1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Пасха и Песах


Установив Евхаристию, Господь отменил главный праздник иудеев. Отмечал ли Иисус Христос иудейскую Пасху накануне Своего распятия? Было ли мясо жертвенного ягненка на Тайной Вечере? На эти вопросы у богословов до сих пор нет однозначного ответа.


Просмотров публикации 667

Трое против одного?

Судя по Евангелию от Марка, Тайная Вечеря выглядит как иудейская пасхальная трапеза (Песах): «В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? Мы пойдем и приготовим…» (Мк. 14, 12). Такое же мнение складывается при прочтении евангельских текстов авторства Луки и Матфея. Исходя из синоптических текстов, создается впечатление, что на прощальном ужине Христос вместе со Своими учениками совершал иудейский Песах — великий праздник, который начинался 14 числа месяца нисана (конец марта – начало апреля).

Однако евангелист Иоанн указывает на то, что 14 нисана наступило уже после распятия Спасителя. Т.е. получается, что любимый ученик Христа как бы не соглашается с тремя синоптиками. По его хронологии, накануне распятия иудеи повели Христа от превосвященника Каиафы к Пилату: «Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху» (Ин. 18, 28). Выходит, что главный еврейский праздник был не в четверг, а спустя два дня: «Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал [Пилат] иудеям: се, Царь ваш!» (Ин. 19, 14). И далее Иоанн еще раз подтверждает эту мысль: «Но так как [тогда] была пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, — ибо та суббота была день великий, — просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их» (Ин. 19, 31). По Иоанну, Тайная Вечеря не имела отношения к седеру — ритуальной пасхальной трапезе евреев.

Как же в таком случае разрешить противоречия между Иоанном и тремя синоптиками?

На данный вопрос по-разному отвечают не только современные исследователи. Еще в III-IV веках на эту тему рассуждали древние писатели, в том числе и отцы Церкви: Климент Александрийский, Ипполит Римский и Петр Александрийский. Они считали, что Христос не вкушал еврейскую пасху, поскольку Сам был истинной Пасхой. Однако впоследствии святитель Иоанн Златоуст и преподобный Иоанн Дамаскин утверждали обратное: по их мнению, Тайная Вечеря была иудейской пасхальной трапезой.

Закон субботнего покоя

Исследуя тему о Тайной Вечере, епископ Кассиан (Безобразов) в 1950 году написал целую книгу — «Христос и первое христианское поколение». В данном труде владыка выдвигает свой подход: «В числе попыток положительного решения вопроса нашего внимания заслуживает наблюдение, что при совпадении первого дня опресноков с субботою только в последующую эпоху Пасха имела перевес над субботою. Во времена Христа закон субботнего покоя при этом совпадении оставался в силе. Закон этот вступал в действие в пятницу вечером, следовательно, не допускал заклания пасхального агнца 14 нисана вечером, если 14 нисана падало на пятницу. Оно и переносилось на предыдущий вечер, т.е. на 13 нисана».

Получается, что этим переносом и мог воспользоваться Сам Господь. И тогда становится более понятным Его обращение к Своим ученикам: «… очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания» (Лк. 22, 15). Учитывая, что Спаситель был распят в пятницу, нам лишь остается предположить, что пасхального агнца закалывали в четверг 13 нисана. Что же касается его вкушения, то оно могло иметь место как в день заклания, так и на следующий день. В частности, члены Синедриона вкушали пасху в субботу 14 нисана (согласно Иоанну). Тогда как Христос, предвидя крестную смерть, мог это сделать 13 нисана. Такое построение евангельских событий создавало бы условия для согласования хронологии евангелиста Иоанна с тремя синоптиками. Однако данное мнение не получило всеобщего признания в богословской науке.

В связи с этим можно лишь сказать, что для современных христиан несомненным является одно: во времена самих евангелистов подобные противоречия не возникали. «И может быть, не только потому, что у них не было острого чувства истории, но и потому, что они были ближе к событиям земного служения Христова и располагали сведениями о древнеиудейском быте, которыми мы уж не располагаем», — резюмирует владыка Кассиан.

Вкушал ли Христос агнца?

Главный иудейский праздник имеет историческое значение. Он напоминает об избавлении от смерти и освобождении от египетского рабства. Первоначально название «Песах» относилось только к вечеру с 14 на 15 нисана. Остальные 7 дней составляли праздник опресноков (Исх. 34, 18). Но на практике оба праздника слились, распространяясь на все 8 дней: от вечера 14 до 21 числа нисана. Днем опресноков стали называть не только день Пасхи, но и канун её (Мк. 14, 12).

Пасхального агнца можно было есть только на святом месте (Втоp. 16, 5-7). После полудня 14 нисана совершали жертвоприношение пасхального агнца. Иудеи шли к храму, где приносили в жертву собственного агнца. Заклание пасхальной жертвы поручалось обыкновенному простому израильтянину. Это объясняется тем, что, ввиду огромного количества желающих, священники не могли справиться со своей работой. По данным Иосифа Флавия, на праздник закалывали более 250 тысяч агнцев. Народ по очереди входил в храмовый двор. Простые люди резали животных, а священники принимали кровь и выливали к подножию жертвенника всесожжения. При этом левиты пели «Халлель» (псалмы 112-117). Агнца уносили домой и пекли на открытом огне.

Жертва напоминала иудеям о том, как их дома были защищены знаком крови агнца, когда ангел смерти проходил по Египту. Опресноки указывали на хлеб, который ели в спешке, когда уходили из египетского рабства (Исх. 12, 34). Чаша соленой воды свидетельствовала о слезах, пролитых в эпоху египетского фараона, а также о водах Красного моря, в котором чудом избежали опасности. О горечи рабства «говорили» и горькие травы — лук, чеснок, тертый хрен, петрушка, листовой салат и т.д.

В начале трапезы читали молитву Киддуш (освящение), выделяя ее из прочего кушанья. Затем в бокал наливали вино. Глава семьи поднимал чашу и читал молитву, прославляющую Бога (берахот). После омовения рук и вкушения зелени (вымоченной в соленой воде) преломляли и ели пресный хлеб. За столом пели хвалебные псалмы, съедали агнца и оставшийся хлеб (афигомон).

Можно ли исходя из этого утверждать, что Песах и Тайная Вечеря — одно и то же? На первый взгляд, оба ужина имеют сходство. Вспомним, как Господь, обмакнув кусок хлеба в соус из горьких трав, «подал Иуде Симонову Искариоту» (Ин. 13, 26). Однако нигде не упоминается жертвенное мясо, которое должно быть на пасхальном столе. Почему же нет агнца на Тайной Вечере? На этот вопрос дал четкий ответ апостол Павел: «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Кор. 5, 7). Таким образом, Иисус Христос — наш пасхальный Агнец. Об этом также говорил Иоанн Предтеча:

«Вот Агнец Божий, Который берет на себя грех мира» (Ин. 1, 29).

«Сие творите в Мое воспоминание»

Анализируя новозаветные тексты, следует признать важный момент: на Тайной Вечере главное внимание евангелистов было приковано не к пасхальному празднику, а к установлению Евхаристии (от греч. — «благодарение»). Это таинство должно было укрепить апостолов в предстоящие скорбные часы распятия, смерти и воскресения Христа.

Во время Вечери Спаситель взял хлеб и, благословив, преломил и раздал ученикам со словами: «…сие есть Тело Мое, которое за вас предается» (Лк. 22, 19). По Его молитве обычный хлеб стал истинным Телом Христовым. Для Евхаристии по свидетельству евангелистов был использован артос — хлеб квасной, т.е. дрожжевой, символизирующий новую жизнь (в противоположность мертвым опреснокам). На той же Вечере Господь взял чашу с виноградным вином и, возблагодарив Отца Небесного, приподнес апостолам со словами: «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 27-28). Итак, если в Ветхом Завете приносили кровь жертвенных агнцев, то в Новом — Сын Божий во имя спасения рода человеческого принес в жертву Самого Себя.

«Для чего Христос совершил это таинство во время Пасхи? Для того, чтобы ты из всего познавал, что Он есть законодатель Ветхого Завета, и что написанное в этом завете служит прообразованием новозаветных событий. Поэтому-то Христос вместе с образом полагает и самую истину, — обьясняет святитель Иоанн Златоуст. — Вечер же служил знаком полноты времен и того, что дела приходили уже к концу. И благодарит, научая нас, как должно совершать это таинство; показывая, что Он добровольно идет на страдание; наставляя нас переносить страдания с благодарностью и возбуждая в нас благие надежды. Если образ был освобождением от столь великого рабства, то тем более Истина освободит вселенную и предаст Себя для спасения нашего естества. Вот почему Христос не прежде установил таинство, но когда надлежало уже упраздниться предписанному законом. Он упраздняет самый главный праздник иудеев, призывая их к другой, страшной вечери…».

Причастив апостолов, Спаситель заповедал совершать новое таинство во все времена: «Сие творите в Мое воспоминание» (1 Кор. 11, 24). С тех пор и до конца времен Евхаристия является неотъемлемой частью Божественной литургии, на которой хлеб и вино невидимо и чудесно преосуществляются Духом Святым в Тело и Кровь Спасителя. Всё происходит так, как это и было в Сионской горнице в Иерусалиме. И благодаря этому мы не только освящаемся, но и становимся свидетелями Богоявления — участниками реальной встречи с Господом.

Вы можете поаплодировать автору0