1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (6 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Епископ Филипп: О самой дорогой сердцу Пасхе и служении в «Провинциальной» епархии


Епископ Филипп (Новиков) много лет возглавлял работу Церкви с детьми-сиротами в Новосибирской области, а в последние 7 лет управляет Карасукской и Ордынской епархией. Представляем вниманию читателей эксклюзивное пасхальное интервью владыки нашему журналу.


Просмотров публикации 690

Епископ Филипп (Новиков) родился в Подмосковье, в рабочей семье. Ещё молодым человеком он поступил в Московскую духовную семинарию и был пострижен в монашество. В 1996 году будущий владыка принял сначала диаконский, а затем и священнический сан и, по приглашению епископа Сергия (Соколова) тогда направленного на Новосибирскую кафедру, последовал за ним в «Столицу Сибири».

С тех пор его жизнь и труды неразрывно связаны с Новосибирской областью. Здесь он принимал участие в миссионерских поездках, служил священноигуменом двух мужских монастырей – вначале во имя св. мч. Евгения на Заельцовском кладбище, а затем – Иоанно-Предтеченского в районе ОбьГЭС.

Господь судил так, что владыка Филипп на протяжении долгих лет сталкивался с жизнью детей-сирот и проявлял о них поистине отеческую заботу. Скажем по секрету, что как минимум один из воспитанников владыки ныне и сам встал на духовную стезю, став священником в Омской области.

В 2008 году игумен Филипп был назначен председателем отдела по духовному окормлению детей-сирот и детей-инвалидов Новосибирской епархии, который возглавлял в течение нескольких лет. Многие сотни новосибирских сирот ассоциировали свою пасхальную и рождественскую радость именно с его визитами.

Наконец, в 2012 году игумен Филипп был хиротонисан во епископа и возглавил одну из четырёх епархий Новосибирской митрополии – Карасукскую и Ордынскую. Вот уже семь лет владыка Филипп занимается возрождением духовной жизни в сельской местности.

Предлагаем вниманию читателей пасхальное интервью с владыкой Филиппом:

– Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, Пасха какого года и в какой местности сильнее всего запомнилась вам?

– Самая запоминающаяся Пасха для меня, тогда ещё молодого иеромонаха была в 1998.

Именно это Светлое Христово Воскресение запомнилось мне по нескольким причинам: это была моя первая Пасха в качестве священнослужителя, первая на Сибирской земле. И с владыкой Сергием это тогда тоже было моё первое пасхальное богослужение.

А второй момент, что мы на следующий день после Пасхи мы поехали поздравлять с праздником особых детей в детский дом инвалидов в село Ояш (Ояшинский детский дом-интернат для умственно отсталых детей – ред).

Березовская Тамара Александровна у нас была тогда руководителем социального центра для детей сирот, детей инвалидов. Занималась примерно тем же, чем сейчас занимается Лилия Алексеевна Брынцева (секретарь отдела по церковной благотворительности и социальному служению Новосибирской епархии – ред.).

В те дни мы с ней поехали в детский дом инвалидов в Ояш. Именно тогда я впервые увидел этих детей-инвалидов. Их на тот момент было, если я не ошибаюсь, около 250 человек. Для меня конечно это первое впечатление стало шоком, стрессом, глубоким внутренним переживанием.

А до этого, Тамара Александровна, видимо, научила их молитвам. Если бы вы видели, как они все в окна смотрели и пели молитву ко Пресвятой Богородице «Радуйся, радосте наша», когда нас встречали и провожали! Я был поражен! Был поражен, что эти дети, которые, буквально разговаривают с трудом, чаще всего не умеют читать, писать и даже забывают свое имя, все как один пели молитву!

В то время, это как раз были 90-е годы, в доме инвалидов была страшная нищета, бедность. Мы привезли туда одежду, продукты, вещи – всё, что смогли собрать. Я был поражен тогда, когда дети без рук и без ног как-то выползали, выходили навстречу нам. И улыбались, радовались!

Неделю  я приходил в себя. Перед глазами стояли эти дети, их страдания, условия жизни. Вот какая Пасха запомнилась мне на всю жизнь! После этого, я определил для себя, Господь положил на сердце, что на Пасху и на Рождество Христово нужно заниматься таким социальным служением, обязательно посещать детей-сирот, детей-инвалидов, радовать их и помогать им.

– Владыка, так случилось, что вы знаете меня с детства, и я много лет бывал у вас в монастыре на ОбьГЭСе. Помните, у вас был послушником С., которого мы все звали «казачком» – он сейчас священник в Омской области. Были другие ребята, которых вы брали к себе на лето или на каникулы. Почему? Как сложились их судьбы?

– Когда мы ещё только организовали мужской монастырь в храме во имя святого мученика Евгения на Заельцовском кладбище, мы параллельно начали заниматься и детскими домами. В то время старшеклассники,  в их числе был и отец С., на каникулах, на Святках, и в летний период приезжали пономарить, помогать в храме. Все эти детские впечатления ложатся на сердце человека! Со временем, как я думаю, это послужило решению С. Принять священнический сан, он сейчас благочинный, если я не ошибаюсь, в одной из епархий Омской митрополии.

Четыре выпускника их детского дома потом пришли к нам в монастырь на ОбьГЭСе, а также в монастырь в Завьялово (Покровский мужской монастырь – ред.). Это как раз те мальчишки, которые служили  церкви, приходили из детского дома к нам  и потом посвятили свое служение Богу. Один из них, отец Евгений, у меня в Карасуке служит дьяконом. Он из Барышевского детского дома.

– Владыка Филипп, но почему они так тянулись к храму? Почему на любые каникулы эти дети стремились приехать в монастырь? Как, по вашим наблюдениям, на них повлияли богослужения, жизнь с молитвой?

– Я считаю, что тут можно выделить два момента. Первоначальным, главным побуждением этих ребятишек было желание выбраться из детского дома. Домашние дети всегда стараются на праздники на Новый год, на каникулы и на Пасху уехать к родителям. А у этих детей никого не было, не было родителей. Они – круглые сироты. И вот у них появляется веская и вполне официальная, никем не запрещаемая причина уехать из детского дома – их батюшка пригласил в монастырь!

А второй момент – это то, как Господь, сокровенно, действует на душу человека. Ночные службы при свечах, пасхальная радость, глубокие по своему содержанию церковные песнопения, Таинства – всё это постепенно накладывало печать на души этих детей. Этот след потом сыграл свою роль в деле их сознательного воцерковления.

Пасха, она же как благодатный огонь приходит. Незаметно, тихо. Это же не скрижали Моисея, когда гром, град и молнии блистают. Пасха Христова – она происходит в сокровенности. Воскресение Христово никто не видел и не слышал. Верные приходят утром – а гроб уж пуст!

Так и благодать незаметно ложилась на сердца этих сирот. А главное для этого – присутствовать на богослужении, внимать.

– Ваше Преосвященство, вы уже семь лет служите на епископской кафедре в провинции. Как жители сельской местности теперь воспринимают близость епископа, когда он не из Новосибирска приезжает, периодически, а находится рядом с ними, буквально «на расстоянии вытянутой руки»?

– Тут есть и плюсы и минусы. Конечно, как говорит патриарх, когда епископ ближе к народу это всегда лучше. Можно приехать и поговорить с людьми. Я все даю свой телефон, чтобы при случае звонили.

 

Но и перебарщивать нельзя. Ведь приезд епископа – это событие! Я стараюсь посещать конкретный приход раз в месяц или в два месяца, не чаще. Потому что понимаю, что для батюшки и материально, и духовно это тяжеловато. Нужно же и службу подготовить, и клирос, и народ, и стол накрыть и администрацию подключить. Я стараюсь всё это минимизировать, чтобы приход максимально освободился от затрат.

Для глав района приезд епископа это также праздник районного масштаба, когда нужно всё устроить, организовать встречу, какую-то программу. Поэтому слишком часто тоже стараюсь не приезжать.

У меня практика объезжать все приходы Рождественским и Великим постом. О результатах можно судить по плодам. И эти плоды я описал в отчете митрополиту. У нас за 7 лет совершено 10 хиротоний, освящено 15 храмов в провинции. И это очень большая работа! Для сравнения, в Новосибирске сейчас 86 храмов на  1 500 000 населения,  а у нас в Карасукской епархии 40 храмов. Можно представить нашу материальную базу, расстояния, территории. И при этом у нас в епархии всего 12 священников!

– Это значит, что священники епархии служат в нескольких храмах, посещая их периодически?

– Да. У нас каждый священник служит в районном храме и за ним также закреплены, приблизительно, ещё по три храма в сёлах. То есть каждый священник опекает четыре храма. И каждый из храмов в сёлах священник посещает в одну из суббот месяца, то есть раз в месяц там служится Литургия. Святейший патриарх давал распоряжение о том, чтобы в приходах, где есть Святой престол, хотя бы раз в месяц совершалась Божественная литургия. В соответствии с его указаниями мы и поступаем.

И понятно, что в селе не очень много жителей. Тысяча человек, например. Но их души – это огромная ценность. Представьте себе теперь охват служения каждого священника. Карасукская епархия самая удалённая, растянувшаяся по Новосибирской области на огромное расстояние. И вот в ней уже 40 храмов и 12 священников. Сколько работы! Одной из основных проблем для моих священников бывает бензин – чтобы просто доехать до нашей паствы. Вот такая ситуация у нас на сегодняшний день.

– Владыка Филипп, епархии часто опираются на монастыри. А какие монастыри располагаются в Карасукской епархии?

– На нашей территории на сегодняшний день находится два монастыря. Это Михаило-Архангельский мужской монастырь в селе Козиха. Очень крупный и имеющий пять подворий. Но он, по распоряжению Святейшего патриарха, подчиняется непосредственно Новосибирскому митрополиту. Хотя и помогает нам в окормлении верующих нашей епархии, опекает наш народ, наших бабушек.

Ну и в Шубинке женский монастырь (также во имя Архангела Михаила – ред.) уже непосредственно нашей епархии, где игумения Мария с сёстрами подвизаются.

– А как вы в этом году отметили Светлое Воскресение Христово?

– В  этом году Пасхальное богослужение традиционно совершал в Карасуке. Ночная служба. У нас на ней не только много взрослых собирается, но и детей. После Пасхи мы обычно накрываем пасхальную трапезу для всех прихожан, приглашаем всех на пасхальный обед.

Потом, примерно в двенадцать часов также традиционно бывает пасхальный концерт для всего района, где присутствуют и главы администраций. У нас только детских коллективов, детишек выступает более ста человек. Зал примерно на 300-400 человек. Не все из них приходят на службу, но вот на концерт уже все собираются. И мы всех поздравляем!

А на Светлой седмице выезжаем с отцами по детским домам. У нас 15 учреждений, которые мы окормляем. И каждый день до 6 мая, мы ездили, поздравляли детишек с праздником, развозили подарки.

-А как же служба на вашей второй кафедре в Ордынке?

– А в Ордынском я всегда служу во второе пасхальное воскресенье. То, которое мы называем Антипасхой.

Также приглашаю главу администрации помолиться. После богослужения у нас собирается все духовенство центрального восточного благочиния, вручаются патриаршии и архиерейские награды. И после этого также в Доме культуры у нас проходит пасхальный концерт.

Я бы сказал, что в Ордынском у нас коллективы творческие более воцерковленные. Поэтому в Карасуке концерт более светский, а в Ордынском – более церковный.

Но в целом получается один к одному – богослужение пасхальное, трапеза и затем традиционный концерт. Не зря же Антипасха так называется. «Вместо Пасхи», – если переводить с греческого.

– Владыка, в заключение нашей беседы вы могли бы поделиться с нашими читателями каким-то своим молитвенным опытом? Как стяжать благодать, правильно обращаться к Богу и просить у него действительно полезное?

– Молитвенники – это старцы. Я со своей стороны стараюсь честно исполнять обязанности служения в храме, служить Богу, общаться с верующими и вот детям-сиротам помогать, по мере сил. Сказать о каком-то своём таком особом молитвенном озарении я не могу. Я думаю, что это было бы немножко неправдой. Бывает так, что я молюсь и испытываю эту внутреннюю пасхальную радость. Но учить молитве не возьмусь…

Беседовал Андрей Сегеда

Вы можете поаплодировать автору0