1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Христианство в Швеции. Анастасия Ногай и Татьяна Махинова


Готовя этот материал, я искала информацию о шведской религиозной ситуации в официальных источниках, так как мое частное мнение вряд ли […]


Просмотров публикации 2 022

Готовя этот материал, я искала информацию о шведской религиозной ситуации в официальных источниках, так как мое частное мнение вряд ли является полностью объективным. Однако, к моему удивлению, найденные цифры не стали для меня открытием. Довольно адекватное представление о религиозной жизни общества сложилось у меня после шести лет проживания в Гетеборге, втором по величине городе королевства Швеция.

Итак, вот реальные цифры: большая часть (около 80%) зарегистрированных верующих (или 70% от всего населения) формально принадлежит к Церкви Швеции — лютеранской церкви, отделённой от государства лишь в 2000 году. Однако по результатам опроса Евробарометра от 2005 года показано, что Швеция – третья от конца списка стран в ЕС по количеству верующих (после Чехии и Эстонии): только 23% шведов верят в Бога, 53% верят в какой-либо дух или силу жизни, 23% не верят ни в Бога, ни в какой-либо дух или силу жизни. Только 2% населения регулярно ходит в церковь, православных около 1% населения. Значительную их часть составляют сербы, греки, румыны, русские, но имеются и небольшие общины православных финнов, эстонцев, грузин. В Швеции проживает внушительное количество мусульман.

Лютеранство (или протестантизм, как принято говорить здесь) – апофеоз того, что определяет Швецию и характер людей здесь: умеренность, сдержанность во всем – в чувствах, выражениях, дизайне. Лютеранские церкви – не католические костелы или готические соборы. В городе масса церквей, старых и не очень, но внешне мало какие сравнятся красотой с самой обычной церквушкой в русской провинции. Сразу после приезда сюда я, не умеющая читать по-шведски, грешным делом принимала церкви за… крематории, настолько «нецерковный» вид некоторые из них имели. В районе, где я живу, церкви буквально на каждом шагу, только иногда их сложно отличить от жилых домов.

Серое здание между двумя жилыми домами – церковь Святого Маттеуса (Матвея)
Серое здание между двумя жилыми домами – церковь Святого Маттеуса (Матвея)

Бывала ли я в лютеранских церквях? Да, и даже нашла ту, где мне было радостно находиться, – это церковь Пречистой Девы Марии. В ней каждый год в конце декабря, под Рождество, проходят службы, а еще эта церковь, пожалуй, самая красивая в городе и больше всего напоминает православную.

Пение рождественских гимнов, церковь Пречистой Девы Марии, декабрь 2014 г. В кадр не попала девушка-священнослужительница, проводившая службу. Она приехала на велосипеде, а во время службы из-под белой рясы виднелись джинсы.

Каким же образом, спросите вы, 80% населения официально принадлежит к церкви? Дело в том, что детей крестят даже те родители, которые в Бога не верят и не входят в те самые 23% верующих. Я думаю, что это дань традиции, а не моде: шведская церковь – не бесплатная, каждый прихожанин в год отчисляет больше 100 евро взносов, эти деньги автоматически вычитаются из зарплаты или пособия, пожизненно, поэтому крестить ребенка просто так, ради церемонии, мало кто будет. Возможно, те, кто заявлял о своем неверии, просто постеснялись признаться, а на самом деле они верят в Бога, поэтому и детей своих крестят.

Такие карточки со словами благодарности принято рассылать тем, кто пришел на крестины.
Такие карточки со словами благодарности принято рассылать тем, кто пришел на крестины.

Мой холодильник завешан памятными фотографиями младенцев, как вы видите. На тех крестинах, где я бывала, обряд, сильно похожий на наш, православный, проводили приятные пожилые батюшки…

Ну а что же с тем небольшим процентом верующих, кто ходит в церковь регулярно? В моем окружении есть только одна такая семья, причем они относятся не к лютеранам, а к той ветви религии, которая тут называется христианской. Эти люди не употребляют алкоголь, не курят, молятся, их дочь-подросток Юханна – невероятной доброты девочка, о проблемах, которые обычно возникают между родителями и детьми в непростом переходном возрасте, эта семья слышала только от других.

«Ты православная? Это же прекрасно!»

«Ты православная? Это же прекрасно!» – именно такая реакция была у ста процентов моих друзей и коллег, которые узнавали, какой я веры. Разговор обычно заходил, если случайно видели нательный крестик или при обсуждении планов на Рождество. Сначала я списывала такое умиление на обычную вежливость, смущалась, говорила «спасибо» и переводила разговор на другие темы, однако оказалось, что шведам очень нравятся русские иконы и священники, «немного сердитые, но и вы все русские тоже чуть-чуть сердитые, мало улыбаетесь». Вообще же, в силу общей нерелигиозности шведского общества, представление о православии очень поверхностное: кто-то слышал о почитаемом Николае Чудотворце, кто-то – о русском Рождестве, которое отмечается в январе, а не в декабре, как у католиков и лютеран, кто-то знает, что в России был другой календарь.

Хотелось бы сказать, что такая же позитивная реакция была на то, что я русская, но пришлось бы соврать. К сожалению, политические разногласия сделали свое дело, поэтому про отношение русским писать грустно.

К чести шведов, они не ищут, в чем разница между православием и другими ветвями той же церкви, православный – значит, не мусульманин, не мормон, значит, наш. Когда я просила описать одним словом, в чем для них отличительная черта именно русской Церкви, то самый распространенный ответ был «серьезность». Надо сказать, что лютеране в этом смысле большие либералы (не буду затрагивать тему однополых браков), вот вам случай из жизни: моя подруга Лиза всерьез убеждала священника изменить текст брачной клятвы «Клянешься ли ты быть с рабом Божьим… пока смерть не разлучит вас» на «Пока ты не почувствуешь, что несчастлива с ним». Попробуйте представить, что вы с такой просьбой придете в православную церковь! Получилось? У меня не получилось. Когда я, немного шокированная, спросила у Лизы, почему вообще она решила переписать текст и как к этому отнесся священник, Лиза ответила: «Священник отказался, не понимаю почему. Уж он-то должен был меня понять, ведь сам женат третий раз».

Когда-то давно, живя в России, я водила шведских коллег, тех, кто просил, в церкви. Конечно, цель была скорее экскурсионная, чем религиозная. Храмы Москвы производили впечатление, но скорее как музеи, а вот из действующих церквей я не раз выводила плачущих взрослых мужчин и женщин, которые шли посмотреть на красивые странные иконы и «попов в дорогих одеждах» (священников во время богослужения), а попадали в атмосферу настоящей Церкви, с запахом свечей, ладана, ликами святых, особым светом. Они испытывали невероятное потрясение, некоторые говорили, что не плакали десятки лет до этого, а тут вроде ничего не болит, ничего не случилось, а слезы ручьем.

Мне кажется, что в глубине души именно потому, что в Русской Православной Церкви есть обряды, каноны и та самая серьезность, православие вызывает такое уважение.

На главном фото – православный храм в Стокгольме

Вы можете поаплодировать автору0