После прошлой статьи, посвященной срывам концертов Behemoth и M. Manson, в Интернете появился комментарий координатора движения «Русский Щит» Алексея Лобова. Господин Лобов был возмущен тем, что в статье не было комментариев сторонников протеста. Мы решили восстановить справедливость и дать им возможность высказаться. – Алексей, перед нашим интервью Вы говорили, что планируете пойти на «пикет либерастов». […]

После прошлой статьи, посвященной срывам концертов Behemoth и M. Manson, в Интернете появился комментарий координатора движения «Русский Щит» Алексея Лобова. Господин Лобов был возмущен тем, что в статье не было комментариев сторонников протеста. Мы решили восстановить справедливость и дать им возможность высказаться.

– Алексей, перед нашим интервью Вы говорили, что планируете пойти на «пикет либерастов». Какие цели Вы преследовали, собираясь на данное мероприятие?

– Если Вы говорите о мероприятии «Марш мира, а точнее «пикет предателей» 21 сентября, то цель моего присутствия на нем я сообщал открыто и прямо. Не допустить провокации и пресечь это мероприятие. Сам пикет я оцениваю как предательство. Ни больше, ни меньше. Иллюзий быть не может ни у кого. За пять дней до проведения пикета, организаторами центральной акции в Москве, была опубликована резолюция, которую иначе как заявление предателей Родины расценить нельзя. А предательство – это не личное дело каждого.

Это вам не выбор места жительства или карьеры, это принципиально иное. В нашем случае кучка городских сумасшедших и других темных личностей взяла на себя наглость попытки подписаться от имени всего Новосибирска под этим предательством.   Естественно, этого нельзя допускать. Я не буду оценивать мотивы поведения тех, кто решил участвовать в пикете, хотя это, безусловно, имеет значение.  Отмечу только, что абсолютное большинство из них не производит впечатления психически здоровых людей.

– Участники Марша активно отписываются в соц.сетях, рассказывая о произошедшем на пикете. Вас называют то «православными активистами», то «титушками», то просто патриотами. В своих высказываниях Вы часто используете местоимения во множественном числе – от имени кого Вы говорите?

– Вы лукавите и не называете всех примененных эпитетов. И на этом спасибо. Вы тоже заметили градус ненависти и яда в тех, кто узурпировал себе имя «интеллигенция», «образованный класс»? Заметили, как «виртуозно» они матерятся? Да Бог с ними.

Почему во множественном числе? Потому что много. Больше, чем кому-либо может показаться. Всё Русское в России – это то, что стоит за мной и моим отношением к происходящему. Кому-то это покажется слишком высокопарно, но это так. Я не выделяю себя из контекста Русского, оставил попытки идентифицировать себя самостоятельно. Не моё это. Мне так понятней и только так и понятно. Кто я, зачем, где и как. Это ответ на любой и всякий вопрос для меня в растворении вопросов и ответов в русском и России. Мне больше не надо. И моим друзьям-товарищам тоже.

Так что мы –  это все, что вокруг нас Русского, а здесь Русское всё абсолютно. Не только здесь, а везде. И всегда.  Все, что есть – это Россия. А все, что не Россия, того и нет вовсе. Для меня, по крайней мере. Это шутка с огромной долей правды. Мне не нравится определение «православные активисты». Этот штамп нам приклеили журналисты и блоггеры. В двух словах: мы те, кто несет ответственность за настоящее и будущее Русского, России и всего Мира. Те, кто понимает неизбежность такой ответственности и не боится её. Те, кто её (ответственность) не выбирал, для кого она естественна и неизбежна. Точнее определить нельзя. Ну и, конечно же, уважение нашего прошлого. Связь времен, ответственность перед предками. Это единое нераздельное, неразделенное и вневременное Русское, которое никогда не кончится, несмотря на все злоключения.

– Как давно Вы активно участвуете в жизни общества и что подвигло вас на подобную деятельность?

– Недавно. Был период, когда я избегал активных действий, предпочитая делиться своими оценками в кругу друзей и не более.  Всё поменялось, когда пришло осознание того, что всё, что происходит с нами, у нас, да и шире – в Мире, это заслуга (а скорее, вина) моего поколения и меня лично в том числе. Мне (нам) не на кого пенять и некого винить. Спросить можно только с нас. Спросят с нас дети и наши предки. Как так? Почему на наших глазах, при нашем бездействии (в лучшем случае) уничтожается Русское и Россия? И не пытайтесь найти в моих словах национализма в стандартном понимании. В моем «Русском» есть и этнические китайцы, и корейцы, и татары, армяне, немцы, евреи и даже литовцы –  и все они истинные носители Русского. Возьмите, к примеру, Ходоса, бывшего раввина Днепропетровска – это известный человек, для меня он воплощение Русского.

Осознание себя Русским есть принятие Судьбы Русского, а значит и всей меры ответственности и масштабов задач. Русской идеи, если хотите. Той самой, которую так упорно ищет власть и всё не может найти. Порой бывает сложно найти что-то, что лежит прямо перед тобой. Непросто, но единственно возможно.

– Считаете ли Вы себя православным человеком? Если да, то как это соотносится с вашими действиями?

– Позиция, с которой можно ответить на Ваш вопрос («считаю ли я себя..?»), предполагает дистанцию  между Православием и мной. А её (дистанции) нет. Я русский, я православный, а уж какой я православный, не мне судить. Думаю, что плохой. Ленивый в молитве, пропускаю службы и так далее…   за все мне воздастся. Но жизнь – это же не складская книга…

Как мои действия соотносятся? Рассчитываю что гармонично.

–  Говоря о некоторых культурных событиях (концерты Behemoth, M. Manson, выставка М. Гельмана), вы называете их «дерьмом» и отрицаете наличие их культурной ценности. Есть ли у Вас соответствующее образование, чтобы судить об искусстве (культурологическое, искусствоведческое, филологическое)?

– Для того, чтобы отличить Божий дар от яичницы, не нужно богословского образования. Ровно так же и с этой деятельностью. Это отдельная тема. К культуре это отношения не имеет. Направленность такой деятельности, ее механика и технология, эффект –  предмет особого внимания, и явно не в сфере культурологической. Речь здесь может идти скорее о социальном и индивидуальном ментальном здоровье, вернее, об угрозе ему.

Всем, кому действительно интересен вопрос, почему перечисленные Вами действа и акции (а также много иного) не имеют никакого отношения к искусству, советую прочитать июньское интервью по поводу перечисленных событий к.ф.н. Натальи Юрьевны Бартош, зав. кафедрой истории культуры НГУ, и далее везде. Это совет на тот случай, если собственное обоняние атрофировано настолько, что не позволяет отличить дерьмо от фиалки.

– В своем интервью на НГС Вы говорите: «Я знаю достоверно, что в Новосибирске есть несколько тысяч людей, симпатизирующих украинской хунте и майдану. Я готов запретить этим людям вести их деятельность.» Вы действительно считаете, что имеете право запрещать что-либо другим людям?

– Послушайте. Если подростки на моих глазах будут резать собак и кошек, думаю, что моя реакция выйдет за рамки простого замечания. Если кто то нападет, например, на Вас, как по-Вашему, у меня есть право в это вмешаться? В какой именно момент? В какой форме? Может быть, просто  сигнализировать? Написать письмо об этом, видя, что Вы в настоящий момент не можете воспользоваться телефоном? Или создать группу в интернете? Для меня вопрос вообще так не стоит. Имею я право или нет. Это вопрос долженствования. Обязанности. Вы, конечно. должны знать, что сотни и тысячи людей с полной мерой ответственности в настоящий момент  совершенно добровольно и ежедневно готовы заплатить жизнью не за право, а просто выполняя свой долг. Если вы  не понимаете, что это естественный, я бы даже сказал, единственно естественный  порядок вещей,  то мне жаль вас. Я не там, лишь потому, что не настолько силен и смел. Да и есть ощущение, что я здесь тоже нужен.

– В том же тексте Вы делаете замечание своему собеседнику, говоря, что он нарушает Конституцию РФ. Цитирую: «Статья 44. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.»

Вас не смущает, что Вы и сами нарушаете права человека, диктуя другим свое мнение и применяя насилие?

– Нисколько.  Ответ на этот вопрос смотри выше. Я не вижу здесь культуры и не только я, ее (культуры) здесь нет. К культуре приобщайтесь. Нешто я против.

– Почему ваш протест обращен на зарубежные музыкальные группы? У нас достаточно русскоязычных групп, которые можно причислить к сатанистам, но о них вы ничего не говорите, словно у вас есть определенный заказ.

– Отличное замечание. Список, пожалуйста, полный дайте. Раз уж Вы такая осведомленная в этой сфере, давайте, помогайте. Нам о таких акциях и существовании этих  становится известно эпизодически и согласен, что многое мы можем упустить. Будем признательны за участие.

– Каким должно быть идеальное общество, по вашему мнению?

– Русским

Беседовала Зарина Идрисова