1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Паломничество на семи холмах


В январе 2017 года, на святках, мы втроём со старшей и младшей дочерьми побывали в Москве. Целью нашей поездки было […]


Просмотров публикации 1 821

В январе 2017 года, на святках, мы втроём со старшей и младшей дочерьми побывали в Москве. Целью нашей поездки было паломничество по святым местам. Послужили дома молебен – и отправились, встретив прежде в домашнем кругу Рождество Христово.

Анна Ромашко

Муж, отец Андрей Ромашко, проводить нас не смог – служил 9 января Литургию архидиакону первомученику Стефану.

Так, в сопровождении дедушки, который вызвался нам помочь, мы отправились в аэропорт. Рейс задерживался, поэтому вдвоём со старшей дочкой (которая держала младшую, спящую, на руках) мы обстоятельно попили кофе и наконец наговорились по душам, что в последние полтора года нам с ней практически не удавалось: Лиза сначала заканчивала 11 класс, потом поступала в институт. А затем, конечно, училась и, с Божией помощью, сдала сессию раньше зачетной недели. Что касается меня, то почти за 20 лет замужества я никуда из семьи не отлучалась, кроме, пожалуй, роддома.

Одним словом, отпуск и милость Божия: наше пребывание в столице будет таким благословенным до последнего момента – встречи со святынями, а также с добрыми и гостеприимными друзьями.

Прибыли в Москву без малого в 11 утра. Встречал нас отец Сергий Белобородов, зять покойного епископа Сергия и протоиерея Феодора Соколовых. Пока мы ехали от Домодедова, познакомились, поговорили; батюшка провез нас по центру столицы, мимо нового памятника равноапостольному князю Владимиру, по кремлевской набережной, мимо Красной площади.

Остановились у ворот храма Преображения в Тушино, поклониться могиле отца Феодора Соколова, о котором его покойный братец, епископ Сергий, в последний год своей земной жизни рассказал нам с о. Андреем (перед его рукоположением), ставя в пример.

***

В тот же день в семье Соколовых мы попали на чудесную ёлочку, которая проводится по традиции, для малышей – дома. Актёры театра на Таганке разыграли для младшего поколения Соколовых небольшое представление по мотивам христианских святочных историй, дети читали рождественские стихи, пели колядки. Тепло и радость этого семейного праздника передать словами невозможно! Даже самые младшие члены большого и дружного семейства покойного протоиерея Феодора приготовили своё приношение Христову Рождеству! Стоит ли говорить, что каждый из детей получил прекрасный подарок!

***

Утро 10 января для нас ознаменовалось поездкой к мощам блаженной Матроны Московской. Показали младшую доченьку Мотеньку ее небесной покровительнице.

Мощи Матроны Московской

В монастырском храме двигалась нескончаемая очередь к чудесной святой. Нас с Матроной (которая, к слову, проспала всё время, пока мы были у мощей), пропустили вперёд без очереди и стояния на морозе. Атмосфера здесь царит совершенно удивительная: люди несут цветы святой Матронушке, все стараются быть предупредительными друг ко другу, радуются, плачут, умиляются – кусочек неба на земле. Приложились, подали записки, вышли – состояние было очень радостное и благодатное, я бы сказала – блаженное! Мир и благоволение. Святое место, пронизанное заботой и любовью подвижницы Божией, старицы Матроны!

***

Этим же днём Господь сподобил побывать ещё на одном празднике Соколовых – дне рождения покойного батюшки Феодора. Вся семья – выросшие дети, их мужья, жены, отроки и младенцы – собираются вместе, с великой любовью служат панихиду, потом садятся за поминальную трапезу. Нет места скорби – это торжество Божией любви: человек уже 17 лет живет в Вечности, а его память столь зримо вдохновляет любовь в эту большую семью! Все 9 детей батюшки – красивые, благочестивые люди, нежно любят своего родителя, своей жизнью почитая его – в служении Богу и ближним. За трапезой поют колядки, обсуждают семейные новости, ласкают малышей: здесь место для тёплых объятий и взаимной поддержки. Невольно вспоминаются слова псалмопевца Давида:

«Праведник яко Финикс, процветет и яко кедр иже в Ливане, умножится».

После горячего подают чай, зажигают свечи на тортах, которые задувают внуки матушки и батюшки: с днём рождения, дорогой папа и дедушка!

Конечно, такая атмосфера – во многом молитвенный подвиг и труды вдовы отца Феодора, матушки Галины, которая своей любовью служила супругу, пока он был жив, и смогла объединить вокруг памяти своего возлюбленного мужа всё семейство. На её руках ушла и мамочка протоиерея Феодора, Наталья Николаевна Соколова, благословив всех внуков и правнуков.

Дом протоиерея Феодора и его семьи всегда открыт для гостей – духовных чад батюшки, чающих утешения и помощи. Помногу лет в этих стенах жили совершенно посторонние семье люди, которым домочадцы оказывали гостеприимство, по слову своего главы, который при жизни пожелал, чтобы двери его квартиры никогда не закрывались перед теми, кто просит помощи. Столь редкая сегодня добродетель странноприимства на самом деле очень трудна и тяжела. Но, как признают сами Соколовы, такая жизнь очень дисциплинирует и закаляет, учит понимать скорби и немощи ближних. Это тепло, внимание, заботу мы с дочерьми вполне ощутили на себе – нас осыпали подарками и никак не хотели отпускать к месту пребывания в Москве – у крестной младшей дочери Матроны Натальи Лосевой, без великодушного приглашения которой наша поездка вряд ли бы осуществилась.

***

Нас забрал к Наталье ее взрослый сын, с которым мы встречались до того в младенчестве, а потом – в подростковом возрасте. Молодой доктор повёз нас на смотровую площадку перед зданием СОРАН, мы молча созерцали, как мерцает и переливается негасимый свет миллионов московских окон, оружейными клинками лежат меж ними реки и венчают их мосты. Невероятно огромна наша столица, транспортными колечками и кольцами схваченная… Живая, благодаря ангелам своих святынь.

***

11 января в сопровождении удивительного человека, в прошлом – мэра города Петрозаводска, Андрея Демина, великодушно согласившегося нас отвезти, мы отправились в Троице-Сергиеву лавру.

Троиц-Сергиева лавра / Источник: http://old.stsl.ru/

По своему обычаю, младенец Матрона уснула в машине в начале путешествия и в течение последующих 4,5 часов спала, дав нам спокойно выслушать рассказ прекрасного гида Елены о святости этого дивного места.

Когда мы вошли в Успенский собор (Матрона почивала на руках у добрейшего раба Божьего Андрея), то сразу нас накрыло ощущение, что мы уже словно и не на земле. Невозможно передать словами, что неуловимо изменилось – воздух, свет причиной тому или лики икон… Но во время рассказа о святынях собора храм словно отвечал каждому слову. Когда гид протягивала руку к очередному образу, на него падал, рассеивая промозглую серость за окном, луч солнца! Древние фрески на колоннах и сводах храма будто начинали светиться изнутри… До сих пор мурашки по коже от этого ощущения: Елена рассказывает об уникальном методе работы с фресками: когда красками из природных минералов пропитывали слой сырой штукатурки, и они становились частью естества этих стен… а фреска светлеет на глазах, словно дышит, и за спиной святого наливается живым ультрамарином голубизна фона…

Как выразительна средневековая иконопись! Никогда не забуду улыбку Богомладенца Эммануила на левом куполе храма, его нежно, по-детски гибкие пальцы, сложенные для благословения.

***

Здесь я позволю себе привести один случай из повествования Елены, о том, как перед новой мозаичной иконой Казанской Божией Матери некоторое время назад одна высокопрофессиональная гид-переводчик рассказывала европейской делегации о чудесах от икон Божией Матери. Дело было весной, в распутицу, когда в храме на полу, несмотря на все усилия уборщиц, нанесено паломниками много воды и грязи. Тут Елена краем глаза видит, что ее коллега повергается на колени перед иконой Богородицы, в эту слякоть, вызвав смятение у паломников… Горько плачет, потом вскакивает и бежит к Елене, сотрясаясь от рыданий и вытирая потекшую тушь.

– Я там Божией Матери плохое сказала… Но Она поймёт, – шепчет заплаканная женщина, убегает из церкви, через несколько минут возвращается, успокоившись, и продолжает экскурсию.

Икона Божией Матери / Фото матушки Анны Ромашко

Потом Елена узнала, что у той переводчицы в 45 лет родился сын. Долгожданный ребёнок. И что за год до этого счастливого события, прямо во время лекции, коллега ее поняла, что Богородица совершенно живая и смотрит на неё с иконы, прямо в глаза. И тут ее разобрала злость от своего давнего несчастья – невозможности иметь детей… И дама эта, вопреки служебной этике, воскликнула вслух, обращаясь к иконе:

– У тебя есть сын, а у меня нет! Ты считаешь, что это нормально?!

Потом в ужасе от себя самой упала на колени посреди толпы иностранцев, сотрясаясь от горестных рыданий.

Божия Матерь, наверное, тоже заплакала, пожалела… услышала.

***

Чудо произошло с нами и на мощах преподобного Сергия, когда прямо перед нами для кого-то открыли стекло над честной главой игумена Русской земли, и мы – единственные из очереди – успели приложиться прямо к мощам святого Сергия Радонежского. Тут и мы с Лизой поплакали.

В заключение паломничества сам лаврский келарь, отец Архип, с подачи Матрониной крестной, принимал нас в здешнем изумительном ресторанчике – «Монастырской избе», кормил яствами – моцареллой собственного производства, борщом с уткой, корейкой из бараньих рёбер, окороком с пшеничной кашей… Бокал вина, выпитый вашей покорной слугой, был налит из бочонка, привезённого из Грузии, густым, благородным напитком, оставлявшим заметный след на стенках бокала.

От ароматов, в тепле младенец Матрона проснулась и с удовольствием отведала специально для неё принесённого картофельного пюре с разварной говядиной.

«Ничего подобного этим лимонадам мне пить не приходилось во всю жизнь, а я застала довольно благополучное с точки зрения ГОСТа пищевых продуктов советское время»

Когда мы, преисполненные всевозможных благ, встали из-за стола, оказалось, что отец Архип распорядился приготовить каждому по сумке с газированными напитками лаврского производства – на основе настоящих трав, мёда, ягод, которые и хранить-то можно лишь в прохладном месте и не более 20 суток. Что вам сказать? Ничего подобного этим лимонадам мне пить не приходилось во всю жизнь, а я застала довольно благополучное с точки зрения ГОСТа пищевых продуктов советское время. А бездрожжевой хлеб, который отец Архип положил нам в дорогу, хранился ещё две недели в первозданной свежести и приехал в Новосибирск, где и был съеден.

***

Следующие дни мы посвятили отдыху на даче у Мотиной крестной, Натальи Лосевой, дорогого нам человека с большим сердцем. Наталья вставила нас в свой немыслимый график и кормила, и укладывала спать, познакомила со своими добрыми друзьями, и отвезла, наконец, в Оптину пустынь, где сопровождала по всем святыням. Жизнь Натальи Геннадиевны подчинена серьёзному рабочему распорядку, где находится, тем не менее, место для ежедневного подвига – помощи ближним. Вокруг неё расцветает бизнес, люди обретают потрясающие квалификационные навыки, разруливаются любые кризисные ситуации, растут цветы, возводятся стены, рождаются котики и издаются книги. Ну и, конечно, тысячи московских детей получают возможность качественного бесплатного отдыха. Потому что Мотина крестная – стратегический директор Мосгортура, а в прошлом – топменеджер в РИА Новости, АиФ, а ещё раньше – моя старшая коллега в новосибирской газете «Молодость Сибири».

***

Оптина пустынь встретила нас Литургией Василия Великого. Мы причастили малышку, приложились к мощам всех преподобных старцев Оптинских, увидели воочию чудотворный образ Божией Матери «Спорительница хлебов», подали многочисленные записки о здравии и о упокоении. Проповедь батюшка произнес как раз о том, что христианское родительство стало очень непопулярным в современном мире, что церковный устав в сфере семьи и брака сегодня не соблюдает никто даже из церковных людей. И что есть несколько чинопоследований требника, которые ему как священнику никогда не приходилось читать – например, о наречении имени младенцу на 8-ой день жизни. И что это очень жаль, потому что попечение Церкви о семье прекрасно и кроме красоты и радости ничего не несет.

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Удивительное место – часовня, где нашли последнее пристанище трое убиенных на Пасху монахов обители – иеромонах Василий, инок Ферапонт, инок Трофим. Здесь не успевают увядать живые цветы, принесённые на поминовение. Атмосфера тиха и светла: «Христос воскресе» – надпись во всю стену. В раках лежат мученики, воины Христовой Церкви, ее лучшие чада.

***

Господь щедро осыпал нас встречами. Владимир Хавшабо, приемный родитель особых деток, хозяин огромного дома, тёплый и весёлый человек, уникально лёгкая в общении чета Деминых с тремя гениальными детьми, многодетная (даже супермногодетная) мама Екатерина Сагидуллина – тонкая умница, красавица, кроткая и всё на свете понимающая, отец Серафим – ее глава и опора, дружелюбные чада, окружившие нас доверчивой любовью, давняя моя любимая подруга матушка Татьяна Егорова, сестренка читаемого (и почитаемого) в нашем доме прекрасного отца Максима Первозванского.

И ещё. В Москве живет часть нашей семьи – двоюродная сестра дедушки. Я была в этих стенах в далёком детстве… и вот, снова – невозможно… как будто я в том мире, где ещё живы бабушка и деда, где нет смерти и разлук. Храни Господь этот хрупкий мир, с его вкусными пирожками, родными глазами и бодрыми, красивыми нашими стариками!

***

«Паломничество – это большое и важное дело. И планировать его походя, заодно, не стоит»

Паломничество – это большое и важное дело. И планировать его походя, заодно, не стоит: ведь любая поездка и так легко наполняется суетой.

Как хорошо быть рядом со святынями, побродить в тиши священных надгробий и намоленных стен, прикоснуться к истории, от души помолиться, подать записки, собрать мысли и волевым образом выразить, выплакать, наконец, свою боль, надежды, чаяния. Принять святое Причастие, принести покаяние…

Но мы паломничаем ещё и к людям. Тем, с кем сводит здесь Бог. Обменяемся слезами, прикоснувшись щекой, случайно откроем душу, пусть и не с самой красивой стороны, что-то узнаем о себе – новое, даже нелицеприятное. Примем неожиданные подарки – от тех, кого и не думал когда-нибудь увидеть.

Так я встретилась с Мариночкой Назаренко, знакомой только виртуально, поистине сестрой во Христе, по необъяснимым причинам я ей потом доверю многие вещи, которые не скажешь и самому близкому человеку.

Такова была поездка на Бутовский полигон, который сам выбрал нас троих – объединил, пока не знаю, почему. Спасибо Анечке Нейман и Светочке Гаджинской за этот трудный и очень благодатный путь, панихиду мирским чином у креста в скорбной, неподвижной тиши этого заснеженного вечера, снежинки – осторожные внутри этого забора с колючей проволокой и мятущиеся за его пределами. Гневная и болезненная тишина этой земли как будто оглушает – биение собственного сердца, громкое, никогда его не слышала раньше так отчётливо…

Храм на Бутовском полигоне

Потом был ужин в кругу семьи, с подачей трех блюд, большим домом и всем нашим невероятным разговором.

***

Были у нас автомобильные дороги, одна из которых мне особенно запомнилась: многодетная мама – моя троюродная сестрёнка, ночь, короткая возможность поговорить по душам, навигатор, который повёл нас внезапно за пределы Москвы, – и все на свете животрепещущие темы, которые мы обсудили. Ритка, ты видела Звезду, что сияла нам на востоке в ночном небе в эти святочные дни? Или то были молитвы любимого твоего апостола Иакова?

***

И ещё одна дорога… с коренным москвичом, таким старомодным, интеллигентным, скромным человеком, которому часто больно за любимый город. С его помощью мы побывали во всех крупных столичных монастырях. Наотрез отказался брать с нас деньги, рассердился, сказал, что вот сейчас оставит нас прямо тут, на эстакаде второго кольца, если мы ещё раз заикнемся об этом… ух!

***

В Донском монастыре есть небольшое кладбище, а на нем, среди надгробий, часовенка с мозаичным образом святителя Николая. Рядом с иконой кто-то написал, что получил от неё исцеление. Поклонились с верой Николаю Угоднику – и собрались в обратный путь.

Донской монастырь

За нами приехала ещё одна моя сестра, Анечка, и забрала в аэропорт. Стоит ли говорить, что мы еще раз оценили длинные и неспешные московские пути, благодаря которым можно говорить, говорить – пока кольца дорог за окном автомобиля постепенно ослабят свои путы и выпустят из своих цепких щупалец – на прямые стези.

***

Вернулись мы в Новосибирск другими. Благодарными – в первую очередь, потрясёнными гостеприимством москвичей, историческим, незыблемым; умиленные встречами и – красотой человеческих душ. Удивлёнными – количеством объятий и рукопожатий. И уязвлённые в самое сердце – разлукой со ставшими такими близкими, дорогими людьми. Как быстро Господь нас утяжеляет любовью и засевает благодатью во время паломничества! И как важно не потерять эти семена, дать место всходам, освободить место внутренним переменам. И не оставлять потом это сокровенное радостопечалие – ощущение близости Небесного Царствия, хранить его в поступках и молитвах. Аминь.

Вы можете поаплодировать автору0