1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

У каждого свой Иерусалим


Интервью с победительницей Международного литературного форума «Золотой Витязь»-2017 в номинации «Публицистика» писательницей Ириной Ордынской. VIII Международный славянский литературный форум «Золотой […]


Просмотров публикации 1 795

Интервью с победительницей Международного литературного форума «Золотой Витязь»-2017 в номинации «Публицистика» писательницей Ириной Ордынской.

Ирина Ордынская

VIII Международный славянский литературный форум «Золотой Витязь» прошел с 11 по 15 сентября в городе Иркутске под девизом «Любовью и Единением спасемся». Неизменным президентом форума является народный артист России, заместитель председателя Общественного совета по культуре при Министерстве культуры РФ Николай Петрович Бурляев. Конкурс в этом году проходил в 7 номинациях: проза, поэзия, литературоведение, публицистика, литература по истории славянских народов, литературный киносценарий, литература для детей и юношества.

Главный приз «Золотой Витязь» в номинации «Публицистика» получила писательница из Москвы Ирина Ордынская за книгу «Святой Иерусалим».

Иерусалим – духовная Родина христиан. Столетиями русские паломники стремились прикоснуться к его святыням, отправляясь в дальнее путешествие к Святой Земле. Подвижники создали «русский Иерусалим» с многочисленными церквями, монастырями, подворьями – отражение России на Святой Земле. Очерки Ирины Ордынской об Иерусалиме – это желание поделиться с читателями своими впечатлениями, рассказать о красоте вечного города, о душевной радости от встречи с ним.

Ирина Николаевна окончила Литературный институт им. Горького. Несколько десятков ее рассказов, повестей и эссе опубликованы на страницах ведущих литературных журналов и альманахов России, Украины, Италии, Бельгии. Автор 6 книг прозы, член Союза писателей и журналистов России, Ирина Ордынская является победительницей Международного литературного форума «Славянская лира», Международного конкурса «Лучшая книга года – 2015» и Международного конкурса драматургии «Историческая драма». Награждена тремя медалями Союза писателей России.

В кулуарах «Золотого Витязя», в конце тяжелого рабочего дня, после встреч с читателями и мастер-классов, мне удалось взять у нее интервью для читателей сайта «Православие.фм».

– Что подвигло Вас, Ирина, на путешествие в Иерусалим?

– Перед поездкой в Иерусалим важно понять, для чего ты туда едешь, нужно собраться с мыслями. Я долго не ехала туда. К встрече со святыми местами нужно быть готовым. А это не так просто. Когда мы уже собирались ехать туда, я пошла к священнику и попросила благословения и какого-то напутствия. Он почему-то сильно смутился и сказал, что не знает, что мне сказать, а только попросил за него помолиться и перекрестил. Так что я поняла, что нужно душой созреть, прежде чем ехать туда.

«Святое место – это место, где соприкасаются мир материальный и мир духовный»

– А что для Вас значит – святое место? Что Вы вкладываете в это понятие? Ведь поскольку мы все дети Божии, вся земля – святое место.

– Я слышала такое мнение, что в святые места вообще не стоит ездить. Но я с этим категорически не согласна, потому что это особая возможность прикоснуться к святому человеку. Невозможно в таких местах не понять, не почувствовать благодать. Там уже действует Провидение. Когда ты стоишь в таком месте, уже само это место определяет не только твое поведение, но и всех людей вокруг. Святое место настраивает на особый лад даже маловерных и неверующих. Святое место – это место, где соприкасаются мир материальный и мир духовный.

Как писатель я люблю иллюстрировать то, что вижу и ощущаю. Мы приехали в Иерусалим перед Рождеством, и там началась пурга. Представляете? Снег в Израиле. Аэропорт закрыли, дороги закрыли, народу на улицах нет. Это было удивительно. Когда мы приходили в Храм Гроба Господня, каждый день в течение десяти дней, которые мы там были, хранитель ключей – мусульманин, из семьи, в которой эти ключи передаются из поколения в поколение уже много веков, запомнил нас в лицо и стал с нами здороваться.

Мы приходили в Храм Гроба Господня дважды в день: утром и вечером. Старались туда прийти перед закрытием, когда там вообще уже людей не оставалось. Когда народу мало, то на камне помазания выступает очень много мира. И видя живой сок небесный, который выступает на камне – живое доказательство Бога, – я снимала платок, обматывала им руку, и моя рука скользила по камню. Этот платок у меня пахнет миром уже несколько месяцев. Чем можно заменить это прикосновение к Богу? Ничем. Ведь это даже чудом не назовешь. Это благодать, это прикосновение к месту, где суть нашей веры. Ты понимаешь, что именно в этом месте произошли описанные в Евангелии события.

– Не просто произошли, а эти события происходят там каждый день, как будто нет времени…

– Сейчас мне в голову пришла мысль… Когда распинали Господа нашего Иисуса Христа, все люди были в разных местах. Кто-то, наверное, плакал дома, но кто-то стоял возле Креста. И те, которые приезжают сюда, подобны стоящим тогда возле Креста.

– Кто-то плакал тогда, а кто-то злорадствовал, и это продолжается по сей день. Как будто не прошло две тысячи лет, как будто это было вчера.

– Да, это так. Я хочу рассказать одну историю, которая является иллюстрацией к этим размышлениям. В Иерусалиме есть тюрьма. Кто-то признает, что именно в ней Иисус Христос провел последнюю страшную ночь земной жизни, кто-то не признает этого. Там есть вырубленное в камне кресло. Мы пошли в эту тюрьму, чтобы найти это кресло. И вдруг я услышала духовные песнопения. Пели русские. Мы поняли, что они поют именно там, подошли чуть ближе, стояли тихо и слушали, стараясь им не мешать. Они пели необыкновенно. У них были ангельские голоса. Я подумала, что своим пением в этом месте они благодарят Господа от имени всех людей. Он в этом месте страдал всю ночь, брошенный всеми один. Наверняка Он предвидел, что когда-то эти люди придут сюда и скажут Ему: благодарим. Как тот человек из Евангелия, который один из десяти вернулся и сказал Ему спасибо. Когда они пели, я их не видела. Я думала, что сейчас из этой камеры выйдут высокие и красивые женщины, взрослые мужчины. Но перед нами предстали три пожилые и очень уставшие женщины и старик священник с палочкой. Я подумала: «Боже мой! Какое чудо!» Я в этой молитве увидела их души. Молодые, детские. Я не могла бы их увидеть, если бы прежде не услышала. Это и есть моя попытка объяснить, почему в Иерусалим нужно ехать. Поблагодарить Бога, приобщиться и прочувствовать. Нить времени в 2000 лет там сжимается, как резиновая. Времени не существует. Ты стоишь возле Кувуклии и понимаешь, что именно здесь происходили самые важные события на Земле.

В каких-то других святых местах, например, в Почаеве, Богородица только один раз прошла, и там Ее видели, и там след Ее ноги, и там стоит храм. А здесь Она ходила много раз, здесь Она страдала, здесь это всё случилось. Это святое место вызывает незабываемые эмоции и переживания в православной душе.

«Русские паломники приезжали как к себе домой. Это был подвиг».

– Вы пишете в своей книге о «русском Иерусалиме». Что это такое?

– Я там поняла, что до революции был русский Иерусалим. Многие русские люди жизнь на это положили. Там было 100 русских школ! Вся интеллигенция мусульманского мира была выходцами из этих школ. Первый ливанский писатель, первый ливанский журналист, первый палестинский преподаватель учились в этих школах. Русские паломники говорили, что по Палестине путешествовать очень легко, потому что все знают русский язык. Кроме школ, были гостиницы. Было очень много больниц, где оказывали медицинскую помощь не только русским, но и иностранцам. До 1917 года существовало государство в государстве. Там было Троицкое подворье, Александро-Невское подворье, были русские монастыри. Русские паломники приезжали как к себе домой. Это был подвиг. Потому что поначалу местные жители оказывали сопротивление. При открытии монастырей монахов убивали. Местные власти не продавали русским землю, приходилось искать обходные пути. Наши дипломаты хитрили, покупали через третьи руки.

Архимандрит Антони́н (Капустин) — священнослужитель Русской Православной Церкви, учёный-византинист, начальник Русской духовной миссии на Святой Земле, магистр богословия, умерший в 1894 году – просто героическая личность. Его ежедневным каторжным трудом столько было создано! Когда идешь и это все видишь, то понимаешь, что русская Палестина действительно существовала, и сейчас мы можем увидеть то, что от нее осталось. Это, конечно, вызывает сожаление. Что-то просто захватили, что-то разрушено. Слава Богу, что Александро-Невское подворье полностью сохранилось. И оно находится в двух шагах от Храма Гроба Господня. Там идут службы, есть музей, есть комнаты, в которых останавливался великий князь Сергей Александрович с женой – княгиней Елизаветой Федоровной. Когда она вышла и увидела вновь построенный храм Марии Магдалены, то сказала: «Как здесь хорошо, мне хотелось бы быть здесь похороненной». Так и случилось. После трагедии в Алапаевской шахте ее мощи и мощи ее келейницы белые офицеры провезли через всю Россию, через весь мир, привезли в Иерусалим и положили в этом храме. Прикладываясь к этим мощам, чувствуешь такую связь со святыми, как будто не было этих ста лет.

В Александро-Невском подворье, которое расположено возле Голгофы, а эту землю русские меценаты купили у греков за огромные деньги, есть киот с иконой преподобного Сергия Радонежского, которую подарила княгиня Елизавета Федоровна в память о своем погибшем муже – князе Сергее Александровиче. Она своей рукой в России зажгла лампаду, ее привезли в Иерусалим, и огонек этой лампады поддерживается уже много лет.

Вы можете поаплодировать автору0