1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Русская Церковь в Финляндии: «Мы стараемся делать так, чтобы человек почувствовал себя в доме Отца»



Просмотров публикации 1 327

Отец Николай приехал на интервью на велосипеде. Настоятель прихода, как принято говорить, «маститый протоиерей», приехал, повторяю, на велосипеде. Еще и улыбнулся, поздоровавшись. Та-ак.

Несколько иначе, чем у нас, видимо, живут настоятели православных приходов в Финляндии. Тут, оказывается, чем проще и дружелюбнее (даже в столице), тем интереснее. О, еще и кофе наливает, и бутерброды предлагает. Экое финское гостеприимство.

Мы беседуем с протоиереем Николаем Воскобойниковым, настоятелем Свято-Никольского прихода в Хельсинки, о главных правилах, следуя которым, община будет не дежурным праздничным сборищем обсуждающих полусвежие новости и перемывающих чужие кости во время чтения молитв перед Причастием, а деятельной частью христианской Церкви. Деятельная любовь и рассуждение – это, по мнению отца Николая, необходимые правила. На словах-то все легко и просто. Но как научиться жить по ним – вот главная трудность.

Улыбка и пара ласковых

– Батюшка, что, на ваш взгляд и по вашему опыту, делает приход, сообщество людей, именно православным, христианским?

– Здесь целая совокупность разных критериев. В просторечье синонимом слова «приход» является слово «церковь». Мы же не говорим «я пошел в приход», а «я пошел в церковь». Логично, что приход должен быть именно Церковью. Церковь — это Тело Христово. Следовательно, приход — это часть церковного Тела, первичная структура Церкви. Чтобы быть таковым, как община верующих, приход должен в чистоте содержать православную веру, жить Апостольским Преданием, через своего епископа находится в единстве со всей полнотой Вселенской Церкви. В приходе должна совершаться истинная Евхаристия и иные таинства. Это, пожалуй, главное. Никаких расколов и разделений, если сказать проще. Все остальное – вторично. Если приход действительно часть Церкви, часть Тела Христова, то Христа мы увидим и в жизни, в глазах, манере общения его членов. Повторяю: все остальное вторично. Люди в приходе разные и должны быть разными, одинакового темперамента или характера у всех, к счастью, нет. Господь нас сотворил разными. Думаю, судить Христос будет нас не за наш темперамент. Но, обладая разными характерами, давайте все-таки помнить: «По тому узнают вас, что вы – Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35). Так что всем нам приходится трудиться, а то и бороться с некоторыми особенностями своего характера, чтобы по праву называться христианами. Иногда, кстати, такой борьбе помогает даже раскритикованная «дежурная улыбка»…

– Вот как? Чего же в ней-то хорошего? Улыбаюсь я, положим, кому-нибудь за свечным «ящиком», а сам ему свечой хочу в глаз заехать. Я, может, человек искренний.

– Намного лучше и безопаснее, когда тебе улыбаются, чем когда тебе хамят – искренне, самозабвенно и откровенно. Улыбка, доброе отношение – это всегда ценно. Даже если оно достигается с трудом, все равно стоит начать улыбаться. Пусть улыбка, даже вымученная, будет первым шагом к изменению твоего отношения к ближнему. Это труд, и без награды он не останется, как показывает практика. Спокойствием, дипломатичностью переменить настроение человека с воинственного на мирное – разве это не попытка исполнить одну из заповедей блаженства? Любовь христианская не означает пребывания в эйфории. По большому счету, любовь – это нравственное отношение к любому человеку. Золотое правило: «чего не хочешь себе, не делай того другому».

Конечно, это сложно. Помните пример из жизни древних отцов: среди всех подвижников монастыря на высоте оказался не великий молитвенник, не чудотворец, а простой повар, который, будучи человеком вспыльчивым, пытался хотя бы промолчать, когда его что-то раздражало.

hram_v_finlyandii
Храм в Хельскинки

– Этому повару надо памятник перед каждым приходским домом и епархиальным управлением поставить. И с нимбом чтобы.

– Я не только поваров имею в виду. «Если не можете быть святыми, будьте хотя бы вежливыми» – это относится ко всем нам. А особенно к священнослужителям всех степеней. К их слову особое внимание, и оттого оно может ранить серьезнее.

Прихожане участвуют в управлении жизнью общины, принимают участие в выборах, выбирают клириков. В 1998 году, когда скончался прежний настоятель этого храма отец Михаил, у нас на приходе проходили выборы настоятеля, и в них участвовали все зарегистрированные прихожане.

Церковный совет понимал, что выборы – вещь очень сложная и далеко не всегда приятная, и поэтому предложил правящему архиерею (тогда это был владыка Кирилл, нынешний Патриарх Московский и всея Руси) две кандидатуры, из которых бы он выбрал одну. Но владыка настоял на том, чтобы церковный совет действовал строго по закону и в согласии с уставом, и чтобы провели выборы и избранный кандидат был представлен на утверждение. Тогда решили поступить почти как в Деяниях Апостолов: был жребий – так удалось избежать многих недостойных явлений, искушений. И получилось так, что настоятелем был избран я, и владыка Кирилл утвердил мою кандидатуру.

– Получается, таким образом, что ответственность в этом случае ложится полностью на приход, который сам выбирает своего настоятеля? Нечего потом жаловаться, что «не того прислали», когда сами же и выбрали. Сами выбрали – сами и отвечайте.

– Да, получается так. Основная ответственность лежит на общине. Благодарение Богу, что Он дает нам силы преодолевать возникающие искушения и справляться с трудностями в духе христианской любви.

– В России настоятели не избираются, а назначаются. И то, и другое, на мой взгляд, опасно. С одной стороны, если назначается совершенно чуждый, а то и враждебно настроенный по отношению к незнакомым людям человек, – это, конечно, катастрофа. С другой же, боюсь даже представить себе, что будет, если на «среднестатистическом приходе» пройдут выборы настоятеля. Грызня же будет страшная: партия прихожанина-спонсора Анатолия против партии прихожанки-казначея Фотинии!

Сплетни, слухи, компромат… И так-то не каждый приход назовешь образцово-православным, а тут что будет! Может быть, дело в том, где находится община: в окружении, где умеют вести дискуссию, пусть даже спорить, но благожелательно, или же там, где привыкли к «царю-батюшке» – «как сверху скажут, так и будет»?

– Я думаю, тут многое зависит не столько от географии, сколько от традиции общины, где бы она ни находилась – в Финляндии, России или Монголии. Важна культура дискуссии, важны и личностные качества ключевых фигур, я имею в виду не только священников. Наш храм был возведен в 1938 году, а сама община появилась в 1927 году.

Когда община только создавалась, активный прихожанин и жертвователь, купец, предоставивший помещение под храм, пытался навязывать свою волю, причем безапелляционно. Но этого не поняли и не приняли люди, стоявшие у истоков: офицеры, представители аристократии, которые привыкли выносить решения только после общего совета. Пришлось уйти из дома купца и подыскать другое помещение для храма общины.

Первый настоятель общины – отец Николай Щукин. Он был не столько избран, сколько призван, т.к. альтернативы не было. Это интереснейший человек: в прошлом – военный инженер. После революции, в самый разгар гоний на Православную Церковь, он был рукоположен в священный сан в Москве в 1920 году. В ходе Кронштадтского восстания он вместе с семьей по льду перешел в Финляндию. Первые богослужения в Финляндии он совершал за колючей проволокой форта Ино в беженском лагере. Затем он служил преподавателем в беженской школе в Перкъярви (ныне ст.

Кирилловская в 40 километрах от Выборга). В ответ на письменное к нему обращение церковного совета с предложением возглавить общину он ответил отказом. Тогда совет общины уполномочил супругов Васильевых проехать в Перкъярви, чтоб вести переговоры с отцом Николаем и постараться всеми мерами убедить его приехать в Гельсингфорс за счет общины, хотя бы только для переговоров.

После настойчивых просьб отец Николай все-таки согласился приехать в Хельсинки для ознакомления с делами на месте. Это было в июле 1927 года. И уже здесь, в Хельсинки, видя глубокую веру пригласивших его людей, он согласился возглавить Никольскую общину.

Этот батюшка обладал прекрасным даром от Бога – будучи открытым каждому человеку, он всегда уважал его мнение, учитывал его, отдавал все силы, чтобы показать красоту христианства.

Заложенные им традиции живы, слава Богу, и сегодня. Основное его правило: наш храм открыт для всех. Мне кажется, что это правило действует (или должно действовать) не только в Хельсинки.

– Каковы особенности жизни православных в Финляндии? Пользуется ли православие поддержкой на государственном уровне? Не чувствуют ли себя православные изолированной группой в стране, представителями «религии второго сорта»?

– В Финляндии со стороны государства ко всем религиям отношение толерантное. Финское общество хорошо знакомо с православной традицией, и православные не чувствуют себя ущемленными, по крайней мере в крупных городах. Однако в маленьких муниципальных образованиях православным бывает труднее реализовать свое право на религиозное обучение в школе. Православие в Финляндии – это очень небольшая группа, всего чуть более 1% населения страны. Тем не менее, современные способы коммуникации не позволяют себя чувствовать изолированными, т.к. открыты широкие возможности общаться со своими единоверцами и путешествовать.

Приход никто не притесняет. Наши права реализуются в полном объеме. Отношение с местными и центральными властями строится на основании закона. Кроме того, политика поликультурности, проводимая в последние годы, сделала свое дело. На приход никто сейчас не смотрит как на нечто чуждое финляндскому обществу. Более того, в процессе диалога с городскими властями Хельсинки мы замечали, как менялась позиция, и к нашим нуждам относились с большим пониманием. Это проявлялось и тогда, когда обсуждался архитектурный облик будущего храма в Хельсинки в районе Itäkeskus. В итоге мы получили разрешение на строительство храма традиционной православной архитектуры, что невозможно было сделать в 30-х годах, когда строился нынешний приходской храм.

Скучная бюрократия?

– Никольский приход в Хельсинки – кем, когда он был основан? Что отличает его от других православных приходов в Финляндии? Не типичный ли это «эмигрантский» приход, как это было, скажем, во время оно во Франции?

– Наш приход имеет почти 90-летнюю историю. Учредителями прихода были благочестивые русские люди, в основном – военные. Им удалось практически с нуля создать наш приход. У общины поначалу была только одна икона святителя Николая Чудотворца, перед ней читали акафисты. Со временем храм разместился в арендованном помещении на Третьей линии. В 30-х годах общине удалось получить небольшой участок земли на территории бывшего военного кладбища. Интересно то, что, когда стоили храм в 1938 году, в его фундамент и стены легли камни, привезенные от разрушенной Часовни Мира, некогда построенной в Гельсингфорсе к 300-летию дома Романовых. Строительство храма было выполнено благодаря частным пожертвованиям. В нашем приходе в те годы чтились традиции, по царским дням служились панихиды. Русских офицеров до войны хоронили здесь, под бело-сине-красным флагом (он сейчас хранится в храме). Община довольно быстро развивалась. Этому способствовал ряд факторов: большая поддержка православных мирян, могучая личность настоятеля и, конечно, появившаяся в Финляндии свобода вероисповедания.

Надо иметь в виду, что в свое время в Финляндии нашли приют многочисленные беженцы из охваченной революционной смутой разваленной России. Некоторые из них отправились в другие страны, кто-то остался и в Суоми. Кстати, на кладбище у Никольского храма вы увидите памятник павшим воинам – нашим прихожанам, воевавшим в «Зимней войне», а потом в «войне-продолжении», как называют Вторую мировую здесь. Почему люди шли воевать на стороне Финляндии? Шли по призыву. Для многих это была борьба за свободу, потому что знали, что ждет страну и общество, если здесь появятся носители большевистской идеологии. Были в приходе и те, кто не хотел принимать участия ни в каких вооруженных конфликтах, находились даже в заключении за это, потом они были освобождены, и государство выплачивало им компенсацию. Историй очень много. Люди разных политических взглядов, но всех их объединяла вера во Христа. Какой хороший пример для нашего времени!

Вы спрашиваете об отличиях от других приходов. Мне все-таки проще говорить не об отличиях, а о том, в чем мы едины: у нас единое Евангелие, единая вера, единое Крещение, единство в таинствах. А отличия? Структурно православные христиане представлены двумя Патриархатами: Константинопольским и Московским. Религиозные организации Финляндии различаются по своему правовому статусу. Евангелическо–Лютеранская и Финская Православная Церкви называются национальными Церквями и пользуются особой поддержкой со стороны государства: это и налоговые отчисления, и финансирование различных программ. Остальным религиозным организациям такой объем государственной помощи, конечно, недоступен.

Если рассматривать различия с точки зрения обыкновенного человека, то это примерно то же самое, как и различия между разными храмами в других городах в России и мире. Разные общины, разные люди… Несколько иной церковный уклад. С Финской Православной Церковью у нас разный церковный календарь. Мы служим по старому стилю, как и в России. И если практикующий христианин недавно переехал, например, из России, то у нас он себя почувствует уютнее, привычнее.

Сейчас Русская Церковь в Финляндии – это более 3 тысяч прихожан. Статистика численности членов религиозных организаций отличается высокой точностью. Регистрация членства в приходе ведется на уровне Реестра Народонаселения Финляндии. Поэтому религиозная статистика довольно реалистично отражает степень общественной поддержки той или иной религиозной организации.

– Такая бюрократия разве важна?

– Бюрократия – это не наш сознательный выбор, это требование законов и устава. Не хочу заниматься защитой бюрократии, но при определенных условиях она может стимулировать развитие. Каждый зарегистрированный член прихода имеет право голоса на общеприходских собраниях. Имеет право избирать и быть избранным. В том числе и должности настоятеля и клириков прихода у нас выборные. В этом году численность прихожан Свято-Никольского прихода превысила 3 100 человек. Есть еще и Покровский приход Московского патриархата. В Покровском приходе зарегистрировано более 380 человек. Официальная статистика численности прихожан есть только по двум этим приходам Московского Патриархата, которые зарегистрированы и действуют как религиозные организации в финляндском правовом поле. Но есть еще и другие религиозные группы, которые не зарегистрированы, поэтому в финской религиозной статистике они совсем не учитываются. Это, в частности, храм при консульстве России в Турку, небольшая община есть недалеко от Тампере – поселок Сторми, есть также и община в городе Пори.

Наш же приход за последние 15 лет совершил прорыв. Еще в 1999 году, когда я стал настоятелем, членов прихода было около 700 человек, а сейчас уже в четыре раза больше. Приход растущий, многие хотят стать именно прихожанами Московского Патриархата, каждый год к нам приходит более 200 новых членов прихода.

Это все может показаться скучной бюрократией, но будучи членом прихода, человек обладает обязанностями и правами. То есть он не просто имеет свое мнение по вопросам приходской жизни, но он справедливо может полагать, что его мнение будет учитываться при их решении. Если община – это семья, то и решения должны приниматься на семейном совете, где слышны и учитываются голоса всех полноправных ее членов. Если представители мирян участвуют в избрании Святейшего Патриарха на Соборе, то в финляндских приходах прихожане могут участвовать и в избрании кандидатов в священнослужители.

Статистика показывает, что более 70% вступивших в наш приход прихожан в последние годы – это люди моложе 35 лет.

– А в чем причины такого численного роста? Уж не в желании ли роста духовного?

– Причины различны. Есть и названная вами. В храм приходят далеко не только «потому что русские, а значит, православные». Есть и серьезный духовный поиск. Повторяю, наше правило: «Двери храма открыты каждому». Нашему священнику можно звонить вечером, даже иногда поздно вечером, если что-то случилось…Телефоны священников опубликованы на сайте и в справочниках. Мы стараемся делать так, чтобы человек пришел и почувствовал себя в доме Отца. Священник в храме – не хозяин, не господин. Люди приходят в храм не к священнику, а к Богу. Как можно отнестись плохо к Его гостям?

Хельсинки

– Прихожане – только люди русской традиции или есть и финны?

– Наши прихожане – это в основном переехавшие жить сюда русскоязычные выходцы из разных стран постсоветского пространства – России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Грузии, Азербайджана, Казахстана. Но в общине есть финны и шведы. Среди прихожан есть эстонцы, латыши, румыны и даже выходцы из Латинской Америки. Богослужения у нас совершаются на церковнославянском языке, частично по-фински, проповеди – по-русски, частные богослужения могут совершаться по-славянски и по-фински.

Последние годы в приходе помогают два священника-финна, родившиеся и всю жизнь прожившие в Финляндии. Их помощь очень существенна. Во время богослужений они произносят молитвы и возгласы на финском языке, принимают исповедь финноязычных прихожан.

Мотивы, по которым финны приходят к нам приход, различны. Некоторые очарованы красотой славянского богослужения, но для основной части финноязычных прихожан это сознательный выбор в пользу старого календарного стиля, церковной практики и русского богослужебного и канонического уклада.

Так что сегодня Никольский приход в Хельсинки – это самая большая русскоязычная организация в Финляндии.

– Строятся ли новые храмы в Финляндии?

– Да. Правда, активности сильно мешают наступившие «годы тощих коров», кризис. В 2000 году муниципальные власти города Хельсинки в ответ на многолетние и настойчивые просьбы церковного совета прихода поддержали инициативу и согласились выделить на льготных условиях участок земли под строительство храма и приходского центра в одном из лучших районов города (Итякескус). Для Русской Православной Церкви в Финляндии открылась уникальная возможность.

Святейший Патриарх Кирилл, еще в свою бытность митрополитом Смоленским и Калининградским, благословил сбор средств на строительство Николо-Воскресенского храма и храмового комплекса.

Нужно было провести большую работу, денег не хватало. С большим трудом удалось собрать средства на создание эскизного проекта (автор эскиза храма – московский архитектор Максим Харитонов). Были пройдены все разрешительные комиссии, собрано большое количество документов и наконец изготовлены строительные чертежи. Непосредственно строительство на участке началось три года назад. В дни празднования 85-летия прихода в 2012 году архиепископ Егорьевский Марк совершил освящение участка под строительство.

Что мы имеем сейчас? На 90% построен жилой дом, на 70% – здание приходского центра, где будет размещаться приходской зал, помещение под библиотеку, под кружковую работу, работу приходских служб, канцелярию. Подведены коммуникации: электричество, водопровод, канализация и центральное отопление. Всего запланированная площадь храма – 852 м2. Жилой дом вместе с приходским зданием – 1158 м2. Строительство ведется на первичные средства прихода. Внутри прихода собираются целевые пожертвования. К сожалению, разрешение на сбор пожертвований за пределами храма получено не было (в Финляндии по закону для сбора средств за пределами организации требуется получить разрешение от полиции). Хотелось бы, чтобы как можно большее количество людей узнали об этом проекте и могли бы поучаствовать в строительстве. Все заинтересованные и сочувствующие приглашаются к сотрудничеству.

По первоначальному плану, мы хотели завершить строительство храма к очень значимой дате – 100-летию независимости Финляндии. Сроки подходят, мы не имеем достаточно средств для того, чтобы начать возводить стены. Сейчас сооружение храма находится на уровне котлована, фундамент пока еще не заложен.

Когда будет создан храмовый комплекс, центр приходской жизни будет перенесен туда. Для того чтобы сохранилась связь с историей прихода, будущий храм назван Николо-Воскресенским. Главный престол храма будет в честь Воскресения Христова, южный придел – в честь святителя Николая, а северный – в честь Пресвятой Богородицы.

Важность доброго слова, и не только слова

– Важна ли для прихода социальная работа? Что это за работа, каковы ее особенности в приходе?

– В Новом Завете мы не найдём термина «социальная работа». Тем не менее, служение ближним истекает из самого духа христианской веры. Также и на Суде Господь будет нас оценивать по тому, накормили ли мы ближнего, посетили ли больного или заключенного, одели ли нагого…

В Финляндии, где государственная социальная поддержка довольно сильна, помощь в приходе носит специфический характер. Это главным образом психологическая поддержка людей, оказавшихся в беде. Очень часто человек просто нуждается в сочувствии и добром слове. Это и содействие недавним переселенцам, с которыми нужно просто пройти по разным государственным конторам и организациям в качестве переводчика. Иногда предоставляется помощь в виде простейшей юридической консультации (в какую организацию или контору обратиться в разных житейских ситуациях). В других случаях оказывается примитивная помощь в заполнении бесконечных бюрократических анкет. Есть на попечении прихода и престарелые, которым оказывается регулярная помощь на дому. Среди волонтеров есть также и доктор, которая оказывает безмездную медицинскую помощь. Иногда приход предоставляет на короткий срок жилье при храме людям, оказавшимся без крова. При храме постоянно раздается хлеб малоимущим. И конечно, в общине, где все друг друга знают, где множество горизонтальных связей, широко распространена взаимопомощь и при переезде на другую квартиру, и при воспитании детей…

Приход участвует в различных программах занятости Министерства труда, занимаясь трудоустройством безработных. Вчерашние безработные занимаются посещением больных и престарелых на дому, уборкой территории кладбища и храма.

– Вот как раз женщина, которая убирала площадку у храма, когда мы встретились, – она из вчерашних безработных?

– Уже из позавчерашних. Дай Бог ей сил, здоровья и счастья! Вы бы видели, как меняются лица людей, когда они наконец-то могут работать! Пусть не по профессии, не «по профилю», но когда человек выполняет осмысленную работу, это просто здорово, он чувствует свою нужность.

kladbishe
Приходское кладбище

Когда наступит последнее время?

– Вопрос о взаимоотношении с миром. Христос призывает нас к мужеству, говоря о Своей победе над ним. Вызовы этого мира, борьба его с христианами существуют, конечно, и сегодня. Что это за вызовы, на Ваш взгляд? Как им можно противостоять, каким образом христианину приобрести и не утратить мужество, когда он сталкивается – вероятно, постоянно – с такими вызовами?

– История Церкви не знает таких периодов, когда прекратилась бы духовная брань. Всегда у христиан последнее время. Поэтому блаженный Августин определяет земную Церковь как «Церковь воинствующую».

А главные вызовы – это то, что происходит внутри каждого человека со времен Адамова грехопадения и даже доныне. Ничего нового тут нет: это греховные страсти.

В общественном плане в европейском обществе, пожалуй, главным вызовом на сегодня является воинствующий секуляризм, который стремится вытеснить религию из общественной сферы. Одна из граней секуляризма – это попытка пересмотреть основы общественной нравственности, которая в Европе была замешена на христианских заповедях. Это и забвение, даже презрение семейных ценностей.

Всему этому христианин должен противопоставить твердую веру и личное мужество.
Хочется, чтобы несмотря ни на что мир Христов сохранялся в наших сердцах, наших семьях, чтобы жизнь наша была озарена Светом. Также хочется, чтобы установился прочный мир между народами. В контексте нынешних событий, может быть, это наиболее важно. «Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды» (1 Кор. 16, 13).

Календарь – против уныния!

– Церковный год только начался, мы в начале богослужебного круга. Смотря на то, что происходит в мире, на то, как сказывается происходящее на христианах, иногда начинаешь думать, что ничего веселого-то христианам не светит. Да и церковный год заканчивается трагически: Усекновением главы св. Иоанна Предтечи. Так всё и вертится в мире – несет календарное колесо к печальной, несправедливой смерти праведника. Посмотришь, как в забвении, а то и презрении умирают люди, для которых смысл жизни – Христос, взгрустнется, если честно. И календарь не радует.

– Не готов согласиться с этими тезисами. Думаю, что не следует путать круг христианского богослужения с колесом сансары. Из круга мира, который лежит во зле, нас вырывает – да, буквально вырывает – главное событие не только христианского года, но и всей мировой истории: Воскресение Христово. К нему сходятся лучи всех наших праздников, оно освещает и освящает подвиги мучеников – известных и неизвестных нам, будь то св. Иоанн Предтеча, вифлеемские младенцы или упомянутые вами забытые и презираемые христиане нынешнего времени. Помните, пожалуйста, о Пасхе – она выводит нас за рамки времени, как, впрочем, и весь церковный календарь, если взглянуть на него вдумчиво. Что же касается грусти, то еще св. апостол Павел предупреждал: «Если мы только в этой жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1 Кор. 15, 19). Я бы предложил надеяться на Христа всегда, следовательно, быть счастливыми. Это возможно – взгляните на святых.

– Отец Николай, почему вы приехали на велосипеде?

– А почему бы и нет? Во-первых, это быстро, во-вторых, полезно для здоровья, в-третьих, в хорошую погоду городская инфраструктура Хельсинки идеально подходит для таких поездок. Часть пути я все-таки проезжаю на метро вместе с велосипедом. В хороший теплый день – просто приятны такие деловые поездки.

Похожие статьи

comments powered by HyperComments