1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (13 оценок, среднее: 4,38 из 5)
Загрузка...

Иерей Святослав Шевченко: О неполных семьях, инфантилизме мужчин и других проблемах современных семей в России


«Православие.фм» представляет читателям беседу о проблемах современных семей в нашей стране и возможных путях их решения с иереем Святославом Шевченко. Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии Русской Православной Церкви и автор известного видеоблога «Святослав ПРЕСС» не понаслышке знаком с этой темой, так растит двоих детей сам и руководит семейным клубом епархии.


Просмотров публикации 1 093

– Отец Святослав, здравствуйте!

– Здравствуйте, Андрей!

– Первый вопрос, который я хотел бы вам задать сегодня, о взгляде на проблемы семьи через призму вашей пастырской практики.

Вам приходится много общаться с людьми: на исповеди, на проповеди, во внебогослужебное время, приходится ездить по школам, больницам, посещать другие общественные места, куда священника с неизбежностью приглашают. Поэтому вы, я думаю, в курсе большинства проблем, которые есть у людей в нашей стране. В частности, проблем семьи, проблемы с рождаемостью.

Насколько они острые, по вашему мнению? В каких они нуждаются решениях?

– Я хочу сказать, что абсолютное большинство вопросов, которые задают люди: постоянные прихожане или люди, которые пришли в храм решить какую-то жизненную проблему – касаются именно семьи. Из самых распространенных это: супружеские измены, проблемы воспитания детей, трудных подростков, это взаимоотношения между членами семьи. Поэтому в пастырской практике семейная тема наиболее приоритетная.

– А вопросы, связанные с рождаемостью людей сильно волнуют? Какое количество детей в семье оптимально? Стоит ли заводить второго, третьего ребенка, смогут ли они потянуть? Интересуются ли прихожане как им обеспечивать будущее своих малышей?

– Знаете, люди воцерковленные обычно таких вопросов не задают… Они понимают, что сколько Господь даёт детей, столько и нужно. И Он всегда даст пищу и средства для воспитания всех рождённых деток.

Хотя судя по беседам в Семейном клубе, а я являюсь руководителем Семейного клуба нашей епархии, сегодня в православной среде также идёт деформация сознания в вопросе количества детей в семье. Я думаю, на это повлияли дискуссии, которые были в обществе. Что необязательно много детей для православных. Сегодня идет общая деформация общественного сознания в этом плане, мол, один ребенок – это достаточно.

На это мнение весьма сильно влияет такая специфика, что Россия – это страна матерей-одиночек. Большинство людей, в нашем Семейном клубе, это прихожане из разных храмов Благовещенска. Абсолютное большинство из них – женщины, среди которых немало тех, у кого неудачный распавшийся брак. И женщины, оставшись одни, подают на алименты. А мужчины, не смотря на то, что это средства на воспитание их же сына или дочери, начинают заваливать этих женщин всякими судебными тяжбами, выторговывать копейки. И это не единичные случаи, а целый тренд. Из чего я делаю вывод, что мужчины нынче обмельчали. Маменькины сыночки, которые рубятся в «танки» на компьютере.

Одна из самых популярных проблем в семейной сфере, с которыми ко мне приходят – вопрос вмешательства родителей, как правило, свекрови или тёщи, в дела молодой семьи. Вы даже не представляете, какое количество семей разрушено из-за вмешательства в отношения молодых супругов в основном престарелых матерей, чаще одиноких. Если есть папы, то они поддерживают своих властных жён. Люди идут с этой болью в храм, потому что больше не на кого положиться. Муж пляшет под дудку своей мамы, а жене и посоветоваться не с кем.

Через свои страницы в социальных сетях не раз обращался к женщинам с призывом не разрушать семьи. Сказано в Писании: «Потому оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:5-6). Не просто так же это Спаситель сказал.

По христианскому вероучению у мужа и жены – «нулевая степень» родства. Первая степень – это кровные родители или, наоборот, дети. А муж и жена друг другу больше, чем родственники -это одно целое. Поэтому, когда приходят ко мне советоваться с таким вопросом, я говорю, что не нужно мамам и папам вмешиваться в семьи своих детей.

Мам можно понять, им скучно. Но когда они начинают настраивать сына или дочь против супругов – это уже преступление, разрушающее семью. Начинают манипулировать: «Выбирай – или я или твоя жена/муж». Это примерно половина всех случаев проблем в семье – когда люди жалуются на вмешательство мамочек в свои браки.

– Отец Святослав, здесь я полностью с вами согласен. Это действительно крупная проблема, которая влияет на семьи. Но мне кажется, что у неё, как и у большинства проблем в семьях сегодня, истоки лежат в масс-медиа. Когда телевизор включаешь, постоянно идут ток-шоу о том, как кто-то где-то поругался, помирился, вступил в сожительство. Людям как бы предлагают со стороны наблюдать за проблемами чужой семьи, а то и лезть в неё! Мерзость практически круглосуточно.

Ещё с революции это начало приходить в жизнь, когда Коллонтай предлагала идею «коллективных жён». Затем в СССР спохватились… Стали мораль продвигать. Там, по инерции, ещё держались за понятия о том, что нужно хранить верность супругу, нужно иметь много детей, нужно уметь не только отстаивать права, но и нести обязанности. А в девяностых к нам пришли западные ценности и всё окончательно «пошло в разнос». Сегодня даже некоторые общественные и политические силы прилагают усилия, даже законодательные инициативы пытаются привнести, направленные на разложение общества…

– Согласен с вами, но хочу поспорить относительно того, что это началось с революционного периода. Разложение началось заметно раньше. С идей западного гуманизма. С Вольтера, например. Так называемые «просветители» транслировали свои идеи через философию и литературу. Вначале, эти идеи отравили Европу, а с XVIII века стали проникать в Россию. И к XIX веку религиозность в России среди большинства людей стала внешней.

Вспоминаю дневниковые записи владыки Вениамина (Федченкова). Он писал о том, что в конце XIX века в семинарии верующий преподаватель был экзотикой. Вера была внешняя, обрядовая. Можно вспомнить дореволюционную практику со справками, когда все чины «Табеля о рангах» раз в год приносили документ о том, что они исповедовались и причастились. Все эти перекосы оттого, что люди не хотели ни исповедоваться, ни причащаться. И принудительный, репрессивный метод здесь отнюдь не помог, а лишь усугубил дело.

Когда случилась революция, одними из первых красные флаги появились на крышах семинарий. Я читал письмо священномученика Евгения (Зернова), который писал патриарху Тихону, жалуясь на то, что когда начались «маёвки», семинаристы принимали в них активное участие. На священство смотрели как на ремесленничество…

Проблема действительно сегодня усугубилась. Еще пример. Вышли на меня с какого-то радио с предложением вывести меня в эфир, как председателя семейной комиссии Благовещенской епархии, в беседе о семье. Правда, меня не предупредили, что мне уготована роль «фрика». Мне оппонировала психолог, светская женщина и два ведущих: мужчина и женщина. Меня вывели в эфир, и я слышу, что семья – это, дескать, анахронизм. Начинают приводить доводы, что женщинам раньше было сложно выживать, поэтому женщина была вынуждена пользоваться мужчиной для тяжёлого физического труда. Чисто потребительское отношение к браку.

Когда я начал говорить о традиционных семейных ценностях, о любви, о том, что ещё  Достоевский предсказывал в своем герое – социалисте Лебезятникове, все эти идеи, которые вы сейчас озвучиваете. Коммуна, супружеские измены как норма, женщины общие. Меня просто подняли на смех. Трубку-то я тогда бросил, но вынес из этого, что в обществе бытуют такие модели.

Сейчас, например, уже есть такое явление как «гостиничный брак». Живут раздельно, чтобы сохранять личное пространство, не выходя зоны комфорта. Выбирают день, снимают вскладчину гостиницу и встречаются там для интима. Я не говорю про прочие мерзости, которые идут из «просвещенной» Европы. Это такой этап полного упадничества.

Кстати, уже сейчас мы видим, что идея мультикультурализма сыграла с европейцами злую шутку. Мигранты из арабских стран, Северной Африки являются мусульманами. Ислам – это религия, которая делает акцент на семейных ценностях, многодетность. На мой взгляд, через 15-20 лет у Европы будет другое лицо: кареглазое, брюнетистое. Что говорить, если в Англии 2016 году самое распространенное имя было «Мухаммед». Закрываются католические храмы и переоборудуются в пиццерии, шиномонтажки или  в мечети. Мечетей становится больше.

Сегодня границы условны, прозрачны, оформи «шенген» и катайся себе по всей Европе. К нам тоже будут заходить эти веяния. Они уже заходят. Я говорю вам, как практикующий священник, что даже среди постоянных прихожан есть люди, которые до сих пор не зарегистрировали отношения. Женщина хочет брак, семью, поскольку ей французские «гражданские браки» больше вредят. Она обстирывает, кормит, а он не женится – его всё устраивает. А когда надоест и постареет – упорхнёт к другой.

Здесь ещё проблема инфантилизма мужчин. Это касается того, что уже озвучивал ранее. Когда сынок слушает маму, и игнорирует мнение жены, когда муж не готов нести ответственность. Возникает проблема, брак не зарегистрирован, мужчина куда-то потерялся. А женщина остается у разбитого корыта, с детьми или беременная, и без средств к существованию.

Мы, как священники должны не допускать к причастию людей, не заключивших официально брак. Один из свежих церковных документов, в обсуждении которого я участвовал в Межсоборном присутствии, «Об участии верных в Евхаристии». Там есть пункт, что если женщина верующая стремится к заключению брака, а неверующий мужчина (или обратная ситуация) против, то, в виде пастырской снисходительности, можно осторожно причащать с увещеваниями. Но лично я, в любом случае, разговариваю с людьми, объясняю, что по канонам – причащать не могу, только в качестве снисходительного исключения. Советую стремиться выводить своих спутников на серьёзный разговор о заключении брака. Но женщины сейчас боятся остаться одни. Мужчин мало, много пьяниц, наркоманов, а теперь ещё и гомосексуалистов. Женщинам что делать? Страна матерей одиночек и инфантильных мужчин…

– Отец Святослав, вы обозначили целый спектр семейных недугов. Какое вы видите решение для этих проблем?

– На мой взгляд, это задача номер один для государственной власти. Конечно, здесь нужны усилия Церкви, общественные усилия, но прежде всего, должна быть политическая воля государственной власти. У неё есть все инструменты для продвижения нравственности и семейных ценностей в массы, возможности для стимулирования многодетных семей, поддержки неполных семей.

Например, лично я с радостью воспринял такую меру как материнский капитал. Благодаря этому рождаемость немного поднялась по статистике. Конечно, не совсем христианское стимулирование, так как люди иногда из-за денег идут на деторождение. Первично идет забота о благе, а не об умножении детей, которые счастье само по себе.

Но в секулярном обществе должны быть и такие шаги. Недавно увидел информацию, что президент журналистам сказал следующее: «Нужно стремиться, чтобы среднее количество детей в российских семьях было 3 человека».  Это хорошо, что такие слова звучат из уст президента. Но нужны и реальные шаги.

Во-вторых, киноиндустрия и СМИ. Это ужасно, когда выворачивается наизнанку семья и толпа зевак обсасывает семейные неурядицы. Или публично человеку выбирают невесту, жениха, всё это с глумливым стёбом. Идет полное обесценивание института семьи. Что не сериал, так заявление, что погулять на стороне это уже чуть ли не норма. Вокруг этого построен весь сюжет.

Сегодня государственной власти необходимо продумать систему стимулирования отечественных кинопроизводителей, чтобы они снимали фильмы как в советское время: про крепкую семью, подвиг человека в семье, популяризировали многодетность.

Сейчас большинство фильмов, на которые Министерство культуры выделяет деньги, это какая-то вкусовщина, артхаус для киногурманов, кино для маленьких групп «ценителей». А для массового зрителя фильмов, где был бы показан позитивный образ семьи, нет. Создается ощущение, что негатив в российской семье – норма.

Проблемы в семье были и будут, но это не повод полностью в «чернуху» уходить. Если взять СМИ, то в категории «семья» освящаются темы: убил, зарезал, мама захотела ребенка сделать «ангелом» и чуть не выкинула в окно. Во всех этих информационных поводах семья демонизируется, одни негативные инфоповоды. Создается впечатление, что семья это плохо, это ад, «жесть».

– Я в этом усматриваю определенную внешнюю волю. У нас есть целый пул лоббистов этих вещей. У нас очень многие масс-медиа куплены западными компаниями. Они ведут согласованные действия по навязыванию зрителю такого разлагающего контента.

Стандартная политическая игра: все не могут быть в выигрыше, кому-то должно быть плохо, чтобы кому-то в другом месте было хорошо. Если у нас будет экономика сильная, рождаемость – высокая, мы займем какие-то рынки. Соответственно у наших «партнёров» из других государств будет меньше возможностей для собственного развития. Он не заинтересованы в успехе России. Проще дать сейчас малую денежку каким-нибудь либеральным ведущим, чтобы они здесь «чернуху» показывали.

– Это метод не новый. Как говорят специалисты, сейчас идет так называемая «гибридная» война, к которой подключается и киноиндустрия, и социальные сети. Это начиналось ещё во времена Второй Мировой войны, когда на оккупированных территориях фашисты раскидывали или расклеивали листовки, в том числе порнографического характера, для того, чтобы развратить население. Потому что людьми, у которых развились определенные страсти, легко манипулировать.

Фашисты конкретно этим занимались, департамент Геббельса по информационной войне. Со времён фашисткой Германии вся эта метода обкатывалась. Сейчас вот очаги – различные международные площадки ООН, ОБСЕ. Нас же постоянно критикуют за что? Первое – это закон, запрещающий пропагандировать гомосексуальные отношения между подростками. Нас за это называют гомофобами.

Я читал, что в Европе, США христианское сообщество сейчас в меньшинстве и смотрит на Россию как на островок спасения. Если в России падут консервативные институты, то у нас будет что-то подобное.

– Действительно, наша страна сегодня не является самым последним прибежищем традиционных ценностей, но у нас более здоровый культурный потенциал, чем в Европе и США. А на него ещё накладывается богатая духовная сокровищница, которую удалось сохранить и освежить благодаря новомученикам. Они во множестве явили миру свою веру, благодаря новомученикам наше поколение теперь держится за Церковь.

Вы правильно сказали о том, что начинать оздоравливать общество надо с политической воли. Хорошо, что она уже начинает высказывается на таком высоком уровне. Все-таки гибридной войне мы противостоим не очень хорошо. Как-то проигрываем…

Недавно мне удалось побывать в Армении и поговорить с отцом Арсением Григорянцем, благочинным всех патриарших приходов в этой стране. Он предложил в этом противостоянии основываться на наших традиционных ценностях, традиционном духе коллективизма и начать с того, чтобы сделать семью отдельным субъектом права. Отказаться от западной идеи, когда есть только физические и юридические лица.

Отец Арсений предложил сделать правовыми субъектами юридические лица и семьи, а физическое лицо трактовать, как частный случай семьи. Таким образом, введя семью в правовое поле, можно будет принимать целые пакеты законов, экономически и законодательно более эффективно регулировать её жизнь. Что вы думаете об этом?

– Андрей, у меня нет юридического образования, и я не могу выступить экспертом в этой области. Думаю, в этом что-то есть, хотя мне и не до конца понятны механизмы этого предложения: «Семья как субъект права и физическое лицо, как её частность».

Европа и Америка сейчас законодатели всего. Франция – законодательница мод, вин. Италия – Римского права. Оттуда пришло всё это. Сегодня проще идти по проторенным дорожкам. Но если юристы разработают всё, как должно, чтобы это было не просто красивыми словами, а реально действующей схемой, почему нет? Можно попробовать. Наши политики сегодня заявляют, что у России самобытный путь. Ну вот, можно попробовать самобытную юридическую систему.

– А идея возможности для родителей пользоваться голосами детей? Как бы вы ее оценили? Как справедливую или не совсем? Отец Арсений говорит: «я родил ребенка, и я голосую за власть, которая будет строить будущее. В этом будущем будет жить мой ребенок! Разве не логично, чтобы и его голос я мог отдать за тех людей, которые по-моему мнению обеспечат ему нормальную жизнь? Ведь я являюсь полноправным представителем ребенка во всех его взаимоотношениях с государством. Почему это не распространяется на голосование?».

– Тут, на мой взгляд, ситуация неоднозначна. Маятник может качнуться и в обратную сторону, потому что представителей либеральных ценностей не так много. Меньше 10 процентов. Но они крикливы. Если вспомнить о школьниках, которых Навальный выводит на улицы, то неизвестно как аукнется эта инициатива.

– Вы имеете в виду, что такие дети могут уговорить своих родителей определённым образом проголосовать за что-то и распорядиться их, детей, голосами в соответствии с либеральной пропагандой?

– Да, именно так. Я бы не стал впутывать детей в эту политическую возню, потому что их начнут обрабатывать намного активнее.

– Предлагая предоставить родителям голоса детей, отец Арсений считает, что так повысится престиж многодетной семьи. Когда у главы многодетной семьи будет десять голосов, а не два, то законодатели станут ориентироваться на его мнение иным образом и иные меры поддержки будут многодетным семьям предлагать. Воленс-ноленс.

– На мой взгляд, это не будет стимулировать многодетность. Плюс никто не даст такой законопроект о голосах детей «протащить».

– Понятно. Тогда давайте поговорим о мерах экономической поддержки и нравственной поддержки семей.

Всё же в современном обществе, которое привыкло всё оценивать с позиции кошелька, экономические рычаги наиболее эффективны. Ведь Церковь не прекращает, и никогда не прекращала говорить о нравственности, о семейной счастье, гармонии, основываясь на заповедях Божьих. Но общество, к сожалению, мало подвержено этому голосу. Все смотрят ток-шоу…

А вот если повести  правильную экономическую политику в плане семьи? Если семья – это отдельный правовой субъект, у которого есть целый пакет экономических мер стимулирования? Предположим, семьи платят тем меньше налогов, чем больше в них детей. У них меньше пенсионные отчисления, чем больше в них детей. У них минимальная ипотека, чем больше в них детей. И если один из супругов решает разрушить эту семью, то тот, кто является виновником, тот, кто выходит из семьи как отдельное самостоятельное лицо, у него все эти экономические льготы обнуляются. Будут ли эти меры поддерживать целостность семей? Рождаемость? На мой взгляд, да.

– Я про такие методы и говорил, когда упоминал о тех мерах поддержки многодетностности, которые на законодательном уровне должны приниматься. Я думаю, будет какой-то эффект. Главное, чтобы всё не превратилось в балльную систему.

– Отец Святослав, вы имеете в виду нечто похожее на китайскую систему социального рейтинга?

– Да, я говорю именно об этой опасности.

Если сегодня попытаться эту систему вводить, я имею в виду налог на бездетность. Эту идею озвучивал протоиерей Димитрий Смирнов. Это репрессивная мера, но интересная.

Нравственность к экономике в прямой корреляции. Помните, в 90-е, когда пал «железный занавес» и прошла волна похабщины типа газет «Спид инфо», где была практически порнография, нация развратилась и тут же начала трещать по швам экономика. Мы чуть не превратились в нацию суицидников, повысилось число самоубийств. Люди были в депрессии, не хотели работать, появилась целая каста бездомных.

Мне могут оппонировать. Допустим, есть страны с безнравственными, с точки зрения христианства, вещами. Например, США, где разрешена регистрация однополых браков.

Однако я читал недавно статью, где сообщалось, что в США очень сильны консервативные протестантские общины. Была статья «Как христиане наполняют экономику Америки». Тридцать процентов бюджета этой страны наполняют христиане. Поэтому нравственность там сильна во многих местах. Протестантизм там двигает экономику. Почему бы у нас это не попробовать с православием? Дорогу осилит идущий. Здравое зерно в инициативах отца Арсения есть.

– Отец Святослав, а что бы вы добавили от себя к этому комплексу предложений? Какой-то момент, который нам необходим, чтобы помочь семьям, рождаемости?

– Я уже говорил, что считаю приоритетным стимулирование именно российских СМИ и киноиндустрии на продвижение нравственного контента.

Мне эта тема близка, как бывшему журналисту. Я знаю, что человек не только биологическое и социальное существо, но и информационное. «Кто владеет информацией, тот владеет миром», – Ротшильд ведь был не дурак.

Популяризация крепкой традиционной многодетной семьи через киноиндустрию, сериалы, мультипликацию – очень важна. Если бы государство направило свою политическую волю в эту область, то начались бы подвижки. Например, о вреде абортов. Представьте, если бы крупнейшие концерны – «Marvel», «DC», «SONY», «Disney» начали бы вкраплять в свои фильмы сюжеты о традиционных семейных ценностях. Тогда подрастающее поколение постепенно отформатировалось бы в нравственную сторону.

Лично вижу на примере своих детей-подростков, что их формируют современные качественные фильмы. Сегодня, в большинстве своём – голливудские, американские. И в этом случае я бы сделал акцент на поддержку отечественной киноиндустрии и СМИ, освещающих традиционную семейную сферу. На мой взгляд, это был бы существенный вклад в дело решения проблем семей. Сегодня фильмы, музыка, что поют наши певцы, что играют и говорят наши актеры, это все нас формирует. На мой взгляд, немаловажно, чтобы они пели и говорили о правильных, нравственных вещах.

Беседовал Андрей Сегеда

Также по теме: Протоиерей Арсений Григорянц: «Семья должна стать субъектом права!»

Дополнительно. Отец Святослав Шевченко о смысле существования Церкви:

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)22