, во всём. Такими же честными, смелыми, умными, красивыми, удивительными, счастливыми, популярными, необычными, искренними, сильными, загадочными. Посыл правильный, инстинктивно верный: кем же ещё быть, если не героем? Героем быть правильно, хорошо, естественно. Кто ещё так нормален, как герой? Тяга в нас есть к героизму. И пример с других брать – тоже вещь естественная и даже необходимая.

Загвоздка вот в чём: в герои часто лезет всякая глупость, нечисть и сволота. А в «вечные» смыслы и идеалы то и дело рядятся извращения и пошлятина. Героями наших детей становятся не самые лучшие, а самые популярные. Где? Не в телеке даже – наши дети смотрят его редко, а в интернете. В самой разветвлённой мировой социальной сети – «ВКонтакте», вестимо. Или подобным ей. А там, как в Греции, есть всё: от настоящего, героического и правильного до «синих китов» и прочей мерзости. И нравится нашим детям всё то, что нравится всем остальным ровесникам. Ладно ещё, если у девчонки в героях – крепкий, брутальный бородач, читающий рэп про любовь, честь, силу и отвагу. Ну, бывает, крепкое словцо вставит. Не страшно. Хуже если «няшка» с пустыми глазами и сложенными трубочкой губами, вещающая придурковатым голосом о том, что она купила и что лежит у неё в сумочке. Совсем плохо, если это какой-нибудь анимешный персонаж (кстати, «няшки» корнями оттуда): то ли японский мальчик, то ли японская девочка с розово-синими волосами и глазами в половину туловища. В глазах – вся фишка. Они такие печальные… Они такие жалостливые… То ли от непрекращающегося испуга, то ли от общего напряжения организма, шут их знает…

В общем, если честно, меня очень напрягает, когда мне встречается нечто фиолетовое, с туманным взглядом, губами-дудочками и, не приведи Господи, кольцами в разных частях головы. Жаль глупышей. Дай-то Бог, чтобы это у них поскорее прошло, чтоб пелена с глаз сползла! Как бы втолковать им, что всегда надёжный ориентир – природность, естественность? Другое имя неестественности – извращение. Другое имя извращения – саморазрушение. Стопроцентно и всегда.

ЛЮБОВЬ

Естественно, вечная, как говорится, «до гроба» (ой, простите, табуированное слово сказал – нынче про смерть даже намёком нельзя, поскольку это слово вызывает всплеск грустных чувств, а грусть, как известно, понижает качество жизни и ведёт к непредсказуемым поступкам). Примеры приводить? Классические, литературно-шекспировские? Да и скажите мне, разве, влюбившись первый раз, не думали ли мы, что это навсегда? Думали, конечно, ни секунды не сомневались! Своим неиспорченным детским умишком чувствовали, что любовь один раз и на всю жизнь – это норма, так оно и должно быть. И в мечтах своих розовых за любимых готовы были и в огонь, и в воду, и на эшафот. Сколько их, не переживших первую любовь… Много. Лично знал.

«Любовь может быть или вечной, или никакой»

Правильно чувствуют, малолетки наши несчастные. Чуют, как лев чует добычу, что любовь может быть или вечной, или никакой. Иначе не любовь. Чуют и промахиваются. Принимают за любовь то, что ею совсем не является. Химию, гормональный взрыв, инстинкт сожительства, эмоцию. А ведь всё выше перечисленное – и хорошо, и нормально, но ещё не любовь. Вот в каждом жёлуде есть потенциальный дуб. Но жёлудь ещё не дуб. Может им стать, если попадёт в приемлемую почву и будет поливаться дождичком. Солнечные взрывы в глазах – ещё не любовь, но могут ею стать, если начать действовать. Потому как настоящая любовь – это не эмоция, не чувство, а действие. Короче, вопреки законам русской морфологии, существительное «любовь» на самом деле глагол.

Только как же им, деткам нашим, это понять, если убеждают их в обратном? Ходят за ручки, целуются два красивых лоботряса мужского и женского пола и говорят друг другу: «Мне с тобой, зайка, так клёво-преклёво, наверное, это любовь…». А настоящие любящие в первую очередь не это говорят, а спрашивают: «Что я могу для тебя сделать?» Или: «Тебе хорошо?»

Как сказал кто-то из умных, любовь – это всегда не о тебе. В истинной любви всегда на первом месте – другой. Любовь есть ответственность за того, кого любишь. Какое счастье, если это понимают двое! Когда двое – одна плоть! Как оно и задумано. Метко выразился православный человек, известный рок-музыкант Пётр Мамонов: «Смотрю в окно – жена во двор выходит, и думаю: куда это я пошёл?» Тогда жизнь с любимым человеком обращается в рай, даже если у тебя «жигули-копейка», съёмная квартира и телефон за тысячу. А всё остальное со временем приложится.

НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Вот, значит, про идеалы и любовь поговорили. Тему любви вообще развили вплоть до семейной жизни. А теперь, внимание, вопрос: чего делать-то? Кто ответит им, нашим пацанам и девчонкам, в чём смысл их появления на свет и где найти любовь? Где взять настоящие идеалы?

Вариантов нынче несколько. Могут ответить, например, родители. Если сами как-то решили для себя эти вопросы, как-то следуют своим идеалам и не разучились нормально разговаривать со своими детьми. Сочетание всех трёх факторов бывает нечасто. Разговоры с детьми обычно ограничиваются шестью волшебными словами: «Ну чего, как дела в школе (училище, техникуме, институте)?». Следование идеалам достигает апофеоза в наклейке: «Спасибо бабушке и деду за нашу славную победу!» на заднем стекле семейной «Калины». Жизненная философия излагается после четвёртого или пятого стопаря, и её вершина – насупленная бровь и глубокомысленное: «Жизнь – сложная штука…Подрастёшь – поймёшь». Врём: вырастаем и сами ни шиша не понимаем!

В общем, вариант с родителями очень часто не катит. Тем более, что многие родители до сих пор считают, что детей воспитывают детский сад и школа. Это – смягчённый вариант распространённого в своё время поверья, что детей рожают государству и оно, родимое, обязано о них заботиться. И сегодня ряд мамаш искренне возмущаются, ругаться к учителям косяками ходят: мол, чего он у меня какой-то невоспитанный стал, до школы таким не был… Хотя школа ещё лет десять-пятнадцать назад официально сказала: отстаньте от нас, мы просто оказываем общеобразовательную услугу. Правда, сейчас, при новом министре, снова все заговорили о необходимости воспитания. Только где же набраться таких педагогов, которые станут настоящими авторитетами для молодых, с которых пример захочется брать во всём? Вы много таких знаете? Честно-честно?

Спортивные секции, кружки, общественные объединения? Хороший вариант. Отвлекают молодёжь от праздности, лени и ерунды. Могут добавить здоровья, целеустремлённости, хороших навыков, отвадить от дурацкой компании. Благодаря этому можно более-менее благополучно через станцию «Юность» проскочить. А потом… Рано или поздно, но чаще всего, кубики на животе обречённо утонут в сале, целеустремлённость найдёт отдушину в пятничных пьянках, хорошие навыки привычно займут свои места на шкафах и стенах в виде макраме, вышивок, моделей самолётов и кораблей. Проклятые глубинные вопросы всё равно останутся неразрешёнными и будут бурлить в глубинах подсознания и вырываться наружу гневом, безнадёгой, депрессняком…

Выходит, что наших детей воспитывают в большинстве случаев различные группы «ВКонтакте». Или даже жевательные резинки с идиотскими заданиями на обёртках.

Ну вот, какая-то безрадостная картина нарисовалась. Ничего не попишешь – правда имеет право быть некомфортной.

Примерно до середины восьмидесятых прошлого века ситуацию со смыслами худо-бедно спасала советская идеологическая машина. Машина до поры до времени пыталась поддерживать огонёк веры в светлое коммунистическое будущее. Пионерия, комсомол, компартия. Ныне многие известные деятели утверждают, что все наши нестроения – от отсутствия идеологии, и предпринимают попытки что-то такое сочинить на государственном уровне. Только что же нового и вдохновляющего нам напишут? «Мы, россияне, за всё хорошее против всего плохого! Мы, россияне, свет миру! Мы, россияне, продолжатели лучших традиций наших предков!» Идеология… Жалкое подобие веры.

Ну-ка, что-что там про предков? Кстати о предках! Начну, пожалуй, с того, что в царской России, в конце девятнадцатого века, уровень этих самых злополучных самоубийств был чрезвычайно низким по сравнению с европейскими государствами. А вот и данные: в 1876 году коэффициент самоубийств, рассчитанный на 100 тысяч населения, составлял: в Саксонии – 31, Франции – 15, Пруссии – 13, Австрии – 13, Баварии – 9, Англии – 7, России – 3. Три самоубийцы на сто тысяч. Сегодня – двадцать. Бывали, конечно, времена и похуже. В 1994-95-х – сорок два. В 1984-м – тридцать девять.

Чем объясняется низкий уровень суицидов в царской России? Да понятно чем, дурак догадается. Люди верили в Бога. И весь сказ. Скептикам отвечу, что, по наблюдениям социологов, уровень жизни и количество самоубийств почти не связаны между собой. Так, одна из самых высокоразвитых и богатых стран Европы Швеция на протяжении десяти лет была лидером по числу суицидов. А сегодня в тройку первых входит, например, не бедная Южная Корея. Очень, кстати, «высокодуховная» страна. Одна «Опа, гангнамстайл», под которую вся Россия уже пятый год трясёт боками, яркое тому свидетельство…

Как-то «ВКонтакте», в одной из групп, посвящённых психологической помощи молодёжи, был опрос на тему «Не знаю, что мне делать», или «Самая сложная для тебя проблема». Самым популярным ответом было: «Я какой-то не такой…» (почти 19 процентов опрошенных). Это утверждение можно перефразировать в более понятном ключе, например: «Люди, а чего я тут делаю?». Потому что у человека, который знает, кто он, зачем и каково его место в мире, не возникнет невротического «Я какой-то не такой». Кстати, на втором и третьем месте волнующих молодёжь вопросов, как и следовало ожидать, вопросы отношений – «Дела сердечные» и «Нелады с родителями».

УТЕШИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Вернёмся к предкам. Знали русские люди, что жизнь – ценность, подаренная Творцом. И что человек себе не принадлежит. В долг дана жизнь, на время. Ответить потом придётся, как с ней обошёлся. В великопостной молитве Ефрема Сирина православные так обращаются к Богу: «Господи и Владыко живота моего». Он хозяин жизни. Только Он решает, когда прийти и когда уйти. И взбрыкнуть против этой аксиомы никому и в голову не приходило, ввиду дикости, жуткой неестественности, извращённости этого преступления.

Что ещё знали православные такого, что придавало им силы выживать, не суетиться и не трусить в самых невероятных условиях, рожать по десятку ребятишек, основать самую большую на Земле страну? Знали они Церковь и что истина – там. Церковь была опорой, фундаментом их жизни, освящала каждый уголок быта православного и наполняла бытие высшим смыслом.

А знаете, кто был героем, носителем идеалов, их живым воплощением у русских людей, в том числе и молодых? Святые, ясное дело. «Жития святых», или по-старинному «Четьи-Минеи», были самым излюбленным чтением в России. На них воспитывалось поколение за поколением. Восхищались отвагой, мудростью и незлобием святых русских князей, нестяжательностью и простотой бессребреников, высотой нравственной жизни преподобных.

Понятно, что если сейчас попытаться заставить шестнадцатилетнего мальчишку читать «Четьи-Минеи» Дмитрия Ростовского, затея обречена на провал. Это всё равно что заставить полюбить квашеную капусту человека, который всю жизнь питался попкорном и газировкой.

Выход? Только семья и личный пример. Заново объяснять самим себе и нашим детям, что такое хорошо и что такое плохо, и почему. Вместе открывать законы духовной жизни, разучивать десять заповедей, уяснить, что следование им является нормой человеческой жизни, а нарушение ведёт к разрушению и тела, и души. Начать читать о святых и другие мудрые духовные книги. Задуматься, что означает крест, который так привычно висит на шее.

А потом сделать и вовсе странное в глазах мира сего – пойти в Церковь. К этим чудакам, называемым священниками, с их кадилами, из ряда вон выходящими одеяниями и шапками. Для начала – хотя бы полюбопытствовать. А там уж – как Бог даст. В храмах, кстати, за несколько веков по сути ничего не поменялось. Какой-нибудь Евграф Степанов, живший сто пятьдесят лет тому назад, приди он на воскресную литургию в нынешний храм, привычно займёт своё место и, когда положено, вместе со всеми, на том же языке, затянет: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя» …

P.S. А написал я всё это только потому, что мне очень не нравится, когда вдруг, с нашего молчаливого согласия, молодёжь повально записывают в неадекватные недоумки. Мальчишки и девчонки наши в подавляющем большинстве – нормальные. Они гораздо ближе к истинным сынам и дочерям человеческим, чем мы с вами. Они острее чувствуют, что предназначены к чему-то высшему. Правды ищут, на рожон лезут. Замечено, что приключения на пятую точку чаще всего находят самые перспективные, потенциально лучшие. Недаром говорят, что великие святые и великие грешники слеплены из одного текста. И страшно обидно, когда этот потенциал, этот дар Божий – шрапнелью и всё мимо цели.

Похожие статьи

comments powered by HyperComments