1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Череп курского губернатора на Афоне. Пётр Горбачев, историк


В октябре 2010 года группа курских паломников посетила Святую Гору Афон. Впоследствии в одной из газет они сообщили курянам немало интересного. […]

Просмотров публикации 1 189

В октябре 2010 года группа курских паломников посетила Святую Гору Афон. Впоследствии в одной из газет они сообщили курянам немало интересного. Пожалуй, самым загадочным местом их рассказа можно признать упоминание о черепе одного из курских губернаторов, хранящемся среди тысяч других черепов святых и праведников.

Вот что поведал один из паломников, настоятель храма во имя преподобного Серафима Саровского города Курска протоиерей Владимир Моносилов: «Накануне отъезда по благословению отца Макария мы втроем – архимандрит Зиновий (Корзинкин), протоиерей Василий Жданов и я – совершили заупокойную литию в храме костницы, в ней находится больше трех тысяч черепов, среди которых есть и череп бывшего курского генерал-губернатора, который служил в нашем крае в XIX веке, а после отставки уехал на Афон, принял монашество и остаток жизни провел в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре, где и был похоронен» (Хорошие новости. 2010. 16 ноября).

В том, что бывший российский губернатор мог в XIX веке оказаться на исходе своих дней средь афонской братии, нет ничего оригинального. В книге «Русский афонский отечник XIX–XX веков», изданной Русским Свято-Пантелеимоновым монастырем на Афоне в 2012 году, читаем:

«У монахов-выходцев из России мы видим равенство, несмотря на принадлежность к разным сословиям: облекшись в монашеское одеяние, бывшие крестьяне и дворяне, мещане и купцы, писари и губернаторы вдруг превращались в братьев и плечом к плечу в равных условиях несли монашеский крест. Если представить себе ту сословную пропасть, которая существовала в тогдашней России, это действительно достойный удивления и внимания феномен».

Ярким историческим примером того, как губернаторы становились монахами, можно считать судьбу потомственного дворянина Тульской губернии, Пермского губернатора Александра Владимировича Болотова. После 1917 года он волею судьбы оказался в эмиграции. Еще до афонского схимничества он написал воспоминания «Святые и грешные. Воспоминания бывшего человека» (Париж, 1924). Вот один из наиболее горьких отрывков из них: «Я беженец, потерявший всё: и семью, кроме жены, и родных, и имущество, и родовой угол, – потерявший Родину и даже надежду вновь ее увидеть. Я жалкий обломок русской государственности, русского богатства и былой русской мощи». Потом он похоронил жену и остался совсем один, так как детей у них не было. Задумываясь о своем жизненном пути, он пришел к выводу о том, что никогда по-настоящему не боролся за свое счастье и в итоге он его не получил. Эти мысли и привели его на Афон, где был пострижен с именем Амвросий. Там он обрел то, чего так не хватало в его мирской жизни.

Для нас сразу возникает вопрос, кто этот неведомый губернатор? Обратимся для начала к источникам, сообщающим нам, где покоится прах бывших курских губернаторов XIX века. Отметим, что задача сия оказалась не столь легкой, как может показаться на первый взгляд. До нас этим вопросом историки и краеведы занимались лишь выборочно, параллельно со своими исследованиями. По отдельным персоналиям сведения носят противоречивый характер, а по некоторым отсутствуют вовсе. К тому же надо было найти подтверждение хотя бы из двух независимых источников, чтобы один не ссылался на другой, или иметь такой источник, в достоверности которого не приходится сомневаться.

Например, первый курский губернатор XIX века Александр Матвеевич Верёвкин, управлявший Курской губернией в 1799–1803 годах, после выхода в отставку, предположительно в 1804 году, проживал в Курске. Где он похоронен, неизвестно.

Следующий губернатор, Павел Иванович Протасов (1803–1806), похоронен в Москве, в Донском монастыре.

Относительно князя Дмитрия Александровича Прозоровского, возглавлявшего губернию с 12 августа 1806 по ноябрь 1811 года нет точных сведений о месте его захоронения. Но учитывая тот факт, что князь был дважды женат и от первого брака имел двух дочерей, то можно предположить, что за ним было кому присмотреть и ему было кому оставить наследство.

Известный многим курянам губернатор граф Аркадий Иванович Нелидов, руководивший губернией в грозное время Отечественной войны 1812 года, а именно в 1811–1818 годах, умер 3 сентября 1834 года в Ревеле, но был похоронен в склепе Буксгевденов при церкви святого Адриана в селе Старо-Паново по Петербургскому шоссе в 15 верстах от Санкт-Петербурга.

Храбрейший из храбрейших курских губернаторов, участник Отечественной войны 1812 года Алексей Степанович Кожухов был у нас губернатором с 19 августа 1818 по 15 января 1826 года. Он скончался 9 мая 1854 года в своем имении в селе Губино Калязинского уезда Тверской губернии. Согласно завещанию, похоронен там же. В канун 40-летия Победы над фашистской Германией, 8 мая 1985 года, прах А.С. Кожухова и надгробная плита были перенесены в село Пенье Калязинского района Калининской (ныне – Тверской) области к подножию памятника односельчанам, погибшим в Великую Отечественную войну 1941–1945 годов.

Степан Иванович Лесовский (30 декабря 1826 – 17 апреля 1830) похоронен в Елецком монастыре в Чернигове.

Яков Федорович Ганскау (27 апреля 1830 – 16 марта 1831) погребен в Санкт-Петербурге на Волковом православном кладбище.

Павел Николаевич Демидов (16 марта 1831 – 2 апреля 1834) скоропостижно скончался в Майнце (Германия). Похоронен в Санкт-Петербурге, в Александро-Невской Лавре.

Степан Федорович Паскевич (2 апреля 1834 – 13 января 1835) погребен в Санкт-Петербурге на Волковом православном кладбище.

Михаил Николаевич Муравьёв (1835–1839) похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской Лавры.

Карл Яковлевич Флиге (1839–1840), выйдя в отставку, поселился в Киеве на Крещатике в собственном доме. Место смерти – Киев.

Андриан Прокофьевич Устимович (12 ноября 1840 – 14 февраля 1850) умер 13 октября 1851 года. Похоронен в ограде Всехсвятской церкви Курска.

Владимир Александрович Казадаев (21 октября 1850 – 15 октября 1853) умер в Одессе 19 ноября 1888 года. Похоронен в Одессе на Старом кладбище.

Владимир Николаевич Зарин (15 октября 1853 – 28 сентября 1854) похоронен в Москве в Новоспасском монастыре.

Иван Дмитриевич Лужин (13 октября 1854 – 5 мая 1856) скончался 1 апреля 1868 года и был похоронен возле Спасской церкви в селе Григорово Дмитровского уезда Московской губернии.

Николай Петрович Бибиков (1 июня 1856 – 23 января 1861). После увольнения с должности курского губернатора Н.П. Бибиков уехал за границу, проживал в Германии, Италии и Франции. Место его кончины и упокоения неизвестно.

Владимир Иванович Ден (18 января 1861 – 10 октября 1863) скончался в городе Крзеницы (Царство Польское, входившее в состав Российской Империи) 29 января (11 февраля) 1888 года. Похоронен в майоратном имении в Царстве Польском в г. Козеницы.

Петр Александрович Извольский (1863 – 28 января 1866) похоронен в Санкт-Петербурге.

Александр Николаевич Жедринский (28 января (9 февраля) 1866 – 16 (28) апреля 1881) умер в Орле 4 декабря 1892 года. По одним данным, похоронен на кладбище Успенского мужского монастыря Орла, а по другим – на Троицком кладбище в том же Орле.

Иван Александрович Звегинцов (27 апреля (9 мая) 1881 – 14 (26) февраля 1885) умер в Санкт-Петербурге 1 октября 1913 года, похоронен в своем имении Марусино в Воронежской губернии.

Павел Павлович Косаговский (14 (26) февраля 1885 – 25 февраля (9 марта) 1889) скончался в Санкт-Петербурге 13 января 1895 года. Похоронен в Александро-Невской Лавре.

Виктор Вильгельмович фон Валь (25 февраля (9 марта) 1889 – 4 (16) мая 1892) скончался 7 (20) февраля 1915 в Петрограде, похоронен в Юрьеве (Тарту).

Граф Алексей Дмитриевич Милютин (15 (27) июня 1892 – 13 (26) октября 1902) умер в Москве 20 января 1904 года, похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Как видно, из всех курских губернаторов XIX столетия доподлинно не известно место упокоения лишь трех: Александра Матвеевича Верёвкина, Дмитрия Александровича Прозоровского и Николая Петровича Бибикова. Про первого из них известно, что в последние годы проживал в Курске. Можно предположить, что в Курске он и похоронен, а могила остается неизвестной. У Прозоровского были наследники, следовательно, путь в монастырь для него представляется затруднительным.

Остается Николай Петрович Бибиков. Предположение о том, что он уехал за границу вполне может быть верным. Только уехал он не в Италию, Францию или Германию, а на Афон. Николая Петровича ничто не задерживало в России. Детей, даже внебрачных, у него не было. Он был холост и холост всю жизнь. Целиком посвящал себя работе.

Автор выражает благодарность Юрию Владимировичу Озерову за идею подготовки материала.