1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Кураев. Свой среди чужих, чужой среди своих. Илья Постолов


Редкий православный христианин не читал книг диакона Андрея Кураева. Еще меньше в русской Церкви тех, кто не видел и не […]

Просмотров публикации 1 295

Редкий православный христианин не читал книг диакона Андрея Кураева. Еще меньше в русской Церкви тех, кто не видел и не слышал его замечательных лекций. Но с некоторых пор отец Андрей стал еще и популярной медиа-фигурой, а также ньюсмейкером для светских СМИ и забойщиком околоцерковных скандалов, которые эти СМИ с удовольствием тиражируют.

Светская известность пришла к диакону после выступления скандальной группы в Храме Христа Спасителя. Его реакция на ту гнусную выходку, прозвучавшая вразрез мнению Церкви, очень понравилась либеральной общественности. После этого отец Андрей стал завсегдатаем всевозможных ток-шоу на либеральных телеканалах и в эфирах радио «Эхо Москвы», быстро превращаясь в церковного оппозиционера.

Впрочем, быть оппозиционером для Кураева не впервой. Он уже проходил этот путь. Из научного атеистического сообщества – в лоно гонимой и презираемой в Советском Союзе Русской Церкви, а это дорогого стоит. Отец Андрей всегда любил ходить другими путями, нежели большинство. Так получилось и в этот раз. И, в некотором смысле, отец Андрей стал заложником собственного нонконфоризма. Просто потому, что церковное большинство пошло за Архипастырем, а «самые умные» в «болото».

Да, Кураев всегда был проповедником православия для образованных людей, но те люди, которые теперь стали его целевой аудиторией (ведь понятно, что критика новосибирского архиерея не для внутрицерковного употребления) совершенно не интересуются православием. Для них Православная Церковь – это Министерство духовности при Дворе, не более того. Чтобы это понять, достаточно почитать комментарии его читателей в Живом Журнале. Хула на Церковь и священноначалие, сквернословие, ехидство.

«Во Христе нет не только эллинов и иудеев, либералов и патриотов – нет и бабушек-свечниц и профессоров богословия»

Во Христе нет не только эллинов и иудеев, либералов и патриотов – нет и бабушек-свечниц и профессоров богословия. Нельзя разделить Церковь на элиту и быдло. Потому что в Церкви «где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там ни одного». Хочется кому-то или нет, но в Русской Церкви в большинстве своем – простые люди. Нет, не рабочие и колхозники, а скорее люди, для которых черный квадрат Малевича и выставки Гельмана не представляют ценности. Сегодняшняя Русская Церковь – это люди, которым гораздо важнее ответ на вопрос: «В чем сила, брат?». Вопросы добра и зла, правды и неправда, истины и лжи – вот что их беспокоит.

Им, то есть нам, потому что и я отношусь к их числу, неинтересно искать скрытые смыслы в разрубленных топором иконах, в клизмах, изображающих купола наших храмов, в безумных плясках у алтаря, в богохульных операх, в карикатурах на все, что нам свято. И горе священникам и мирянам, которые все это оправдывают и пытаются извиняться за нашу «необразованность».

Да, мы ватники, если вам угодно. Да, мы плохо образованы. Да, мы кривые, косые, хромые и больные. Но мы знаем, что Господь спросит о делах наших, добрые они были или злые, а не о том, смогли ли мы правильно прочитать замысел очередного безумного художника, режиссера или писателя.

Есть слова, которые не попали в Писание и относятся к сборнику «Аграфа», то есть незаписанные в Евангелие изречения Христа. Там есть слова Господа, которые следует знать каждому христианину: «В чем застану, в том и сужу». Я бы хотел, чтобы эти слова вспомнил и отец Андрей. Церковь знает примеры Оригена и Тертуллиана. Это были великие апологеты и проповедники христианства. Их труды оказали огромное влияние на современников и последующие поколения святителей и учителей Церкви, но оба они осуждены Церковью как еретики.

Что же стало с известным и уважаемым апологетом православия, который теперь, вместо продолжения своей блистательной церковной карьеры, оказался в мейнстриме антицерковной пропаганды? Как получилось так, что протодиакон Русской Православной Церкви стал чужим среди своих и своим среди чужих? Как получилось так, что человек, который трудился на ниве православного миссионерства, начал работать в жанре «Комсомольской правды», копошась в чужом грязном белье?

Может быть, все дело в том, что время проповедника Андрея Кураева прошло, и Церкви оказался нужен не скандальный блогер, а священнослужитель с орарем и кадилом?