1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 4,89 из 5)
Загрузка...

Актриса Милена Радулович: «Надо всё пережить и идти дальше с позитивной энергией»


31 мая в Севастополе завершился XXVIII Международный кинофорум «Золотой Витязь». В номинации «Полнометражные игровые фильмы» главный приз получил фильм «Балканский рубеж», 151 мин., реж. Андрей Волгин, Россия, Сербия.


Просмотров публикации 1 130

Югославия. 1999 год. Российская спецгруппа получает приказ взять под контроль аэродром Слатина в Косово и удерживать его до прихода подкрепления. Но этот стратегический объект крайне важен албанскому полевому командиру и натовским генералам. Группа вынуждена принять неравный бой с террористами. К аэродрому устремляются российские миротворцы и силы НАТО. Мир вновь близок к большой войне. Но командиру спецгруппы Андрею Шаталову не до политики: в аэропорту среди заложников его любимая девушка Ясна.

Во время кинопоказа в фойе севастопольского кинотеатра «Москва» нашему корреспонденту удалось взять небольшое интервью у сербской актрисы Милены Радулович, сыгравшей главную роль в этом фильме. Милена приехала в Севастополь представлять кинокартину «Балканский рубеж» вместе с режиссером Андреем Волгиным и актером Антоном Пампушным. Накануне показа они приняли участие в масштабной акции озеленения, посадив в Парке им. Ахматовой 100 саженцев миндаля и грецкого ореха вместе с другими актерами, приехавшими на кинофестиваль «Золотой Витязь». Возле каждого деревца теперь есть табличка с именем того, кто его посадил.

Антон Пампушный
Антон Пампушный

Елена Радулович

Милена – православная христианка, очень любит русскую литературу и хорошо говорит по-русски. В разговоре как-то сразу возник вопрос веры.

– Милена, когда Вы впервые ощутили, что есть Бог?

– Сербы – православный народ. Поэтому мы чувствуем себя братским народом с русскими. В моей семье принято отмечать православные праздники Пасху и Рождество. Кроме того, в Сербии есть особый семейный праздник, которого нет у русских. Этот праздник называется Слава. В каждой сербской семье с давних времен чтят имя определенного святого, покровителя именно этой семьи. В этот день в дом обязательное приглашают священника, приезжают родственники и близкие друзья. Накрывается богатый стол. С самого раннего детства в моей памяти такие праздники. Я даже сама не помню, как это началось, но я с детства знала, что есть Бог.

– А какой именно Ваш семейный святой?

– Святой первомученик Стефан. Его память мы празднуем 9 января.

– Как прошло Ваше детство?

– Всё моё детство прошло в радости и любви. Мне очень повезло с родителями. Они хорошие и теплые люди. Так получилось, что они стали родителями очень рано, но у меня складывается такое впечатление, что они всю жизнь шли к этому. Я росла в большом доме. Мои бабушка с дедушкой жили на первом этаже, а мы с родителями – на втором. У меня еще есть младшая сестра. А через дорогу от нас жили родственники, и мы всегда держались друг за друга. У моей тети два сына, они тоже росли с нами. Поэтому детей было много. Нашим бабушке и дедушке некогда было скучать. Но мы жили в радости и любви. Я только три месяца живу самостоятельно. Несмотря на то, что мой дедушка никогда не был коммунистом, в Бога он не верил, а бабушка, наоборот, очень-очень верующий человек. Из-за такой разницы в мировоззрении между ними часто происходили смешные диалоги. Они подтрунивали друг над другом, но никогда не ругались из-за этого всерьез.

«Я слышу в русском языке некую торжественность, слышу достоинство»

– Вы очень хорошо говорите по-русски. Когда у Вас возник интерес к русской культуре и русскому языку?

– Интерес к русскому языку у меня возник, когда мне было 10 лет. В Сербии по телевидению шел какой-то русский сериал. И мне тогда русский язык понравился, его звучание, его музыка. Я слышу в русском языке некую торжественность, слышу достоинство. И я уже тогда захотела учить русский, но в начальной школе мы изучали немецкий, и русского не было совсем. Потом уже в гимназии (в средней школе, – прим. автора) я снова хотела изучать русский, но и там не было такой возможности. И потом уже, в старших классах, я начала увлекаться театром и русскими романами. Я прочитала все романы Достоевского, Гоголя на сербском. Очень люблю Михаила Булгакова. После этого у меня снова появилось желание выучить русский язык. Я посмотрела ваши сериалы «Сергей Есенин», «Идиот» по Достоевскому с Евгением Мироновым. Он стал первым русским актером, про которого я узнала. Я вдохновлялась его игрой. Но я тогда еще сама не предполагала, что стану актрисой.

Я мечтала стать театральным режиссером. Но мой творческий путь оказался иным. Я случайно попала в какой-то спектакль, и друзья, которые уже учились на актерском факультете, увидев мою работу, посоветовали мне подумать о профессии актрисы. Я стала об этом размышлять и когда окончила школу, решила попробовать поступить на актерский. Прошло некоторое время… Знаете, когда вы учитесь на актерском факультете, нет времени даже на личную жизнь, тем более нет возможности изучать иностранный язык. И на третьем курсе мой близкий друг, актер Милош Бикович – он тогда на нашем факультете был ассистентом – всем студентам посоветовал учить русский язык. Потому что, он сказал, в России большой кинорынок, он растет, в России сейчас начинаются большие возможности для актеров. И я подумала, что это и есть тот момент, когда может сбыться моя давняя мечта. Потому что желание совпадает с необходимостью. Знание языка принесет мне практическую пользу в работе. Конечно, я боялась, что у меня ничего не получится в актерской профессии и хотела, чтобы у меня был еще какой-то запасной вариант. Знание русского языка в любом случае полезно. И тогда я начала изучать русский язык. Я нашла себе учительницу. Моя учительница, родом из Минска, долго жила в Москве, потом вышла замуж за серба, живет с мужем в Сербии и уже 3 года я беру у нее уроки. Мой русский язык – результат этих занятий.

– В фильме «Балканский рубеж» какое значение для развития Вашей героини имела тема веры?

– Огромное значение. Моя героиня на протяжении всего фильма переживает страшные события. Я просто пыталась сыграть все ее состояния в тех испытаниях, через которые она прошла. Но сама я считаю, что человек в экстремальной обстановке реально не сразу способен осознать, что с ним происходит. Я из своего опыта знаю, пережив в жизни тяжелые моменты, что истинное понимание ситуации происходит потом. Но проходя через испытания, человек меняется, конечно. И моя героиня меняется. Самую большую разницу между тем, какая она была в начале и какой стала в конце, можно почувствовать в последней сцене фильма. Моя героиня находится именно в церкви. Мы, когда обсуждали, в каком месте снимать последнюю сцену, то пришли к выводу, что единственное, к Кому она могла обратиться после всей этой ужасной войны, — это Бог. И я пыталась показать в этой маленькой сцене, насколько она стала другим человеком за время всех этих страшных событий.

– Как чувствует себя сербская молодежь после войны? Отразилось ли на молодых людях то национальное унижение, которое испытал тогда весь сербский народ?

– У нас в Сербии другой менталитет. В нашем фильме это видно: у нас идет война, бомбят Белград, другие города, а молодежь тусуется на мосту и протестует, держит плакаты, кричит что-то типа: «Убьете меня, и что? Бомбите!». Так и было. Я сама помню, что когда все это происходило, люди очень близко держались, любили друг друга, много тусовались, много общались. У сербского народа – может, это из-за тяжелой истории – есть такое выражение: никто ничего не забывает. И это было видно, и на премьере, и везде, где мы показывали этот фильм. Мы объехали всю Сербию с этим фильмом. И люди так плачут! Генеральный продюсер фильма из России, приехав в Сербию и увидев всё это, сказала, что в Сербии война по-другому воспринимается. С одной стороны, все воспринимают эти события как нашу историю. Но несмотря на это, люди настроены оптимистично, живут с большой радостью и даже тогда так жить старались. Конечно, чувствуется горе тех, кто потерял близких, но не чувствуется национальное унижение. Потому что надо все пережить и идти дальше с позитивной энергией. Такое чувство у нашего народа. И русская наша команда удивилась, когда сербская сторона предложила снять эту сцену на мосту. Говорят: что вы за народ? Вас бомбят, а вы тусуетесь. Мы отвечаем: мы просто такие. Они опять говорят: у нас, когда война, люди плачут и переживают. А мы шутим. Я считаю, что это из-за такого глубокого исторического переживания и реального унижения. Люди просто настраивают свой мозг на то, чтобы идти дальше с радостью по жизни. Но никто не забывает, и мы не забываем о том, что у нас случилось. Я сама, когда смотрю отрывки эти документальные о войне, у меня постоянно моментально появляются слезы.

Вы можете поаплодировать автору0