1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Украина идет к 30-летней войне. По пути ли с ней Европе?


Выступая 24 января этого года на XXVI Международных Рождественских образовательных чтениях, министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил международные организации в […]


Просмотров публикации 622

Выступая 24 января этого года на XXVI Международных Рождественских образовательных чтениях, министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил международные организации в том, что они игнорируют нарушения прав человека в Украине. В частности, дипломат обратил внимание на противоправные действия в сфере религии и культуры, совершаемые при поддержке или попустительстве украинских властей. А на следующий день в Киеве члены праворадикальной организации C14 ворвались в офис новостного агентства «Союз православных журналистов», пытались поджечь храм Десятинного монастыря Украинской Православной Церкви (УПЦ), а затем разрисовали его стены и спилили информационный стенд обители.

Реакции полиции по факту воспрепятствования журналистской деятельности пока что не последовало. По делу о покушении на умышленное повреждение имущества были задержаны двое мужчин, которым грозит до 15 лет тюрьмы. 27 января суд избрал для них меру пресечения – 2 месяца ареста или внесение залога по 66 000 Евро. 5 февраля злоумышленники были отпущены на поруки семи депутатов Верховной Рады.

То, что государственное обвинение выступало за применение к преступникам более мягких мер, чем суд, объясняется тем, что власти открыто поддерживают непризнанный в православном мире Киевский Патриархат (УПЦ КП), который, в отличие от Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, разделяет воинственную националистическую риторику официального Киева. Продолжая политику «дерусификации», уже затронувшую сферу культуры, власти хотят вытеснить УПЦ с территории страны и создать единую поместную церковь на основе Киевского Патриархата. Однако православных верующих отпугивает политизированность и нехристианское поведение раскольников. Поэтому при попустительстве местных чиновников и поддержке националистических группировок самопровозглашенный Киевский Патриархат силой отбирает храмы УПЦ МП, обвиняя в непатриотизме и государственной измене ее духовенство и верующих, численность которых в три раза больше, чем в УПЦ КП.

Президент Порошенко открыто демонстрирует свои новые религиозные предпочтения (до 2014 года он был активным верующим УПЦ). Чиновники различных уровней и СМИ приняли и транслируют установку правящего режима, согласно которой УПЦ КП – «правильная» церковь, а УПЦ МП – «агенты Кремля». Так, в 2016 году президент Порошенко и украинские парламентарии направили письма о признании Киевского Патриархата законной церковью в адрес Константинопольского Патриарха Варфоломея. Последние два года были ознаменованы законопроектами, согласно которым УПЦ должна будет изменить свое наименование, согласовывать с государством назначение иерархов, а храмы должны будут переходить в пользование той или иной конфессии в зависимости от воли простого большинства членов общины. При этом порядок определения членства в общинах не регламентируется. Ограничены возможности священников УПЦ по окормлению верующих в силовых структурах. А 11 января этого года областная прокуратура открыла уголовное дело против священника УПЦ, который не смог нарушить церковные правила и провести церковный обряд над трагически погибшим мальчиком, крещенным в УПЦ КП. Таким образом, местные власти, помимо дилетантских обвинений и призывов запретить УПЦ, предоставления преференций Киевскому Патриархату, потворствования рейдерским захватам храмов и насилию, стали вмешиваться и в ритуальную деятельность религиозных организаций.

Как видим, официальный Киев вмешивается в религиозную сферу как на международном, так и на национальном и местном уровнях, не считаясь ни с международными нормами, ни со здравым смыслом. Власти «европейской Украины» словно бы руководствуются положениями Аугсбургского мира (1555) и считают себя вправе указывать своим вассалам и подданным, какую веру им исповедовать. Более того, они нарушают закрепленное еще в Вестфальском мирном договоре (1648) право членов «неправильных» конфессий исповедовать свою религию.

Принцип Аугсбургского мирного договора: «Чья власть, того и вера» – устарел еще в XVIII столетии, после того как стал одной из причин 30-ти летней межконфессиональной войны, принесшей Европе огромное количество смертей и страшное разорение. А сейчас уже XXI век, есть международные документы по правам человека, например, «Основные принципы ЕС по продвижению и защите свободы религии или убеждений».

«Роль церквей в 30-летней войне была куда больше, чем это возможно в наше время, и именно после этого мир задумался о правах верующих. Так зачем же идти против хода истории и наступать на те же грабли снова?»

Однако украинские парламентарии отказываются от демократической законности, да еще и указывают Европе, мол, надо вернуться к принципам Аугсбургского мира. Например, Виктор Еленский призывает запретить ряд «политизированных» представительств религиозных организаций при европейских институциях, приводя при этом в качестве аргумента расплывчатые обвинения в адрес представительства РПЦ. Он также считает «гибридные войны» достаточным основанием для лишения граждан свободы вероисповедания. Однако именно роль церквей (соперничающих между собой католической, лютеранской и кальвинистской) в 30-летней войне была куда больше, чем это возможно в наше время, и именно после этого мир задумался о правах верующих. Так зачем же идти против хода истории и наступать на те же грабли снова? И разве это конструктивный подход: «У нас с ними конфликт, потому что они против конфликта и дискриминации, и поэтому мы будем ограничивать их свободу вероисповедания»?

Нет уж. Может, чиновники в Украине уже и вернулись в Средние века, что похоже на правду, но Европе туда с ними не по пути. Хотя из чистого любопытства было бы интересно узнать, представительства каких деноминаций киевский религиовед также хотел бы запретить.

УПЦ – самоуправляемая церковь, которая находится в духовном единстве с Московским Патриархом. С 2014 года данная конфессия подвергается резкой критике со стороны украинских чиновников и националистов из-за ее нейтральной миротворческой позиции по конфликту в Донбассе. Предстоятель УПЦ митрополит Онуфрий отказывается принимать одну из сторон конфликта, пользуется авторитетом по обе стороны противостояния. Его посредничество неоднократно способствовало освобождению пленных украинцев, в том числе в декабре 2017 года по его ходатайству удалось обменять более 200 пленных с обеих сторон конфликта.

Глава УПЦ КП – бывший митрополит Киевский Русской Православной Церкви Филарет (Денисенко), проигравший борьбу за пост московского патриарха и ушедший в раскол в 1992 году. Он создал в Украине собственную церковь, а в 1995 году провозгласил себя ее патриархом. В своих выступлениях Филарет призывает к непримиримости по отношению к непокорным Киеву жителям Донбасса, называет боевые действия, унесшие жизни более 10 тыс. человек, в том числе около 3 тыс. мирных жителей, «карой за грехи» жителей региона, а также сожалеет об отсутствии у Украины ядерного оружия.

Вы можете поаплодировать автору0