1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (12 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Пузырь, который лопнул: За что в Красноярске запретили в служении священника и диакона


«Плох тот священник, который приводит не к Богу, а к себе», — эту расхожую в церковной среде фразу я неоднократно […]

Просмотров публикации 12 674

«Плох тот священник, который приводит не к Богу, а к себе», — эту расхожую в церковной среде фразу я неоднократно слышал как от знакомых красноярских батюшек, так и встречал, читая в интернет-изданиях интервью с пастырями из других регионов.

Смысл присказки очевиден; она напрямую отсылает к словам Господа, приведенным в Евангелии: «Не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос» (Мф. 23, 8–10).

Конечно, буквально эти слова понимать не стоит; нужно знать их исторический контекст: Иисус Христос адресовал их в первую очередь иудейским фарисеям, обличая тех в самодовольстве и душевной черствости. Выражаясь современным языком, Спаситель здесь говорит о том, что авторитет служителя Церкви не должен подменять собой авторитет самой Церкви и уж тем более — Господа Бога.

Об этой, казалось бы, прописной истине следует помнить, разбирая события, всколыхнувшие церковно-общественную жизнь Красноярска и вызвавшие интерес у ряда обозревателей на федеральном уровне.

Жертвы гонений или нарушители?

Так что же вызвало переполох на берегах Енисея?

26 декабря на официальном сайте Красноярской епархии появилось сообщение о том, что Епархиальный церковный суд «завершил рассмотрение дел о нарушениях православных канонов и церковного устава, совершенных иереем Петром Анатольевичем Боевым и диаконом Иоанном Иоанновичем Логиновым». Пресс-служба уведомляла: «За серьезные нарушения норм личной жизни священнослужителями, за самочинное изменение чинопоследований богослужений и за кощунственное отношение к таинствам и постам, установленным Церковью, Епархиальный церковный суд Красноярской епархии вынес решения о наложении запрета в священнослужении без права ношения священнических одежд сроком на десять лет».

Уведомление о решении, принятом некоторое время назад, вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Неподдельный интерес к нему проявили все красноярские СМИ, а на официальных и неофициальных интернет-площадках сразу же вспыхнули ожесточенные споры о степени справедливости данного решения.

Конечно, масла в разгорающийся огонь подлили и корреспонденты красноярских интернет-изданий и телеканалов. Не удовлетворившись полученными объяснениями и не осознав всю специфичность ситуации, они попытались объяснить решение церковного суда наиболее простым для себя путем.

Священник Петр Боев и диакон Иоанн Логинов.  vk.com

Здесь важно помнить: иерей Петр Боев и диакон Иоанн Логинов долгое время были любимцами журналистов, притом не только красноярских. Яркие, креативные батюшки вели свои страницы с сотнями подписчиков в социальных сетях, охотно давали глубокомысленные комментарии к самым разным событиям, нередко появлялись на нехарактерных для священнического интереса мероприятиях, будь то рок-концерты или театральные постановки…

Петр Боев даже сам выступил сценаристом к спектаклю в одном из красноярских театров; правда, интерес к нему как-то стремительно пропал уже после премьеры. В свое время немногим быстрее угасли пыл и инициативность отца Петра и отца Иоанна в бытность их председателями епархиальных отделов — по взаимоотношению Церкви с обществом и миссионерского, соответственно.

Но из-под кистей «четвертой власти» самого восточного города-миллионера России выходила ясная и понятная обывателю картина: задавили. Косные церковники приревновали прогрессивных отца Петра и отца Иоанна к любви красноярцев и поспешили от них избавиться.

На этом фоне, правда, некоторые сибирские «акулы пера» выделились особенно, предположив, что именно ведение злополучных интернет-аккаунтов и сгубило обоих священнослужителей. И это при том, что официальное сообщество Красноярской епархии на сайте «ВКонтакте» имеет самую широкую аудиторию (более 5400 человек) из числа всех подобных под эгидой Русской Православной Церкви, а свои страницы в социальных сетях уже давно ведут даже многие сельские приходы Красноярья (молчу о личных аккаунтах батюшек).

Впрочем, и это не стало пределом. «Двух красноярских священников отлучили от Церкви на десять лет за личную жизнь», — именно так, не стесняясь, заявила в прямом эфире ведущая одной из региональных радиостанций.

«Архитектура Духа» за donation

Вокруг Петра Боева и Иоанна Логинова начинал проступать ореол эдаких борцов за свободу, мучеников во имя высших идеалов. Сами они ничуть не были против. Отец Петр многозначительно пояснил в разговоре с журналистами издания «НГС. Новости»: «Подход мой и моего друга не вписывается в формат. То, что мы делаем, выходит за устоявшиеся рамки», — тем самым косвенно подтверждая правоту тех, кто утверждал, что излишне прогрессивных священников «задавили».

Впрочем, первая трещинка на монументальном образе проступила сразу. Выяснилось, что еще более месяца назад, 13 ноября 2016 года, Петр Боев и Иоанн Логинов провели в Москве «Открытую встречу с запрещенными служителями РПЦ». Из названия мероприятия явствует, что еще не обнародованное решение епархиального суда для них стало вовсе не актом вселенской несправедливости (на чем настаивали их защитники), а очень удачным и ярким брендом, под которым можно «зайти» и в Первопрестольной.

vk.com

Именно брендом, ведь посещение мероприятия было не бесплатным, о чем очень тактично уведомляли организаторы, указав для столичной аудитории стоимость познания «Архитектуры Духа — нового направления, созданного двумя мастерами» прогрессивным словечком «донейшн» (англ. «donation» — пожертвование).

В православных кругах Красноярска уже давно стала притчей во языцех и предметом насмешек любовь обоих батюшек к различного рода открытым встречам, семинарам, «антисеминарам» и прочим небесплатным «хэппенингам». Отец Иоанн и отец Петр, видимо, рассчитывают на меньшую понятливость сибиряков в вопросе «донейшна», нежели чем у столичной аудитории, поэтому, как правило, указывают в анонсах красноярских мероприятий конкретную стоимость участия.

Впрочем, сами по себе финансовые вопросы не должны представлять для нас интереса. В конце концов, берут же священники жертвования за таинства Крещения и Венчания, совершение треб и т.д. Гораздо важнее другое: а что это за загадочная «Архитектура Духа»?

«Петр Боев и Иван Логинов — священнослужители, имеющие длительный опыт наставничества, построенного на задаче возвращения человека к самому себе. Их служение не ограничивается сферой религиозности, но охватывает человека во всей целостности внутренней и внешней жизни»; «Здесь не нужно чему-то соответствовать, куда-то вырастать, напряженно учиться, открывать новые подходы и теории. <…> Мы всего лишь открываем и делаем лучше то, что и так уже принадлежит нам».

«Даже не особо просвещенному в делах духовных читателю становятся очевидными два момента, принципиально несовместимых с православием: «феномен гуру» и отчетливый налет «нью-эйджа»»

Даже не особо просвещенному в делах духовных читателю становятся очевидными два момента, принципиально несовместимых с православием: «феномен гуру» и отчетливый налет «нью-эйджа». Так что в какой-то степени отец Петр был прав, говоря о том, что «не вписался в формат», умолчав, правда, о масштабах этого несоответствия.

Несвятое дело

Красноярские журналисты, гадая о возможных причинах запрета в служении Петра Боева и Иоанна Логинова, высказывали и такое суждение: местному священноначалию могла прийтись не по нраву деятельность молодежного братства «Святое дело» при Покровском кафедральном соборе, которое курировали опальные священнослужители. Мотив сводился, опять же, к банальной ревности и пресечению свободомыслия.

vk.com

Но так ли это на самом деле? Различного рода юношеские, молодежные и семейные братства и общества уже давно стали неотъемлемым атрибутом приходской жизни, так же как и пресловутые странички «ВКонтакте». Их члены не только совместно просвещаются в духовных вопросах, но и, например, помогают духовенству в церковной благотворительности, патриотическом воспитании молодежи и других аспектах служения. Но «Святое дело» на этом фоне действительно отличается, мягко говоря, странными порядками.

«Братство организовано как секта. Жесткий контроль, не каждый может попасть, обязательность посещений братства. Подмена понятий (если не был в братстве, то не был в церкви). Если из-за работы не можешь посещать все собрания братства (например, плавающий график), то надо менять работу. <…> Браки только между своими, о. Петр не благословил венчаться паре, где муж из другого храма <…>», — пишет на своей странице в «Фейсбуке» близко знакомая со «Святым делом» жительница Красноярска.

«На встречах мне всегда вспоминалась пионерская юность. <…> Тут вопросы были похожими — вы с супругой почему братство пропустили? Вы почему книжку выданную не прочитали и не начали ей восторгаться?», — делится воспоминаниями с журналистами портала prmira.ru настоятель приходов Емельяновского района иерей Алексий Язев, несколько лет назад участвовавший в становлении братства, но быстро его оставивший.

Возникает вопрос: а если в «Святом деле» так было изначально, то к чему все пришло в итоге? Ушедшие из братства подтверждают: многие порядки там действительно вызывали, мягко говоря, изумление. Собственно, их жалобы правящему архиерею и стали краеугольным камнем решения о будущем запрете.

Речь шла о многих неприятных вещах, в том числе и о тех самых «нарушениях норм личной жизни»; некоторые аспекты «братской жизни» по Петру Боеву приводили к распаду супружеских союзов. Это само по себе уже вопиющий и неприемлемый факт для сообщества, ассоциирующего себя с православием, ведь Церковь призвана создавать и укреплять семьи, а не рушить их.

Но с серьезной точки зрения интересно другое: «прогрессивные батюшки» не стеснялись применять в жизни своего братства сомнительные практики неопятидесятнических объединений.

Диалог конфессий или отступничество?

С неопятидесятниками, или харизматами, Петр Боев знаком не понаслышке: батюшка уже давно дружит с красноярским пастором «Церкви христианской жизни» Андреем Еловиковым, ведет совместный проект «Ученики: диалог православного и протестанта».

Сами по себе факты дружбы и общего видеопроекта не являются чем-то предосудительным. От межконфессионального диалога в реалиях XXI века уйти крайне трудно, и многие православные священники могут поведать о своем личном опыте взаимоотношений с баптистами, пятидесятниками или харизматами и даже их успешном возвращении в лоно Православной Церкви.

Но в случае с иереем Петром Боевым и диаконом Иоанном Логиновым, увы, речь о миссионерстве идти не может. Так, в ноябре 2016 года священнослужители принимают участие в протестантской молодежной конференции «ЮС16», состоявшейся в Москве. И принимают не просто протокольное участие, но участие в общей молитве с ее аудиторией — последователями неправославных деноминаций.

С точки зрения Православной Церкви, это недопустимый проступок не только для своего служителя — для любого верующего. Почему недопустимый? Здесь можно до бесконечности приводить соответствующие апостольские правила и решения Вселенских Соборов, воспрещающие молиться с еретиками и отлученными от церковного общения, но гораздо проще вспомнить Символ веры, который православные поют за Божественной литургией.

Думаю, воцерковленный читатель хорошо знает слова: «Верую во единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь…». «Единую» впереди прочих определений неслучайно: за две тысячи лет истории Церковь пережила множество богословских споров, расколов и борьбы с ересями, потому и вопрос четкости религиозной самоидентификации своих последователей для нее не может не быть принципиальным.

Опять-таки: даже само чинопоследование Литургии для «героев» повествования не было чем-то непреложным. В епархию поступали многочисленные жалобы на то, что иерей Петр Боев по своей воле менял порядок совершения богослужений, и к этому тоже оставаться равнодушными было нельзя. «Самочинное внесение изменений в Литургию кажется мне в этом свете просто очередным проявлением „гуру-Я“: я — учитель духа и свет истины, что хочу с Литургией, то и делаю, и никого не спрашиваю», — справедливо резюмирует московская журналистка Дарья Жданова.

Незадолго до окончательного решения о запрете в интернет попала фотография, сделанная, по всей видимости, в ходе одного из таких «богослужений». Лесная опушка, «молящиеся» сидят на траве, сам отец Петр — в обнимку с неизвестной девушкой… Нужны ли тут комментарии?

Гордыня против покаяния

Все изложенное даже в совокупности не стало само по себе точкой невозврата для священнослужителей. Суд церковный действует по иным правилам, нежели чем суд светский: раскаяние, или, точнее, покаяние, здесь может не просто смягчить, но полностью предотвратить наказание. Такая возможность многократно предоставлялась и отцу Петру с отцом Иоанном, но они оба ею пренебрегли.

vk.com

«Они просто сидели и улыбались… Говорили: „А что тут такого, что мы нарушили? Вы такие смешные тут собрались: судить нас пытаетесь“», — рассказывает один из членов Епархиального церковного суда.

Опять-таки: в упомянутом выше «лесном богослужении» принимали участие не только иерей Петр Боев и диакон Иоанн Логинов. Были и другие священнослужители; они принесли покаяние и продолжают нести свое служение и по сей день.

Не стоит упускать из виду, что существует и такая институция, как Общецерковный суд Русской Православной Церкви. Опальные священнослужители не должны были пренебречь возможностью обратиться с апелляцией к его членам, чувствуй они себя действительно оклеветанными и затравленными. Вместо этого, как мы знаем, они поехали в Москву, но не за поисками правды в Общецерковном суде, а затем, чтобы под брендом «запрещенных священнослужителей» раскрывать тайны «Архитектуры Духа».

Из всего этого напрашивается логичный вывод: а так ли нужно было священное служение Петру Боеву и Иоанну Логинову?..

***

Из всего множества комментариев по теме от красноярских (и не только) интернет-пользователей мне больше всего запомнился следующий:

«Вам прямая дорога в секту последнего завета, ребята, если вы конечно не знакомы с Виссарионом лично, в чем я сомневаюсь. Такая же в точности духовная жевачка, пустая. Видимо кому-то это надо, если пипл хавает» (стиль и орфография сохранены — А.А.).

Несмотря на грубость и резкость этих слов, с ними трудно не согласиться. Вместо исполнения своего прямого пастырского долга, оба священнослужителя предложили своим последователям «пустую жвачку». Жвачку, раздутую не в меру ревностными почитателями и сочувствующими из сферы медиа до пузыря. Но все пузыри имеют свойство лопаться.

Алексей Артамонов