1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Митрополит Иларион: кто найдет у меня мерседес, тому я его подарю


Имущество и доходы архиереев Русской православной церкви в последнее время вызывают все больший интерес СМИ, а статьи на эту тему получают широкий общественный резонанс. Героем ряда публикаций этой зимой стал один из самых видных иерархов — председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, ректор Общецерковной аспирантуры, автор более сотни книг, а также композитор митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев). О своих настоящих автомобилях и недвижимости, источниках и размерах доходов, а также о праве епископа на имущество и призывах к труду, а не к бедности он рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Ольга Липич.


Просмотров публикации 3 470

— Владыка, в декабре “Новая газета” опубликовала статью о принадлежащем Вам пентхаусе в испанском городе Альтея стоимостью почти миллион евро. Эту информацию вскоре отчасти опроверг “Собеседник”. Но в январе уже “Собеседник” написал, что у Вас в собственности как минимум два мерседеса и шестикомнатная квартира возле “Третьяковской” за 25 миллионов рублей. Как Вы прокомментируете эти публикации?

— Дезинформация о квартире за миллион евро в Испании была опровергнута не только в “Собеседнике”, но и в ряде других изданий. Но кому интересны опровержения? Если есть заказ на компромат, интересует компромат, а не реальность.

Приписанные мне “как минимум два Мерседеса” существуют только в воображении некоторых журналистов. Кто найдет у меня Мерседес, тому я его подарю.В действительности же у меня есть автомобиль “Дженесис” 2016 года, на котором я езжу. И еще есть “Ауди” 2010 года, на которой я ездил раньше.

Квартира возле “Третьяковской” у меня есть, но только не шестикомнатная, а четырехкомнатная. Площадь ее — 89 квадратных метров. Сколько она стоит сейчас, не знаю, куплена была в 2005 году за шесть миллионов рублей.

Есть архиереи, которых Церковь обеспечивает всем необходимым, включая жилье. Как правило, епархиальные архиереи живут в квартирах или домах, принадлежащих Церкви. А архиереи, не имеющие епархий, нередко живут на собственном обеспечении.

Когда я был монахом Виленского Свято-Духова монастыря, я там жил на полном монастырском иждивении. Потом я служил на приходах, при которых были жилые помещения. В Вене жил на съемной квартире, а в Будапеште на церковной. А вот к должности председателя Отдела внешних церковных связей квартира не прилагается. Поэтому с тех пор как вернулся в Москву из Вены, живу в собственном, а не в церковном жилье, как и все другие сотрудники отдела.

— Как Вы полагаете, откуда такой интерес СМИ к теме Вашего личного имущества?

— Этот интерес — заказной и, могу предположить, проплаченный. Есть заказ на публикацию любых данных, которые могут иметь компрометирующий характер, с целью отстранения меня от должности председателя ОВЦС. В этом особенно заинтересованы в Константинополе — там считают меня виновником жесткого курса в отношении непризнания так называемой Православной церкви Украины, созданной на базе двух раскольнических структур.

— Часто звучит вопрос: а имеют ли монахи, дававшие обет нестяжания, в том числе епископы, митрополиты, патриархи, право на личное имущество в принципе?

— Каждый архиерей Русской Церкви, согласно ее Уставу, является монахом. При пострижении в монашество, действительно, произносится обет нестяжания, а также обет пребывания в монастыре. Но если монаха из монастыря направляют на приходское служение, его ситуация меняется. И еще раз она меняется в том случае, если он становится архиереем. Монастырь обязан пожизненно обеспечивать монаха всем необходимым, включая жилье и питание, а на служении вне монастыря монаху нередко приходится самому себя обеспечивать.

Правила, касающиеся монастырских монахов, не могут быть перенесены на архиерея. С того момента когда монах становится архиереем, он руководствуется иными правилами: теми, которые относятся к деятельности архиереев.

Если архиерей живет на полном иждивении у Церкви, он, конечно, может и не иметь личного имущества. Однако этого не требуют от него церковные правила. Что же касается архиерея, живущего на собственном обеспечении, то обладание личным имуществом для него не только позволительно, но и необходимо.

— В каких церковных источниках можно найти тому подтверждение?

— Вопрос о личном имуществе архиереев получил всестороннее рассмотрение в церковных канонах. В частности, 40-е апостольские правило (IV век) указывает: “Ясно известно да будет собственное имение епископа (если он имеет собственное) и ясно известно Господне: дабы епископ, умирая, имел власть оставить собственное кому хочет и как хочет, дабы под видом церковного не было растрачено имение епископа… Ибо праведно сие пред Богом и человеками, дабы и церковь не потерпела некоего ущерба по неизвестности имения епископского, и епископ или его сродники не подверглись отобранию имения за церковь или же дабы близкие к нему не впали в тяжбы и кончина его не была сопровождаема бесславием”. Аналогичны по содержанию 32 (41) правило Карфагенского собора (393-419 годы) и 24 правило Антиохийского собора (341 го.).

Авторитетный толкователь церковных канонов Антиохийский Патриарх Феодор Вальсамон (XII век) так комментирует 40-е апостольское правило: “Божественные Апостолы… определили, чтобы раздельно, а не смешано было имущество, лично принадлежащее епископу и принадлежащее церкви. При сем епископ имеет власть распоряжаться собственным имуществом по своей воле, как при жизни, так и в завещаниях на случай кончины. При сем и церковь не потерпит ущерба в случае могущих открыться долгов епископа, ни его последняя воля или изъясненная еще при жизни не останется неисполненною. Таким образом, открывается, что если епископ не сделает известным свое имущество, какое имел до рукоположения, а равно и перешедшее к нему законным образом после рукоположения, которое не было церковным, то все его имущество удержат и сделают собственностью преемствующий ему епископ и епископская церковь”.

Другой канонист, Иоанн Зонара (XII век), отмечает: “Это правило повелевает епископам, имеющим собственное имущество, объявлять о нем, дабы не смешалось оно с церковным, но чтобы явно было как принадлежавшее им до епископства, так и то, что могло перейти к ним после епископства от родственников, то есть по наследству или по завещанию или другим подобным образом. Ибо собственное имущество они могут оставлять кому захотят, впрочем, только православным христианам, а церковным должны управлять со страхом Божиим и раздавать из него бедным”.

Из приведенных правил и их толкований следует, что епископ вправе обладать личным имуществом. Более того, правила ограждают это имущество от посягательств со стороны Церкви. Епископ вправе распоряжаться своим имуществом, в том числе завещать его “кому хочет и как хочет”. Важно только, чтобы его личное имущество — как то, которое он имел до рукоположения в епископский сан, так и то, которое законным путем приобрел после рукоположения, — было описано, дабы при его кончине не возникло споров о том, что принадлежало лично ему, а что должно принадлежать Церкви. И так везде, не только в России.

— Помимо имущества, духовенство сегодня часто упрекают в высоких доходах. Вы могли бы рассказать о своих доходах?

— Зарплата председателя ОВЦС с учетом десятилетнего стажа сегодня составляет 49 тысяч рублей. Из нее я получаю половину как совместитель, так как у меня еще три оплачиваемых должности: настоятеля храма на Ордынке, настоятеля Черниговского подворья и ректора Общецерковной аспирантуры.

Однако мой основной доход состоит не из зарплат, а из гонораров за книги, фильмы и музыкальные произведения. Апостол Павел зарабатывал себе на жизнь изготовлением палаток, а я зарабатываю интеллектуальным и творческим трудом. Денег хватает и на себя, и на близких, и на благотворительность.

Вот, например, несколько лет назад я написал книгу в шести томах об Иисусе Христе. Эта книга издается том за томом на английском, французском и итальянском языках. За каждый том на русском языке я получил в среднем около трехсот тысяч рублей гонорар и еще от пятисот до семисот — процент с прибыли от продаж. Итого по миллиону за том. Затем я из шести томов сделал один и издал его в серии “Жизнь замечательных людей”. Это издание быстро разошлось, принесло еще миллион. Разумеется, не все книги приносят такую прибыль. Но те, которые хорошо продаются, ее приносят.

— В Вашей биографии насчитывается 139 книг, из них 64 на русском и 75 на иностранных языках. За каждую Вы получали гонорар?

— Не за каждую. За некоторые вообще ничего, за некоторые совсем немного. Но книги после того, как написаны, начинают жить своей жизнью. А автору при этом “капают” деньги. Вот я двадцать лет назад издал в Оксфордском университетском издательстве свою докторскую диссертацию на английском языке. И она до сих пор продается, и до сих пор мне приходят за нее гонорары в фунтах стерлингов.

Кроме того, книги, как правило, переиздаются. Например, книга “Таинство веры” была переиздана 12 раз на русском языке и переведена на 17 языков. Книги о Святых Отцах переиздавались по шесть-восемь раз и переведены на три-пять языков. “Катехизис” за три года выдержал пять переизданий на русском и несколько изданий на иностранных языках. Если посчитать все переиздания, то получится не 139 книг, а в два или три раза больше.

Добавьте к этому полтора десятка статей в “Православной энциклопедии” общим объемом в половину целого тома этого издания, несколько сотен статей в периодических изданиях и в сетевых СМИ. А еще лекции в учебных заведениях — отечественных и зарубежных.

— Вы еще и автор музыкальных произведений. За них тоже платят?

— Моя музыка была написана в основном до 2008 года, но до сих пор она регулярно исполняется. Вот, например, 12 января в Доме музыки была исполнена моя “Рождественская оратория”, а 15 января в Большом зале Консерватории — “Стабат Матер” и симфония “Песнь восхождения”. За исполнение моих произведений Российское авторское общество взимает с исполнителей процент в пользу автора. Таковы правила. Если исполнители обращаются ко мне с просьбой отказаться от этого процента, я отказываюсь.

Для меня важны не гонорары, а тот миссионерский эффект, с которым связано исполнение моих произведений. Но тем не менее эта деятельность тоже приносит доход. А если вы учтете, что за последние десять лет в России и за рубежом состоялось более 250 концертов, на которых исполнялась моя музыка, то даже при самых скромных выплатах в итоге получаются приличные суммы.

— А телевизионная деятельность приносит доход?

— За участие в передаче “Церковь и мир” я ничего не получаю. А вот мои документальные фильмы иногда приносят хороший доход. Всего таких фильмов я создал около 60.
Напишите столько же книг, столько же музыки, сделайте столько же фильмов. Уверяю Вас: Вы получите не меньше.

— Но все-таки в массовом сознании существует стереотип: архиереи призывают к бедности, а сами не бедствуют. Он неверен, на Ваш взгляд?

— Мы не призываем к бедности. Мы призываем к подвижническому труду на благо ближних. Призываем жить не для себя, а для людей.

Среди наших прихожан есть и люди очень состоятельные, и очень бедные. Перед Богом все равны. Но если кому дано богатство материальное, мы призываем такого человека делиться им с бедными. А у кого есть богатство интеллектуальное или какие-то иные таланты, такой человек призывается посвящать свои таланты Богу и людям.

Чистота души человека, его нравственный труд, следование заповедям Божьим — вот что важно. А какое у него личное имущество и как он им распоряжается — это его личное дело. Господь дает каждому человеку талант, и продукты его труда могут и должны оплачиваться. Самое важное, чтобы он не зарывал талант в землю, а пускал его в оборот, как сказано в известной притче Господа Иисуса Христа. То есть чтобы своим талантом служил людям.

РИА

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)46