1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 4,17 из 5)
Загрузка...

София Палеолог: гений и злодейство


София Палеолог… Сколько о ней сказано, написано, придумано, обнаружено… Не всякая, далеко не всякая личность в истории облечена в такой длинный шлейф недомолвок, сплетен, наговоров… И параллельно с ними – восторгов, благодарностей, восхищений. Личность Софии Палеолог давно не дает спокойно спать археологам, историкам, врачам, ученым, исследователям, да и просто людям, которые хоть как-то по касательной столкнулись с повествованиями о ней. Так кто же она? Гений? Злодейка? Ведьма? Святая? Благодетельница земли русской или исчадие ада? Опираясь на известные нам сведения ее биографии, попробуем разобраться.

Просмотров публикации 3 942

Начнем с начала. София, или в младенчестве Зоя, родилась в семье Фомы Палеолога – деспота Мореи. Он был младшим братом последнего византийского императора Константина XI, который погиб при падении Константинополя в середине XV века.

Вот после этой фразы порой и начинается тарарам в мышлении людей. Ну, если отец – деспот, то кому же быть дочери? И начинается град обвинений. А между тем, ежели проявить немного любознательности и заглянуть в словарь, который толкует нам слова не всегда односложно, то мы можем прочесть нечто другое о слове «деспот».

Оказывается, что деспотами называли самых высокопоставленных византийских вельмож. А деспотаты – это такие разделения в государстве, подобные современным провинциям или штатам. Вот и отец Софии был вельможей, руководившим одним из таких кусочков государства – деспотатом.

Она была в семье не единственным ребенком – у нее было еще два брата: Мануил и Андрей. Семья исповедовала православие, мать детей – Екатерина Ахайская, была очень воцерковленной женщиной, чему и учила своих детей.

Но годы были очень непростые. Византийская империя была на грани падения. А когда умер Константин XI и столица была захвачена турецким султаном Мехмедом II, семья Палеолог вынуждена была бежать из родового гнезда. Сначала они обосновались на острове Корфу, а позже перебрались в Рим.

В Риме дети осиротели. Сначала умерла мать, а после, спустя полгода, ушел ко Господу и Фома Палеолог. Воспитанием сирот занялся греческий ученый, униат Виссарион Никейский, служивший кардиналом при папе Сиксте IV (да-да, это он стал заказчиком постройки капеллы, которая теперь и носит его имя – Сикстинская).

И естественно, Зою и ее братьев воспитывали в католицизме. Но при этом дети получили и хорошее образование. Они знали латинский и греческий, математику и астрономию, свободно говорили на нескольких языках.

Папа же Римский не только от сострадания к сиротам проявлял такую добродетель. Мысли его были куда более прагматичны. Для того чтобы восстановить флорентийское соединение церквей и приобщить к унии государство Московское, он решил выдать Софию Палеолог за русского князя Ивана III, который с недавнего времени был вдовцом.

Овдовевшему князю пришлось по душе желание Папы Римского породнить древний московский род со знаменитым родом Палеолог. Но сам он ничего решить не мог. Иван III спросил совета у матери, как ему поступить. Предложение было заманчивым, но он прекрасно понимал, что на кону не только его личная судьба, но и судьба государства, правителем которого он станет. Его отец, великий князь Московский Василий II, получивший прозвище Тёмный из-за своей слепоты, назначил 16-летнего сына своим соправителем. А на момент предполагаемого сватовства Василий II уже преставился.

Мать отослала сына к митрополиту Филиппу. Тот выступил резко против намечающегося брака и не дал своего высочайшего благословения князю. Что же касается самого Ивана III, то идея брака с византийской принцессой ему пришлась по душе. Ведь тем самым Москва становилась наследницей Византии — «третьим Римом», что несказанно укрепляло авторитет великого князя не только в своей стране, но и в отношениях с соседними государствами.

Поразмыслив, он направил в Рим своего посла – итальянца Жан-Батиста делла Вольпе, которого в Москве именовали куда проще: Иван Фрязин. Личность его весьма интересна. Он был не только главным чеканщиком монет при дворе великого князя Ивана III, но и откупщиком этого весьма прибыльного дела. Но не о нем сейчас речь.

Договор о свадьбе был заключен, и София вместе с несколькими сопровождающими лицами отбыла из Рима в Россию.

Она пересекла всю Европу. Во всех городах, где она останавливалась, ей устраивали пышный прием и задаривали сувенирами. Последней остановкой перед прибытием в Москву был город Новгород. И тут произошло неприятное событие.

В обозе Софии был большой католический крест. Весть об этом дошла до Москвы и невероятно расстроила митрополита Филиппа, который и так не давал благословения на этот брак. Владыка Филипп поставил ультиматум: если крест ввезут в Москву – он покинет город. Дело принимало серьезный оборот. Посланец Ивана III поступил по-русски просто: встретив обоз на подъезде к Москве, он взял и отнял крест у представителя Римского Папы, сопровождавшего Софию Палеолог. Всё решилось быстро и без лишнего шума.

Непосредственно в день ее приезда в Белокаменную, а именно 12 ноября 1472 года, как свидетельствуют летописи того времени, состоялось ее венчание с Иваном III. Оно произошло во временной деревянной церкви, поставленной около строящегося Успенского собора, чтобы не прекращать богослужений. Митрополит Филипп, будучи всё ещё вне себя от ярости, отказался проводить церемонию венчания. И это таинство исполнил специально экстренно приглашенный в Москву Коломенский протопоп Иосия. София Палеолог стала женой Ивана III. Но, к великому несчастью и разочарованию Папы Римского, всё обернулось совсем не так, как он предполагал.

По преданию, она привезла с собой в подарок мужу «костяной трон»: его деревянный остов весь был покрыт пластинами из слоновой и моржовой кости с вырезанными на них сюжетами на библейские темы. Софья привезла с собой и несколько православных икон.

София, целью которой ставилось склонение Руси к католичеству, стала православной. Рассерженные послы унии покинули Москву ни с чем. Ряд историков склоняется к версии о том, что София втайне общалась с афонскими старцами, постигая азы православной веры, которая все больше и больше нравилась ей. Есть свидетельства о том, что к ней сваталось несколько иноверцев, которым она отказывала исключительно по причине несовпадения в религиозных взглядах.

«Видимым знаком преемственности Руси от Византии становится двуглавый орел – династический знак семьи Палеолог»

Как бы то ни было, Палеолог стала великой русской княгиней Софьей Фоминичной. И не просто стала ею формально. Она привезла с собой на Русь великий багаж – заветы и предания Византийской империи, так называемую «симфонию» государственной и церковной власти. И это были не просто слова. Видимым знаком преемственности Руси от Византии становится двуглавый орел – династический знак семьи Палеолог. И этот знак становится государственным гербом Руси. Чуть позже к нему добавился всадник, поражающий мечом змея – святой Георгий Победоносец, который раньше был гербом Москвы.

Муж прислушивался к мудрым советам своей просвещённой жены, хотя это не нравилось его боярам, ранее имевшим безраздельное влияние на князя.

А София стала не только помощницей мужа в делах государственных, но и матерью огромного семейства. У нее родилось 12 детей, 9 из которых прожили долгую жизнь. Сначала на свет появилась Елена, умершая в раннем младенчестве. За ней последовала Федосия, за ней – опять Елена. И наконец – счастье! Наследник! В ночь с 25 на 26 марта 1479 года на свет появился мальчик, нареченный в честь деда Василием. У Софии Палеолог родился сын Василий, будущий Василий III. Для матери же он всегда оставался Гавриилом — в честь архангела Гавриила, которому она слезно молилась о даровании наследника.

Судьба подарила супругам еще Юрия, Дмитрия, Евдокию (также умершую младенцем), Ивана (умер ребенком), Симеона, Андрея, опять Евдокию и Бориса.

Сразу после рождения наследника София Палеолог добилась того, чтобы его объявили великим князем. Этим действием она практически вытеснила с очереди на престол старшего сына Ивана III от предыдущего брака – Ивана (Молодого), а следом за ним – его сына, то есть внука Ивана III – Дмитрия.

Естественно, это повлекло всяческие кривотолки. Но, казалось, они совсем не заботили великую княжну. Ее волновало совсем иное.

София Палеолог настаивала на том, чтобы ее супруг окружил себя пышностью, богатством и завел при дворе этикет. Таковы были традиции империи, и их следовало соблюдать. Из Западной Европы Москву наводнили врачи, художники, зодчие, архитекторы… Им дан был приказ – украсить столицу!

Из Милана был приглашен Аристотель Фиораванти, которому вменялось в задачу выстроить кремлевские покои. Выбор был неслучаен. Синьор Аристотель слыл великолепным специалистом по подземным ходам, тайникам и лабиринтам.

И прежде чем заложить стены Кремля, он построил под ними настоящие катакомбы, в одном из казематов которых была укрыта настоящая сокровищница – библиотека, в которой хранились рукописи времен античности и фолианты, спасенные при пожаре знаменитой Александрийской библиотеки. Помните, на праздник Сретения мы говорили о Симеоне Богоприимце? Как раз его перевод книги пророка Исаии на греческий хранился в этой библиотеке.

Кроме кремлевских палат, архитектор Фиораванти построил Успенский и Благовещенский соборы. Благодаря мастерству иных зодчих в Москве появились Грановитая палата, кремлевские башни, Теремной дворец, Казенный двор и Архангельский собор. Москва с каждым днем становилась все краше и краше, как бы готовясь стать царской.

Но не только это заботило нашу героиню. София Палеолог, имея большое влияние на мужа, который видел в ней надеждного друга и мудрого советчика, убедила его отказаться платить дань Золотой Орде. Иван III наконец-то сбросил это многолетнее иго. Но бояре очень боялись, что орда озвереет, узнав о решении князя, и начнется кровопролитие. Но Иван III был тверд, заручась поддержкой своей супруги.

Ну, что ж. Пока что мы может сказать, что София Палеолог была добрым гением как для своего супруга, так и для матушки-Руси. Но мы забыли об одном человеке, который так вовсе не считал. Имя этого человека – Иван. Иван Молодой, как его называли при дворе. И он был сыном от первого брака великого князя Ивана III.

После того, как сын Софии Палеолог был объявлен наследником престола, русская знать при дворе раскололась. Сформировались две группировки: одна поддерживала Ивана Молодого, другая – Софью.

С самого появления при дворе у Ивана Молодого не сложились отношения с Софьей, а та не пыталась их наладить, занимаясь другими государственными и личными делами. Иван Молодой был всего на три года моложе мачехи, и как все подростки, ревновал отца к его новой возлюбленной. Вскоре и Иван Молодой женился на дочери господаря Молдавии Стефана Великого – Елене Волошанке. И на момент рождения сводного брата уже сам был отцом сына Дмитрия.

Иван Молодой, Дмитрий… Шансы Василия занять престол были весьма призрачны. И это не устраивало Софию Палеолог. Совершенно не устраивало. Две женщины – София и Елена – стали заклятыми врагами и просто-таки горели желанием избавиться не только друг от друга, но и от потомства конкурентки. И София Палеолог допускает промах. Но об этом по порядку.

Великая княжна поддерживала весьма теплые дружеские отношения со своим братом Андреем. Его дочь Мария вышла в Москве замуж за князя Василия Верейского, который был племянником Ивана III. И однажды София, не спросив мужа, подарила племяннице драгоценность, которая некогда принадлежала первой супруге Ивана III.

А великий князь, видя неприязнь своей невестки к супруге, решил ее задобрить и подарить ей эту фамильную драгоценность. Вот тут-то и произошел великий провал! Князь был вне себя от гнева! Он потребовал у Василия Верейского возвратить ему немедленно фамильную ценность. Но тот отказался. Дескать, подарок, извините! Тем более что стоимость его была весьма и весьма внушительной.

Иван III был просто взбешен и велел засадить князя Василия Верейского с супругой в темницу! Пришлось родственникам спешно бежать в Литву, где они спаслись от гнева государя. Но князь еще долго сердился на свою супругу за этот поступок.

К концу XV века страсти в великокняжеском семействе улеглись. По крайней мере, сохранялась видимость холодного мира. Как вдруг обрушилась новая беда: Иван Молодой заболел ломотой в ногах, был практически парализован. К нему спешно были выписаны лучшие лекари из Европы. Но помочь ему они ничем не смогли. Вскоре Иван Молодой скончался.

Лекарей, как водится, казнили… А вот в кругу бояр стал все явственнее и явственнее проступать слух, что к смерти наследника приложила свою руку София Палеолог. Дескать, отравила она конкурента своего Василия. До Ивана III дошла молва, что какие-то лихие бабы с зельем приходили к Софии. Он пришел в ярость, жены и видеть не хотел, а сына Василия велел держать под стражей. Баб, приходивших к Софье, утопили в реке, многих побросали в тюрьмы. Но София Палеолог на этом не унялась.

Ведь у Ивана Молодого остался наследник, известный как Дмитрий Иванович Внук. Внук Ивана III. И 4 февраля 1498 года, под занавес XV века, он был официально провозглашен наследником престола.

Но вы плохо себе представляете личность Софии Палеолог, если думаете, что она смирилась. Совсем наоборот.

В то время на Руси стала распространяться жидовствующая ересь. Ее привез на Русь какой-то киевский ученый еврей по имени Схария. Он стал переиначивать христианство на иудейский манер, отрицал Святую Троицу, Ветхий Завет ставил главнее Нового, отвергал почитание икон и мощей святых… В общем, говоря современным языком, собирал таких же, как и он, сектантов, отколовшихся от святого Православия. Елена Волошанка и князь Дмитрий каким-то образом примкнули к этой секте.

Это был великий козырь в руках Софии Палеолог. Тут же о сектанстве было доложено Ивану III. И Елена с Дмитрием попали в опалу. София и Василий опять заняли свое прежнее положение. С этой поры начал государь, по словам летописцев, «не радеть о внуке», а сына Василия объявил великим князем Новгорода и Пскова. София добилась того, что было приказано Дмитрия и Елену держать под стражей, на ектениях в церкви не поминать их и не величать Дмитрия великим князем.

Софья Палеолог, фактически отвоевавшая для своего сына царский престол, не дожила до этого дня. В 1503 году она скончалась. В тюрьме скончалась и Елена Волошанка.

Благодаря методу пластической реконструкции по черепу в конце 1994 года был восстановлен скульптурный портрет великой княгини Софьи Палеолог. Она была невысокой – около 160 см, полной, с волевыми чертами лица и имела нисколько не портившие ее усики.

Иван III, чувствуя уже слабость здоровья, приготовил завещание. Василий в нем указан престолонаследником.

Василию между тем пришла пора жениться. Попытка женить его на дочери датского короля не удалась; тогда, по совету одного придворного, грека, Иван Васильевич последовал примеру византийских императоров. Ко двору велено было собрать на смотрины красивейших девиц, дочерей бояр и боярских детей. Собрано было их полторы тысячи. Василий избрал Соломонию, дочь дворянина Сабурова.

Иван Васильевич после кончины супруги пал духом, серьезно заболел. Видимо, великая княгиня Софья давала ему необходимую энергию для строительства новой державы, ее ум помогал в государственных делах, ее чуткость предупреждала об опасностях, ее всепобеждающая любовь давала ему силы и мужество. Оставив все дела, он отправился в поездку по монастырям, но замолить грехи не удалось. Его разбил паралич. 27 октября 1505 года он отошел ко Господу, пережив любимую супругу всего на два года.

Василий III, взойдя на престол, первым делом ужесточил условия содержания своего племянника – Дмитрия Внука. Его заковали в кандалы и поместили в маленькую душную камеру. В 1509 году он скончался.

У Василия и Соломонии не было детей. По совету приближенных он женился на Елене Глинской. 25 августа 1530 года Елена Глинская родила наследника Василия III, которого нарекли при крещении Иоанном. Потом ходила молва, будто при появлении его на свет по всей Русской земле прокатился страшный гром, молния сверкнула и земля содрогнулась…

Родился Иван Грозный, как говорят современные ученые, внешне очень похожий на свою бабку – Софию Палеолог. Иван Грозный – маньяк, садист, развратник, деспот, алкоголик, первый русский царь и последний в династии Рюриковичей. Иван Грозный, на смертном одре принявший схиму и похороненый в рясе и куколе. Но это уже совсем другая история.

А Софья Палеолог была похоронена в массивном белокаменном саркофаге в усыпальнице Вознесенского собора в Кремле. Рядом с ней покоилось тело и первой жены Ивана III – Марии Борисовны. Этот собор был разрушен в 1929 году новой властью. Но останки женщин царского дома сохранились. Они сейчас покоятся в подземной палате Архангельского собора.

Вот такая была жизнь Софьи Палеолог. Добродетель и злодейство, гениальность и подлость, украшение Москвы и уничтожение конкурентов – всё было в ее непростой, но очень яркой биографии.

Кто она – воплощение зла и интриги или созидательница новой Московии – решать Вам, читатель. В любом случае, ее имя вписано в анналы истории, а часть ее фамильного герба – двуглавого орла – мы видим и сегодня на российской геральдике.

Несомненно одно – она внесла огромный вклад в историю Московского княжества. Пусть покоится с миром! Уже одно то, что она не дала Москве стать католическим государством, для нас, православных, бесценно!

Главное фото — встреча царевны Софии Палеолог псковскими посадниками и боярами в устье Эмбаха на Чудском озере. Бронников Ф.А.