1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

«Русский мир» в Эстонии: «Мы не нужны большой земле»



Просмотров публикации 917

О «русском мире», сложностях и бедах, с которыми сталкиваются принадлежащие к нему люди, мы беседуем с Родионом Денисовым, эстонским публицистом и издателем, в несколько необычном месте – в большом сербском селе Партеш, что в Косово и Метохии. Родион приезжает в Косово уже третий год подряд: причина, по его словам, кроется не только в удивительном гостеприимстве сербов, но и в том, что, смотря на жизнь в этом сербском крае, можно провести и некоторые параллели с русскими общинами за границей. Не только провести параллели, увидеть сходные проблемы и беды, но и постараться их преодолеть.

Неожиданные, но логичные сравнения

– Родион, албанцы утверждают, что они здесь живут веками, следовательно, считают эту землю – Косово и Метохию – своей. Это утверждение находит поддержку (пока, во всяком случае) у многих стран мира. Вместе с тем, точно такое же утверждение русских, испокон веку живущих в Прибалтике и довольно робко требующих защиты свои прав и интересов (о какой-либо государственной самостоятельности нет и речи), наталкивается на истерические обвинения в сепаратизме, великодержавных амбициях и «оккупации». Справедлива ли эта истерика в отношении русских?

– Я рассказываю о том, что вижу в Косово, у себя дома в Эстонии – для многих эстонцев это настоящее открытие: «Оказывается, все не так, как пытается рассказать телевизор? Оказывается, сербы не такие уж плохие, как мы видим в фильмах? Хм. Надо изучить». Изучать надо многое, в том числе и то, что под боком. Представители же русской общины Эстонии, слыша о том, как обстоят дела у косовских сербов, грустно вздыхают и говорят: «Слава Богу, у нас хоть не стреляют. Но как все-таки похоже!»

Русские – это совершенно коренное население как Эстонии, так и всей Прибалтики. Веками жили славяне на этих территориях, и даже эстоноязычные источники, существенно поправленные в последнее время некоторыми «прогрессивными исследователями», сами признают, что еще непонятно, а кто же на балтийских берегах появился раньше – славянские или другие племена. Возьмем знаменитую кундаскую культуру: по некоторым предположениям, ее носителями были славянские племена. Эстонцы говорят, конечно, что неизвестно, кто это был, установить факты с предельной точностью невозможно. Так или иначе, есть предположения, что это были именно славянские племена. Хотя, по большому счету, нет никакой разницы в том, кто раньше всех пас динозавров: смотреть в прошлое, разумеется, нужно, но сейчас, на мой взгляд, лучше взглянуть в настоящее и будущее, причем с доброжелательностью. И чем меньше будет злобных упоминаний о всяких «проблемах», которые существовали в отношениях между всеми народами мира, тем больше у нас возможностей жить, не увлекаясь и не повторяя трагических ошибок прошлого. Это не значит, что я призываю забыть историю – я считаю, что историю-то как раз надо знать хорошо, а хорошее ее знание всегда поможет найти поводы не для разделений и ссор, а для достойного добрососедства. Мне кажется, сегодня мы слишком увлеклись «раскапыванием помоек» – фактов, как действительных, так и выдуманных или притянутых за уши, которые никак не способствуют добрым взаимоотношениям народов. Судить исторические деяния предков с позиции сиюминутных «демократически передовых» технологий, мне кажется опрометчивым и слишком поспешным.

Вспомним последние слова из «Калевипоэга», эстонского народного эпоса:

Таково былое эстов.
До тех пор, пока Россия
Под крылом своим могучим
От врагов не защитила.

Если даже созданный Крейцвальдом на основании реальных эстонских народных преданий эпос относится к народу-соседу с таким уважением (разговоры о том, что эти строчки составитель написал под нажимом, я считаю несерьезными), может быть, имеет смысл прислушаться к голосу предков, которые вряд ли были глупее и недальновиднее потомков?

– К тому же эти демократически передовые технологии оказываются на поверку своей противоположностью: это мы видим на примере «демократических перемен» на Ближнем Востоке, в Африке, Восточной Европе – да впрочем, везде, похоже. Да и здесь, в Косово и Метохии, где мы с вами встречаемся вот уже который год, результаты этой демократии весьма ощутимы – им почему-то не рады ни сербы, ни албанцы.

– Это так. Получается какой-то очень рафинированный подход. Да и сама апелляция к демократии иногда представляется сомнительной. Откуда у нас демократия? – Из Эллады, Рима.

Да, там действовали прекрасные законы (для своих, правда), послужившие фундаментом для современной юриспруденции, там вообще было много чего хорошего. Но в то же время там были и рабы, были завоевательные войны и т.п. Вполне, значит, демократично будет, если завтра пара легионов отправится в очередной поход, чтобы осчастливить еще несколько территорий и варварских народов достижениями цивилизации. Вопрос в том, насколько сами осчастливленные поймут свое счастье. И как показывает практика, невероятного восторга они не испытывают.

Мы разговариваем в Косово и Метохии, и это может показаться необычным, но некоторые параллели с Прибалтикой, где также издавна живут разные народы, провести можно. В Эстонии, к счастью, пока никого не убивают – тут сказывается и более спокойный темперамент, и общая культура, религия, в конце концов, хоть и разных конфессий, – но параллели с Косово есть, и они, если честно, настораживают.

– Что это за параллели и чем они настораживают?

– Возьмем представительство неэстонцев в органах власти. С одной стороны, есть русские политики в парламенте республики, пусть и в составе эстонских партий. Другое дело – чем они там занимаются, и слышен ли их голос вообще. Слышен голос одного человека, а все остальные сидят и получают свою замечательную зарплату. В обществе чувствуется какой-то раздрай – что в русской, что в эстонской его части. Я общаюсь с теми и с другими и постоянно слышу: если бы политики не науськивали людей друг на друга, все бы жили мирно и спокойно.

Сейчас начинаются исследования т.н. «периода восстановления независимости Эстонии» в 90-е годы, и согласно данным некоторых из них, оказывается, что не так все однозначно. Да, тогда выглядело все очень красиво, патриотично и демократично: «певческие праздники», «балтийские цепочки» («возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке»), флаги-транспаранты и т.п. Но сейчас выясняется, что очень многие мероприятия координировались-то не из Таллина: даже участники этих событий, в т.ч. с эстонской стороны, не без гордости говорят, как они ездили в Швецию и США, как их там обучали и как здорово они выполнили домашнее задание.

– Тогда о какой же самостоятельности, независимости можно в этом случае говорить?

– Думаю, это риторический вопрос.

– Вернемся к «косовским» параллелям. Есть ли что-нибудь здесь, на территории, увы, убитой Югославии во взаимоотношениях разных народов, что удивило вас по-доброму?

– Мне кажется, та практика примирения сторон, применение квотирования в местной власти, несмотря на то, что работает она со сбоями и всем прочим, имеет право на существование. В Эстонии, когда начинает кто-то заговаривать о квотах, на тебя начинают смотреть как на сумасшедшего, говорить: «Да ты что? У нас же демократия!»

«Угроза демократии» и возможность стать президентом

– Русские что, угроза демократии?

– Когда начинаешь говорить, что представительство русскоязычного населения в министерствах Эстонии составляет от нуля до 3% от всех работников (например, в Министерстве обороны работает 0% русских, хотя русские служат в эстонской армии), пожимают плечами. С другой стороны, есть разница между действительным представительством интересов русских и представительством так называемых «русских». Сейчас, положим, Эстония может заявить, что у нее есть русский министр здравоохранения и труда – Евгений Осиновский. Но – что такое быть русским? Чтобы у тебя было две капли русской крови, или все-таки быть представителем русской культуры? Евгений Осиновский окончил эстонскую школу, его домашний язык – эстонский, он говорит по-русски с эстонским акцентом. То же и с нынешним кандидатом в президенты Эстонии Мариной Кальюранд. Акцент у нее тоже эстонский, при этом он не наносной, как у некоторых русских, которые хотят во что бы то ни стало казаться эстонцами – у нее действительно акцент эстонца, который хорошо знает русский. Назвать таких людей представителями русской общины при всем уважении совершено невозможно.

Можно ли русскоязычных граждан считать именно русскими, носителями русской культуры – вот вопрос. Мог бы русский человек, владеющий эстонским, но говорящий с русским акцентом, стать президентом или министром – это не вопрос, а ответ. Нынешний президент Эстонии как-то сказал, что у него тоже есть русская кровь, что его бабушка приехала в США из Санкт-Петербурга – но назвать американца Тоомаса Хендрика Ильвеса русским или уж тем более представляющим и защищающим интересы русской культуры как-то затруднительно, простите.

Нужно представительство русской общины, людей, выросших на Пушкине и Достоевском, которые говорят на родном языке без акцента, сохраняют родную культуру. А историческое русское общество здесь сохраняет русскую культуру на протяжении веков. Некоторые русские фамилии остались русскими, несмотря на сильнейшее сначала немецкое, потом эстонское влияние.

Такие подозрительные русские

– Хоть как-то изменилась, укрепилась, стала более интенсивной поддержка «большой земли» русских общин в Эстонии?

– Нет, к сожалению. И это опять-таки параллель с Косово и Метохией, правда, печальная. Складывается впечатление, что «большой земле» нужны в первую очередь некие самодостаточные русские: сохраняться как община, воспроизводящая собственные кадры, собственную журналистику, интеллигенцию и т.д. – на то же самое жалуются косовские сербы, когда говорят о поддержке из «большой Сербии». Естественно, русским, живущим в эстонском окружении, такое сохранение невозможно, потому что для такой самодостаточности просто-напросто нет денег. И какие-либо громкие инициативы, призывы «Вперед! Денег нет, но вы там держитесь! Храните русскую культуру!» и т.д. воспринимаются уже с усталой и раздраженной улыбкой. Люди по мере сил и так ее хранят, но, живя в не самом дружелюбном окружении, часто способствующем и прямо провоцирующем отказ от «русскости», не чувствуют себя защищенными. Сколько раз можно напоминать, просить, что в условиях «заграницы» требуется совершенно иной подход, чем в России? Впрочем, слышен громкий голос и с большой земли, требующий не формальной поддержки и заботы государствообразующего народа. Что же касается «заграницы», где большие русские общины, то необходимо учитывать местные порядки, местный менталитет и т.д. То, что может хорошо работать в Москве или Петербурге, с большой долей вероятности не будет работать в Таллине, Риге или Вильнюсе. Кому как не местным, знать местные реалии? Может быть, имеет смысл учитывать их знания и опыт, а не пытаться насаживать свои – довольно топорные – представления о том, как должны жить русские здесь? К сожалению, сейчас Россия зачастую использует людей, которые полностью, на 100% согласуются с той доктриной, которая разрабатывается в Москве без учета местных реалий. Притом эти люди, как правило, не владеют эстонским языком, да и не хотят им владеть, что уже не дает им ни малейшего шанса на успех, и большее время своей жизни проводят в Москве или Питере, чем в Таллине, а в Эстонии регулярно устраивают какие-то провокации. И многие провокации оказываются таковыми именно из-за незнания местных реалий.

В то же время те русские, которые живут в Прибалтике – я не говорю уже про столетия – хотя бы десятилетиями, они испытывают ощущение, что в последнее время Россия относится к ним с растущим подозрением. Мол, какие-то это «не наши»: к ним надо прислать кого-то, чтобы руководил ими. И не настроенные на диалог эстонцы такой подход с удовольствием принимают, потому что те, кто приехал в последние годы и становится руководством значимых для общины структур, не имеют опыта общения с эстонскими властями. В том случае, когда знающие местные реалии коренные русские спокойно могли бы отстаивать как свои права, так и права своих организаций, приехавшие новички начинают пресмыкаться перед властями – это очень удобно для последних. Будет неверно, скажем, отправлять послом России куда-нибудь в Великобританию человека, не владеющего английским и не имеющего ни малейшего представления об английской культуре, но призванного представлять и защищать интересы России – точно так же и в отношении тех стран, где живут огромные, всё ещё русские общины. А если местных коренных русских еще и считать чуть ли не предателями, «неблагонадежными», поглядывать на них с подозрением и недоверием, то любые, самые хорошие (при их наличии), инициативы, по моему убеждению, обречены на провал. Впрочем, надо признать, что такие недочеты Москвы стали понимать и критиковать сами русскоязычные журналисты в Эстонии.

Дайте эстонцам чаю!

– Сейчас очень часто говорят об использовании т.н. «мягкой силы» для защиты интересов русских за границей. Она нужна, эта сила, или же нужно упирать только на силу физическую?

– Я бы отвел «мягкой», культурной силе первостепенное значение. У русских есть свой взгляд на происходящее здесь, они умеют жить в местных реалиях, и это умение и опыт нужно учитывать. Кроме того, выработался и определенный иммунитет против имеющейся, увы, русофобии.

Более того, при правильном к ним подходе те же местные русские всегда помогли бы «российским русским» понять эстонские общины и наладить с ними если не дружеские, то конструктивные взаимоотношения.

Знаете, в свое время акция «Георгиевская ленточка» могла бы для эстонцев стать своей.

– Вот как?

– Именно. Но этот момент упустили, хотя представители эстонской общины (даже политики из националистических партий) давали сигналы о своей готовности поддержать эту акцию. Дело в том, что в свое время георгиевскими кавалерами были несколько эстонских военачальников, и даже самые оголтелые местные националисты ходили на кладбище, возлагали цветы на могилы этих кавалеров. Понимаете, если бы Россия разумно и тактично использовала исторический и культурный потенциал «Георгиевской ленточки», то можно было бы очень сильно понизить хотя бы градус этой глупой русофобии, показать ее глупость эстонцам. Но вместо памяти получилась кампанейщина, получилось ровно наоборот: в и так неблагожелательно настроенное по отношению к русским местное информационное поле было выброшено самоуверенно-глупое «Можем повторить» или что-то в этом роде. О каком, спрашивается, добрососедстве тут можно говорить, если тебя считают врагом? А каково местным русским после таких заявлений? Может, не топором махать надо, а книжки читать и на рояле играть?

Сколько раз можно говорить, просить о разумном использовании т.н. «мягкой силы»? Власти начинает корежить от агрессивных, бездумных заявлений, которые неминуемо приведут к ухудшению положения русской общины. Зачем давать правящим в Эстонии политикам дополнительные козыри для игры против русских?

– Но можно ведь придумать что-то другое – такое, что не только не вызовет негатива, но, более того, найдет поддержку и у власти.

– Да, естественно. Но для этого надо работать с каждой стороной в отдельности. Работай с некоммерческими русскими организациями – выдели им денег на проведение вечеров русской культуры, на совместные чаепития с эстонскими общинами – пусть там соберется 20 человек, пусть. Но – там 20, там 15, там 50 – уже хорошо. А если это по всей Эстонии? И впечатления от таких действительно культурных встреч, по моему убеждению, будут гораздо лучше громких, а то и кричащих «акций» с размахиванием флагами. Придут эти эстонские бабушки, дедушки или школьники домой и скажут: «А русские-то на самом деле – неплохие люди. У них такие песни замечательные! А мы вчера с Ваней самолетик вместе сделали, а Урмас Маше помогал. А то, что по новостям показывают про русских, это все вранье, вот», – это была бы действительно хорошая работа, на мой взгляд, по установлению хороших отношений. Кстати, если опять обратиться к косовским реалиям, в Эстонии-то этого достичь можно было бы проще: ведь веками два народа жили здесь в относительном добрососедстве – о сербах и албанцах такого не скажешь.

Попробуй, найди в эстонской прессе хоть что-нибудь хорошее о России! Но не так давно в Таллин приехал Гребенщиков и вышел на улицу – пел просто так в Старом городе свои песни: собралась большая толпа слушателей – и русских, и эстонцев. Стояли, слушали, улыбались – мимо такого единения даже предвзятая эстонская пресса не могла пройти. Можно по-разному относиться к творчеству Гребенщикова, но нельзя не сказать, что в этот раз музыка помогла объединению людей гораздо больше всевозможных «кричалок».

Сколько лет у нас не проводился музыкальный праздник «Славянский венок»! Когда был жив Николай Васильевич Соловей, «старейшина русской культуры» в Эстонии, он возродил этот праздник, берущий начало еще в 20-х годах ХХ века. Он лично участвовал еще в празднике, который проходил в Печорах в 1938 году, на котором присутствовал первый эстонский президент Константин Пятс. С одной стороны, на таких мероприятиях пропагандируется русская культура, с другой стороны, инициатива идет изнутри, из Эстонии, что, согласитесь, немаловажно: это свидетельствует об интересе и уважении к русским, жившим здесь всегда. Вот если бы сегодня Россия поддерживала такие мероприятия, инициировала их проведение, было бы много легче.

– А сейчас?

– А сейчас ни Россия, ни Эстония, похоже, в этом не заинтересованы. «Славянский венок» «ушел в политику», вопросам культуры уделяя хорошо если второстепенное внимание. Ну, а политические разногласия – не самая благоприятная почва для развития взаимопонимания и добрососедства.

Добрый пример от Церкви

У нас около 30% русскоязычного населения – разве можно относиться к таким странам, как Эстония, без должного внимания, не учитывая их особенности? У нас самое большое количество российских граждан относительно местного населения за пределами России в мире. При общем населении Эстонии в 1,3 млн. человек, в стране проживает около 120 тысяч граждан России, не говоря уже о сотнях тысяч русских с эстонским гражданством или с т.н. «серыми паспортами».

Плюс ко всему этому – масса эстонцев, которые вполне благосклонно относятся к русской культуре: тут «виной» и старое доброе образование, и опыт жизни в добрососедстве, и знакомство с нашей литературой, музыкой и пр., я уж не говорю о православии. И это уважительное отношение вполне может распространиться, да и распространяется, при толковом подходе, не только на русский народ, но и на российское государство. Если местное эстонское население настроить доброжелательно, по крайней мере, без негатива, то, согласитесь, жизнь обеих общин только улучшится.

– Вы упомянули о православии, о внимании к нему у эстонцев. Оно действительно высокое?

– Мне кажется, растущее внимание к православию обусловлено хорошей просветительской работой Эстонской Православной Церкви. По благословению и при активном участии митрополита Корнилия только что завершены съемки документального фильма «Православие в Эстонии» режиссера Олега Беседина. Фильм показывает богатство православия, христианской культуры и традиций в Эстонии, и я думаю, что не только русские, но и эстонцы, познакомившись с ним, откроют для себя много нового и нужного, прежде всего, осознания общих духовных корней. А вот это уже главное достижение, я считаю.

«Иван, не езди в Россию»

– Вернемся к печальным реалиям мира материального. Как обстоят дела с преподаванием на русском языке? Знают ли русские свой язык? Знают ли они Россию?

– Напомню слова князя Александра Трубецкого, сказанные им недавно на Всемирном форуме «В единстве с Россией»: «Для проведения той русской идеи нужно распространять изучение русского языка. Это делается, но нужно усилить везде и всеми возможностями приоритет в этом направлении. Без русского языка нет России, ни ее влияния на Западе. Русский язык — это мощный внешнеполитический инструмент. Постоянно приходится напоминать, что русскоязычная диаспора в мире, т.е. русофония — это больше чем 30 миллионов человек».

К сожалению, проживающая в Эстонии русская молодежь знает свой родной язык плохо, хоть интерес к его изучению довольно высок – это показывает количество участников проводимой в Таллинне акции «Тотальный диктант». В этом году число зарегистрировавшихся у нас превысило некоторые российские крупные города. В то же время русскоязычное образование в Эстонии постоянно находится под давлением. Уже много лет в Эстонии не готовятся специально учителя для русских школ (а о том, чтобы обучать педагогов в России, нынешние эстонские власти и слышать не хотят), педагогов постоянно донимает проверками и штрафами Языковая инспекция. Сдать экзамен на знание эстонского языка на определенный уровень должны абсолютно все учителя русских школ, даже преподаватели русского языка и литературы. В результате грамотных специалистов становится все меньше. Вместе с этим падает и уровень знаний учащихся русских школ. Если так пойдет и дальше, то однажды мы придем к ситуации, когда сотни тысяч русских детей будут вынуждены получать в полном объеме школьное образование на неродном языке.

Были идеи создания в Эстонии школ при поддержке России (частные гимназии или на основании межправительственных соглашений), но пока все остается на уровне идей, т.к. это недешево и российские власти, очевидно, устраивает нынешняя ситуация с русскоязычным образованием в республике.

Если говорить о том, знают ли русские школьники Россию, то однозначный ответ дать сложно.

Все зависит от родителей. Если у них есть родственники в России или они настроены на то, чтобы их дети оставались людьми русской культуры, то, безусловно, они посещают российские регионы, ходят в театры, музеи. Однако в Эстонии все больше появляется и таких русских семей, в которых дети ни разу в жизни не были в России, а учитывая местный пропагандистский фон и настроенность некоторых эстонских учебных программ (например, по истории), их общее отношение к России становится весьма критическим, если не сказать враждебным. Получаются сотни новоявленных «Иванов, не помнящих родства», для которых русская культура и сама Россия уже не имеют никакого мировоззренческого значения. По-моему, российским властям стоило бы об этом задуматься. Будет ли с кем им вести дела через 20-30 лет на этой земле, или же русская культура здесь обречена на прозябание?

Много говорилось о т.н. «паспортах соотечественников». Почему эта инициатива так до сих пор никуда и не двинулась? Кто тот враг, который противодействует продвижению этой самой «мягкой силы» и российской культуры, ассоциации себя с Россией за рубежом? Если бы под эту «карту соотечественника» подвести всех людей, которые ассоциируют себя с русской культурой, подвести отмену виз и бесплатное обучение на территории России, то это уже дало бы очень много.

Эстонских деятелей культуры, связанных с Россией, значительно больше, чем связанных с какой-либо другой страной. Посмотрим на т.н. «эстонское возрождение» конца XIX – начала ХХ века, все деятели которой, представители интеллигенции, жили в Санкт-Петербурге. Начиная с пастора Яновской церкви Петербурга собирателя эстонского фольклора Якоба Хурта, композитора Рудольфа Тобиаса и заканчивая проживавшей в Кронштадте женой русского офицера поэтессой Лидией Койдулой.

Страшный Путин и 1000 эстонцев в Питере

– А предрассудки эстонцев в отношении России есть? Чем они обусловлены?

– Предрассудки есть. Обусловлены они незнанием, отсутствием хорошей информации о стране и слухами.

Многие эстонцы уже десятилетиями не выезжали в Россию, для них Россия – это до сих пор Советский Союз. Такая неосведомленность о соседе – идеальная почва для всевозможной лжи, формирования предрассудков и, соответственно, боязливой враждебности. Медведи, балалайки, талоны, страшный Путин и КГБ на каждом углу. Я не думаю, что России должно быть все равно, как ее воспринимают соседи, ведь на устранении лжи о себе можно достичь весьма неплохих результатов – как политических, экономических, так и культурных, в конце концов. Россия может себе позволить (а как показывает практика, она хорошо могла бы с этим справиться) заняться устранением многочисленных предрассудков в отношении себя самой. Проще говоря: «Ребята, давайте вместе посмеемся над тем враньем, которое существует о нас».

Мне кажется, что если бы каждый эстонец хоть раз съездил в современную Россию, то его отношение к соседу сильно изменилось бы, причем в лучшую сторону. И очень многие инициативы с того берега Атлантики, я думаю, воспринимались уже бы с изрядной долей скепсиса. Хорошим примером этого может послужить состоявшаяся в июне этого года по инициативе эстонского предпринимателя Меэлиса Кубитса миссия народной дипломатии «1000 эстонцев в Петербурге». В ходе нее в город на Неве приехало более тысячи эстонских деятелей культуры, журналистов, политиков, чтобы показать себя и посмотреть, чем живет современная Россия. Многие из них приехали в Россию впервые в жизни. И оценили. На обратном пути мне не один эстонец говорил о том, что этот визит разрушил у них многие созданные эстонской пропагандой в отношении России предрассудки.

Не осетры на приемах, а внимание и поддержка

– Итак, какой же вывод мы можем сделать из нашей беседы?

– Думаю, такой: читайте хорошие книги, слушайте хорошую музыку, учите историю и ездите друг к другу в гости – это гораздо интереснее, чем сидеть перед телевизором и позволять себя убеждать, что ты окружен со всех сторон врагами. Уважайте сами себя. Покажите себя сильными духовно, не обращающими внимания на какие-то глупости, которых предостаточно. Если у вас есть цель, то идите к этой цели, а не поедайте осетров на посольских приемах. Не комплексуйте.

И еще раз хочу вспомнить доклад князя Трубецкого, призывающий обратить большее внимание на поддержку русской общины в других странах: «Но с нашей стороны, мы, соотечественники, наблюдаем, хоть мы и вызываем в России большой интерес, что российские власти часто ведут себя по отношению к нам уж очень осторожно. Они придерживают нас в чисто пассивной роли, не давая нам возможность активно принимать участие в развитии современного и будущего общества России. Нет примера соотечественников, которые были бы депутатами или сенаторами, или хотя бы допускались к активной деятельности при Госдуме, при Общественной палате и других коллегиях, где изучаются или решаются вопросы жизни и будущего России. Почему Россия не дерзнет совершить такой новый шаг в своих отношениях с соотечественниками?»

Такое ощущение, что Россия пытается всегда что-то кому-то доказать и кого-то переспорить. А иногда, я думаю, можно бы просто промолчать – со снисходительной улыбкой. Зачем отвечать на каждую глупость? Глупых людей может быть много, а некоторые глупые люди просто провокаторы – зачем отвечать на каждую провокацию? Достойнее просто идти вперед и делать то, что требуется. Но сейчас, к большому сожалению, иногда приходится соглашаться с утверждением некоторых русских, когда они слышат о сербах в Косово и Метохии: «Мы, получается, как косовские сербы живем: земля вроде бы родная, а родными себя здесь не чувствуем, а большой земле мы не очень-то и нужны».

Похожие статьи

comments powered by HyperComments