Библейское чтение с толкованием на 12 марта


Сегодня вместе с Церковью прочтем отрывок из 6 главы Притчи Соломона
с толкованием профессора Александра Павловича Лопухина


Просмотров публикации 620

Сделай же, сын мой, вот что, и избавь себя, так как ты попался в руки ближнего твоего: пойди, пади к ногам и умоляй ближнего твоего; не давай сна глазам твоим и дремания веждам твоим; спасайся, как серна из руки и как птица из руки птицелова.

Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым.

Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя; 8но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою. Или пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; ее труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна; хотя силою она слаба, но мудростью почтена. Доколе ты, ленивец, будешь спать? когда ты встанешь от сна твоего?

Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь: и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник. Если же будешь не ленив, то, как источник, придет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя.Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими; коварство в сердце его: он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры.

Зато внезапно придет погибель его, вдруг будет разбит — без исцеления.

Вот шесть, что ненавидит Господь, даже семь, что мерзость душе Его: глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную, сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству, лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями.

Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставления матери твоей; навяжи их навсегда на сердце твое, обвяжи ими шею твою.

Притчи Соломона 6:3-20

Толкование на книгу притчей Соломоновых

Притч.6:3. Сделай же, сын мой, вот что, и избавь себя, так как ты по­пал­ся в руки ближнего твоего: пойди, пади к ногам и умоляй ближнего твоего;
Притч.6:4. не давай сна глазам тво­им и дремания веждам тво­им;
Притч.6:5. спасайся, как серна из руки и как птица из руки птицелова.

Частые наставления книги Притчей о вреде поручительства Притч 6.1, 11.15, 13.18, 20.16, 22.26) объясняются тем, что, по воззрениям обычного (в законе Моисеевом не записанного) древнееврейского права, поручившийся за несостоятельного должника трактовался юридически заменявшим последнего и, при обычном жестокосердии кредиторов, нередко платился за своего клиента не только собственным имуществом (Сир 8.16, 29.18–25), но и личной свободой (4Цар 4.1; Мф 18.25. См. у Ewald’a Die Alterthummer des Volkes Israel. 3 A (1866), s. 246).

Но в данном случае Премудрый со всею настоятельностью предупреждает ученика своего собственно от необдуманного, поспешного и безрассудного принятия поручительских обязательств, что без сомнения было не редкостью у юношей того времени (охота принимать на себя поручительство за другого могла у юношей обращаться в особую страсть и превращаться в азарт, наподобие дуэли у европейских народов). Самое поручительство совершалось через рукобитие: поручитель давал руку заимодавцу и кредитору (ср. Притч 11.15; Иов 17.3).

Указав, ученику своему великую опасность поручительства (ст. 1–2), Премудрый далее (ст. 3–5) советует ему всеми мерами освободиться от возможных неприятных последствии своего необдуманно принятого обязательства. В качестве такой меры рекомендуется (ст. 3) усиленно, даже униженно умолять должника немедленно возвратить долг заимодавцу; а затем – советуется с неослабной бдительностью – не давая сна глазам и веждам дремания (ст. 4 – по-видимому, древнееврейская пословица, ср. Пс 11.4), во что бы то ни стало, хотя бы с затратой величайших усилий, освободиться, как иногда освобождается серна или птица из ловушки (ст. 5, сн. Пс 123.7), из своего тягостного положения, созданного неблагоразумным поручительством. Вся речь о поручительстве имеет характер чисто житейской мудрости, указывая в качестве главного мотива деятельности – чувство самосохранения.

Притч.6:6. Пойди к муравью, ле­нивец, по­смотри на действия его, и будь мудрым.
Притч.6:7. Нет у него ни начальника, ни при­ставника, ни по­велителя;
Притч.6:8. но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою.
Притч.6:8 Или пойди к пчеле и по­знай, как она трудо­любива, какую по­чтен­ную работу она про­изводит;
Притч.6:8. ее труды употребляют во здравие и цари и про­столюдины; любима же она всеми и славна.
Притч.6:8c. хотя силою она слаба, но мудростью по­чтена.
Притч.6:9. Доколе ты, ле­нивец, будешь спать? когда ты встанешь от сна твоего?
Притч.6:10. Немного по­спишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, по­лежишь:
Притч.6:11. и при­дет, как про­хожий, бедность твоя, и нужда твоя, как раз­бойник.
Если же будешь не ле­нив, то, как источник, при­дет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя.

То же чувство самосохранения, по мысли Премудрого, должно побуждать человека к трудолюбию и отвлекать от лености, причем в 6–8 в пример трудолюбия указывается муравей (по LXX ст. 8 – еще и пчела), а в ст. 9–11 приводятся гибельные последствия для человека от лености его. Муравей, трудящийся во всякое время по собственному, инстинктивному побуждению – без внешнего принуждения (ст. 7) и мудро собирающий себе запасы летом для зимы (ст. 8), является весьма пригодным и внушительным символом и уроком трудолюбия; в качестве такого символа или образца муравей весьма нередко встречается в поэзии арабской и персидской, а также в классической письменности (у Аристотеля, Вергилия, Горация, см. Zockler. Die Spruche Salomionis, s. 69). LXX (также слав. и русск. синод. ) в ст. 8, кроме муравья, приводят в качестве образца трудолюбия и искусства еще пчелу (в Комплютенском изд. греч. текста речь о пчеле опущена): мед пчелы собираемый ею с величайшим искусством, употребляют во здравие не одни простолюдины, но и цари, и у всех пчела в почете. Хотя о пчеловодстве, как промысле, в Ветхом Завете не упоминается (только уже у Филона и в Мишне), под именем меда (евр. дебаш) (напр., в выражении: земля текущая молоком и медом) разумеется, главным образом, фруктовый мед (и теперь еще называемый в Сирии дибс), но и о пчелином меде библейские евреи несомненно знали (см. Втор 1.44; Суд.14:8; Пс 117.12; Ис 7.18), и потому LXX могли в имевшемся у них еврейском подлиннике читать это другое сравнение или олицетворение трудолюбия 4. От сравнения Премудрый переходит (ст. 9 и сл.) к прямому обличению ленивца, беспечно почивающего непробудным сном. На приглашение проснуться (ст. 9, сн. Еккл 4.5; сн. Еф 5.14), ленивец отвечает просьбой дать ему еще несколько поспать или подремать (ст. 10, сн. Притч 24.33). Но Премудрый угрожает ему неизбежными последствиями беспечности и лености: нищетой бедностью, которая приходит быстро, нежданно, как прохожий как вооруженный разбойник (LXX: ὥσπερ κακος ὀδοὸπόρός ὤσπερ ὰγὰθος δρομευύς, Vulg.: quasi viator, quasi vir armatus), см. 11. В конце ст. 11 LXX, Vulg. (слав., русск. ) имеют прибавку, выражающую обратную мысль той, какая высказана в первой половине стиха (в Комплют. Библ. прибавка отсутствует): прибавка имеет вид распространительной глоссы. В Притч 24.33–34 повторяются стихи 10–11 рассматриваемой главы, но данной прибавки там не имеется.

Притч.6:12. Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами,
Притч.6:13. мигает глазами сво­ими, говорит ногами сво­ими, дает знаки пальцами сво­ими;
Притч.6:14. ковар­с­т­во в сердце его: он умышляет зло во всякое время, сеет раз­доры.
Притч.6:15. Зато внезапно при­дет по­гибель его, вдруг будет раз­бит – без исцеле­ния.
Притч.6:16. Вот шесть, чтó не­на­видит Го­с­по­дь, даже семь, чтó мерзость душе Его:
Притч.6:17. глаза гордые, язык лживый и руки, про­лива­ю­щие кровь невин­ную,
Притч.6:18. сердце, ку­ю­щее злые замыслы­, ноги, быстро бегущие к злодей­с­т­ву­,
Притч.6:19. лжесвидетель, наговарива­ю­щий ложь и сеющий раз­дор между братьями.

В стихах 12–15 Премудрый предостерегает ученика своего от всех видов и проявлений лукавства и коварства, а в ст. 16–19 эти пороки и некоторые другие представляются особенно богопротивными. Уже и ранее (Притч 4.24–25) предостерегал от лукавства и призывал к прямому и открытому образу действий. Здесь он делает то же, но при этом подробно обрисовывает хитрую мимику – глаз, ног, пальцев – коварного и лукавого человека (ст. 13), всегда замышляющего в сердце зло на ближнего и на общество (ст. 14, сн. Притч 2.12, 14, 3.29): но конечная, неисцельная гибель злодея неизбежна (ст. 15. Притч 1.27, 3.25, 24.22).

Затем, для возбуждения в ученике большего отвращения к порокам злобы, лукавства, коварства, Премудрый называет, ст. 17–19, семь (собственно 6) пороков, составляющих проявления общей порочности и испорченности сердца человеческого. У LXX (и в слав. ) мысль о шести пороках в ст. 15 отсутствует. И в других местах кн. Притчей обличаются: гордые глаза (Притч 30.13), руки, проливающие кровь (Притч 1.11) и под., но здесь обличения эти сгруппированы полнее и выражены в особенной свойственной языку притчей форме числового параллелизма.

Притч.6:20. Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставле­ния матери твоей;

Предполагая теперь возобновить нить рассуждений и наставлений о целомудрии и о вреде распутства, Премудрый здесь (ст. 20), как и в начале книги (Притч 1.8) делает нарочитое увещание к ученику – помнить заповеди и наставления родителей, которые по закону Моисееву (Втор 6.7) не только сами должны были хранить и исполнять заповеди Божии, но и детям возвещать о них.

профессор Александр Павлович Лопухин

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)3