1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Игумен Нектарий (Морозов): “В таинстве Причащения мы приступаем к Источнику нашей жизни”


В одном из диалогов по поводу Причащения во время эпидемии коронавируса прозвучал вопрос: а могу ли я гарантировать, что, причащаясь, человек не заразится сам и (что еще больше пугает) не заразит своих близких? О каких вообще гарантиях мы можем говорить, кроме одной: “И вот Я с вами во все дни до скончания века” (Мф. 28, 20)?


Просмотров публикации 455

Мне кажется, что мы забываем не только характер христианской веры, но и в принципе забываем, что есть вера как таковая. Может ли человек, принимая крещение, требовать гарантий, что он не станет мучеником? Может ли он, узнав, что “все желающие жить благочестиво во Христе Иисусе будут гонимы” (Тим. 3, 12), отказаться от благочестия, чтобы не превращать в череду злоключений прохождение своего земного поприща? Наверное, может, по крайней мере, нередко приходится наблюдать нечто подобное.

Жизнь постоянно ставит христианина перед выбором: оставаться со Христом или предпочесть что-то, что сделает жизнь более удобной, комфортной, безопасной, но с верой во Христа несовместимо. И именно этот выбор, совокупность таких ситуаций делает человек либо истинным последователем, учеником Христовым, либо тем, кто говорит: “Господи, Господи”, но остается чужд Спасителю и рано или поздно услышит: “Я никогда не знал тебя, отойди от Меня” (ср.: Мф. 7, 23).

В этих рассуждениях об опасности Причащения из-за эпидемии я вижу какое-то потрясающее непонимание того, к Кому мы в этом таинстве приступаем, насколько это действительно: мы приступаем к Источнику нашей жизни и Причине нашего бытия, к Тому, Кто любит нас так, что и помыслить, и вместить это невозможно. К Тому, от Кого всецело зависим, в Чьих руках находимся. И здесь, именно здесь проходит граница между верой и неверием, между тем, для кого Причащение Тела и Крови Христовых является реальным соединением со Христом и тем, кто относится к нему как к обряду, традиции, ритуалу.

Я допускаю, что в нашей современной, настолько пораженной другим вирусом, вирусом теплохладности, христианской среде немало тех, кто до сих пор не прояснил для себя этот вопрос, кто не обрел этого живого чувства приобщения ко Христу в Евхаристии или же утратил его. Но, наверное, угроза – настоящая или мнимая – перед лицом которой мы оказались сегодня, может помочь нам определиться и понять, какое место на самом деле занимает это Таинство любви Бога к человеку в нашей жизни, какое место занимает в ней наша любовь к Нему…

Я напомню на всякий случай очевидные вещи: и в “обычное”, “мирное” время мы причащаемся из одной Чаши, с одной лжицы, и мы не знаем многих из тех людей, которые подходят к Причастию вместе с нами. У кого-то из них может быть гепатит, у кого-то ВИЧ, у кого-то туберкулез – и порой сам человек этого еще не ведает. А священник после всех этой же лжицей потребляет Святые Дары и не считает это ни подвигом, ни риском, это – его повседневное служение. И не заражается. Не потому, что это невозможно, а потому что Господь хранит. Может ли быть иначе?

Конечно, может: если Господь попустит. Точно так же можно не причащаться – “ради безопасности”, можно не ходить во время эпидемии в храм – из тех же соображений, можно вообще не выходить из дома и заразиться. Как? Да, например, от врача, который только что был у другого пациента, с коронавирусом, и пришел к вам без маски и забыл при этом помыть руки (а это совсем не такая редкость, как кажется). И как же это будет – не обидно, нет – страшно! Поставить свою церковную, евхаристическую жизнь на паузу и, невзирая на это, жизни лишиться.

Это правда очень страшно.

Поэтому, когда меня спрашивают, не опасно ли сегодня причащаться, я не покривлю душой, отвечая, что есть вещи куда более опасные… Это то, о чем я думаю все последние дни и чем мне очень хочется с вами поделиться.

Facebook

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)53