Разнообразные деструктивные силы стремятся ввергнуть нашу страну в межнациональные конфликты, насаждая среди молодежи националистическую шовинистскую идеологию и пытаются выбить из русского человека его традиционный стержень — умение сопереживать, быть милосердным, восхищаться богатством культуры другого человека и братское отношение к другим народам России. На иностранные деньги ведется соответствующая пропаганда, проводятся позорные «русские марши». И в этих условиях […]

Разнообразные деструктивные силы стремятся ввергнуть нашу страну в межнациональные конфликты, насаждая среди молодежи националистическую шовинистскую идеологию и пытаются выбить из русского человека его традиционный стержень — умение сопереживать, быть милосердным, восхищаться богатством культуры другого человека и братское отношение к другим народам России.

На иностранные деньги ведется соответствующая пропаганда, проводятся позорные «русские марши». И в этих условиях для нас особенно важен тот пример благородства, ответственности и чести, который являют в своей жизни наши братья из других народов Русского мира.

А пример такой они показывают весьма часто. Так, молодой таксист из Таджикистана Забехулло Шафеъзода, найдя потернный кошелек, поступил не в пример благороднее многих из нас, о чем мы и расскажем ниже.

Руководительница благотворительного фонда «Б.Э.Л.А. Дети-бабочки» Алена Куратова опубликовала на своей странице в Facebook рассказ о том, как неизвестный ей мигрант нашел и вернул ей ее кошелек с деньгами, банковскими карточками и документами. При этом, юноша столкнулся с трудностями, так как не знал ни адреса ни телефона Алены.

Пользователи интернета предложили отблагодарить его, перечислив по 50 — 100 рублей на номер телефона, опубликованный в сообщении Алены Куратовой. Таким образом было собрано 7550 рубле, однако молодой человек отказался от денег, перечислив их в фонд Каратовой, который занимается помощью детям с буллезным эпидермолизом, который называют также «синдромом бабочки».

Забехулло не видит геройства в своем поступке и объяснил, что просто сделал то, что был должен и поступить по другому было бы непорядочно: «Я не люблю, когда говорят, что «вот мигранты, они такие, а еще вот такие», мы разные, и я не могу взять чужое».