1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (11 оценок, среднее: 4,64 из 5)
Загрузка...

Патриарх Кирилл: «Мы являемся свидетелями цивилизационной катастрофы»


Приветствую членов Высшего Церковного Совета на последнем заседании в этом году. Мы, конечно же, немножко поговорим об итогах этого года. Я бы хотел в первую очередь сердечно всех вас приветствовать. Должен сказать несколько слов о минувшем годе, который, как мы все чувствуем, был очень непростым. И в первую очередь источником очень большого напряжения, фактором, влияющим на самочувствие православных людей, на их духовное состояние, продолжает оставаться положение нашей Церкви на Украине.

Просмотров публикации 2 587

Вы в курсе дела, вы знаете, что происходит, вы знаете, какие последние события, самые радикальные, самые опасные для целостности украинского народа, не только для Церкви нашей, произошли в Киеве после решения украинского Парламента в связи с требованиями об изменении названия Украинской Православной Церкви. Вслед за этими изменениями должны последовать репрессии, конечно, и совершенно очевидно, что есть некий ультиматум, что если Церковь не меняет своего названия, то она будет снята с регистрации. Ну а если Церковь меняет свое название, то, естественно, что начинается сильнейшее давление, в первую очередь, на украинский народ, на общественность. Несомненно, начнутся силовые акции по отъятию храмов. Народ на Украине верующий, православный, сильный в вере, эмоциональный народ. И конечно, все то, что может происходить вокруг храмов, имеет риск обернуться кровавыми конфликтами. Поэтому я просил бы усилить наши общие молитвы о сохранении мира на братской украинской земле и, конечно, наши молитвы о сохранении Украинской Православной Церкви.

Всем хорошо известно, что спусковым крючком для начала этих гонений на украинское Православие явилось беспрецедентное, выходящее за границы всякого канонического порядка, а потому преступное решение Константинополя вторгнуться на каноническую территорию Украинской Церкви Московского Патриархата, на территорию нашей Церкви таким образом, что результатом этого вторжения и стали те разрушительные события, которые затем последовали.

Что же это за события? Ну, во-первых, тоже беспрецедентное вмешательство государственной власти в стране, которая открыто декларирует себя приверженной европейским ценностям, а среди европейских ценностей одна из фундаментальных ценностей — отделение Церкви и религии от государства. Так вот, в нарушение этой фундаментальной европейской ценности государство в лице президента прямо вторгается в церковное управление, можно сказать, возглавляет то, что называется «объединительным церковным собором», участвует в переговорах с Константинополем относительно так называемого томоса, и все это — перед лицом телекамер, на весь мир.

Выступая недавно на телевидении, я уже сказал о том, что как бы мир прореагировал, если бы Президент Российской Федерации председательствовал бы на Поместном Соборе Русской Православной Церкви, ну и представлял бы какого-нибудь иерарха Церкви всему миру и общественности вот от лица Собора. Можно себе представить реакцию во всем мире. Ну а здесь — тишина, абсолютная и всеобъемлющая: значит, можно попирать фундаментальные права, можно попирать законы, если в результате этого достигается конкретная политическая цель. А конкретная политическая цель очень хорошо сформулирована, в том числе и полномочными представителями Соединенных Штатов, которые работают на Украине, да и самими представителями украинской власти: нужно порвать последнюю связь, объединяющую наши народы, и этой связью является связь духовная.

Мы являемся свидетелями такой цивилизационной катастрофы, ничего подобного не было никогда. Вот такого грубейшего, открытого вмешательства в церковные дела — может быть, только за исключением времен прямых гонений, через которые наша Церковь также прошла. Поэтому, конечно, происходящие сегодня на украинской земле события, они омрачают душу, но, с другой стороны, подвигают всех нас к усиленной молитве. Я прошу всех вас, братья, и подведомственное вам духовенство — и в церковных молитвах, и в личных — молиться и о Блаженнейшем митрополите Онуфрии, и епископате нашей Церкви, который пока по милости Божией твердо стоит на канонических позициях.

Вы знаете, что одним из побудительных мотивов Константинополя к такому прямому вторжению в украинские дела с нарушением всех существующих канонических правил было понимание того, что проведение «объединительного собора» и легализация раскольников приведут к обвалу всей Украинской Православной Церкви. Стоит только Константинополю войти в этот процесс, легализовать раскольников, как на «собор объединительный» устремятся иерархи Украинской Православной Церкви. Вот эта идея, она действительно вскружила голову Патриарху Варфоломею, его убеждали в том, что как только это произойдет, один за другим православные архиереи Украинской Церкви пойдут на этот собор, еще им толчок нужен, они уже все готовы. Ну и подавалась ложная информация о десятках архиереев, с именами, которые уже поддерживают «объединительный собор».

Во время моей встречи с Патриархом Варфоломеем я ему сказал, что, когда он намекнул на то, что «значительная часть Вашего епископата поддерживает», я ему сказал, что это ложь, по моим данным, это два-три человека и охарактеризовал личности. Вот на него это никак не подействовало, но так оно и получилось, даже не три, а два. Те самые, которых я имел в виду. Полный провал «объединительного собора», никакого объединения не произошло, произошло объединение раскольников, их незаконная антиканоническая легализация со стороны Патриарха, юрисдикция которого не распространялась на украинскую землю и не могла распространяться. Но действия Константинополя еще вызывают удивление с точки зрения вообще здравого смысла. Ну как можно было заявить о том, что отменяется грамота Патриарха Дионисия 1686 года? Ну кто-то в добром уме и твердой памяти может вообще из церковных или светских руководителей заявить о том, что какой-то акт исторический, которому 300 лет, отменяется?

Вот Аристотель в каком-то из своих произведений цитирует Агафадора, был такой трагик, жил в V веке до Р.Х. И Агафодор, говоря об языческих богах, сказал очень интересную мысль, которую надо бы знать в Константинополе. А мысль такая: «Одно не дано Богу — бывшее сделать небывшим».

Даже вне власти всемогущества лежит возможность изменить прошлое. Все что было неподвластно никому, даже Богу. А к 1686 году — это реальность, из которой возникла целая история. Вот можно себе представить, что Великобритания отменяет Акт о независимости Индии? Ну да, допустим, какой-то сумасшедший там правитель решил отменить. Что, Индия исчезнет? Государство исчезнет? Его устройство исчезнет, экономика, общественные отношения, культура? Ну или еще — то, что называется, пример в том же ряду: ну кому-то в Великобритании в голову вошло ну отменить факт о существовании Соединенных Штатов, ну неправильно было, что там освободительная была война, и вот стало независимое государство, вот 200 с лишним лет меняем — что изменится? Все посмеются.

И ведь надо же было пойти на такую карикатуризацию истории. Действительно, это карикатура. Но пошли. Поэтому, конечно, здесь трагедия с комедией как бы вместе. Потому что просто не представляется даже возможным рационально оценивать вот всё то, что было совершено Константинополем.

Естественно, что вслед за этим последовали наши действия, мы прекратили общение. У Церкви нет другой возможности остановить раскол, как только самим оградить себя от раскола. Поэтому решение о прекращении евхаристического общения — это есть решение о спасении целостности Православной Церкви, это есть желание оградить себя от раскола, от его тлетворного влияния. И поэтому мы принимаем это решение, чтобы сохранить свою целостность. И другого средства в Церкви нет. Поэтому, когда нам говорят, «а не слишком ли вы…», — может быть, слишком или не слишком, это вопрос того, как люди относятся к каноническому праву в церковной жизни, но других средств у Церкви не существует.

Я хотел бы поблагодарить сердечно наших архиереев — митрополитов, правящих епископов за активную поддержку этого решения Священного Синода нашей Церкви. Вы знаете, что сейчас по митрополиям спонтанно собираются различного рода собрания, митрополичьи советы, епархиальные советы, где обсуждается принятое Церковью решение. И мы имеем очень большую поддержку со стороны епископата, духовенства и верующего народа.
Вот это о скорбях. Конечно, как говорил мудрец, и это пройдет, все пройдет. Церковная организация, которая таким образом сегодня строится на Украине, она абсолютно не жизнеспособна. Светские люди этого понять не могут, а церковные люди это хорошо понимают. Но особенно это хорошо мы понимаем в Русской Православной Церкви. Потому что то, что совершалось в послереволюционные годы, буквально то же самое, можно сказать, что сегодня совершается на Украине. Украинская ситуация — это отражение политики революционных властей в Советском Союзе, направленной на уничтожение Русской Православной Церкви. Тогда тоже ведь был инспирирован властями обновленческий раскол. Мы не застали этого времени, поэтому нам кажется, что «ну да, вот был какой-то там раскол, но в конце концов все стало на свои места». На самом деле, создание раскола было чудовищно опасным деянием, задуманным советской властью. Ведь раскол, который инспирировался извне, осуществлялся церковными людьми. И среди них были и епископы, не только священники. Очень многие архиереи поддержали идею обновленческого раскола. Патриарх Тихон оказался в изоляции, в каком-то смысле, в одиночестве. И в этот момент происходит легализация раскольников со стороны Константинополя. Патриарх Константинопольский обращается с требованием к Святейшему Патриарху Тихону уйти и передать власть Высшему церковному управлению. И вся реальная политика Константинополя, которая осуществлялась через постоянное представительство Константинопольского Патриархата в Москве, была направлена на поддержку, как вы знаете, раскольников и на борьбу с канонической Церковью. А цели были очень возвышенные у Константинополя: заполучить возможность использовать несколько объектов недвижимости для получения коммерческой выгоды. Зеркальное отражение того, что сейчас происходит на Украине с созданием ставропигий.

Вот мы через это прошли, мы знаем, что это было большим испытанием. Но в конце концов Церковь Божия победила. Поэтому вот взирая через призму своего собственного опыта на то, что произошло и происходит в Украине, мы можем сказать, что конец всей этой истории будет такой же, каким был конец обновленчества в Советском Союзе после революции. Потому что здоровые благодатные силы Церкви, сила Божия сильнее самой большой человеческой силы. А именно с Церковью присутствует Господь, присутствует Святой Дух.

И я благодарю православный народ Украины, духовенство, епископат, который сегодня сплочен вокруг Блаженнейшего митрополита Онуфрия и который является несомненно залогом того, вот это единство, залогом того, что силы зла не сумели разрушить благодатное тело Православной Церкви на Украине. Принят, как вы знаете, закон о перемене названия. Совершенно закон безумный с точки зрения современного права и опять таки современных принципов отношений Церкви с религиозными организациями. Вот во всех западных странах вообще, в секулярных странах, пример с которых берет Украина, наименование религиозной организации не касается государства, это дело самой религиозной организации. Вот такой принцип. Важно только, чтобы не было повторения с тем, чтобы не запутаться в том, какое юридическое лицо кого представляет. А все остальное это дело самой религиозной организации. Мне, как вы знаете, приходилось работать во Всемирном совете церквей, и время от времени возникали темы наименования религиозных организаций, которые входили или желали войти во Всемирный совет церквей. Так вот, там решалось все просто: как религиозная организация себя называет, так она и должна быть названа во Всемирном совете церквей. Обычный принцип, ничего нового. Но когда государство выдумывает наименование для религиозной организации, причем с явным желанием дискриминировать эту организацию и в конце концов ее разрушить, но это нарушение всех прав, законов, принятых, как говорят, в цивилизованном обществе.

Еще раз следует сказать. Поскольку, видим, существует очень большой заказ, том числе, извне в отношении разрушения Православной Церкви на Украине, то в рамках реализации этой политики разрушения все средства хороши. И то, что сегодня мир молчит, свидетельствует именно об этом. Ну, а мы должны делать выводы из всех сказок, которые пытались нам внушать в течение долгих-долгих лет — о главенстве права, о правах человека, о религиозной свободе и обо всем, обо всем, обо всем, что еще недавно считалось фундаментальной ценностью формирования современного государства и человеческих отношений в современном обществе.

Последствия происходящего на Украине сегодня несомненно будут иметь очень опасное послесловие в жизни, я думаю, многих стран. Происходящее на Украине может быть использовано в качестве прецедента. А значит все то, что поддерживало, в том числе, межрелигиозный мир, религиозную свободу и реально права человека, по всей вероятности, перестанут быть неприкасаемыми, особенно если все эти ценности, скажем так, станут у кого-то на пути для решения тех или иных политических проблем. Произошло очень опасное явление не только в жизни Украины, но и я бы сказал опасное явление для всего мира. Потому что Украина может стать прецедентом, примером того, как легко можно расправиться с любыми законами, с любыми порядками, с любыми правами, в том числе, и человеческими, если это нужно сильным мира сего.

Но, а в ответ на все это, еще раз хочу сказать, что мы призываем всех к молитве, к совместной работе и к поддержке Украинской Православной Церкви. Молимся о том, чтобы Господь сохранил Церковь Православную Украинскую благодатную, чтобы вразумил народ, чтобы люди сумели отделить политику от веры, а самое главное, чтобы никто не усомнился в том, что именно в Украинской Православной Церкви присутствует Святой Дух, совершаются Таинства и спасаются люди. И вот ради этого, ради присутствия Бога в человеческой истории, ради действия Святого Духа через Церковь в людях, время от времени Церковь и несет поношения и гонения. И, как показывает история, конец всегда один: Церковь остается победителем всех этих искушений. Не потому что она сильна, а потому что в ней живет и действует Дух Святой. Поэтому еще раз призываю всех к молитвам, к памятованию о том, что происходит в братской Украине.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси