1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Отец Макарий (Маркиш) о «мосейцевском деле»


В Ростовском райсуде Ярославской области слушается дело об истязаниях несовершеннолетних девочек, которые жили в православной общине в селе Мосейцево. Защитником […]


Просмотров публикации 4 672

В Ростовском райсуде Ярославской области слушается дело об истязаниях несовершеннолетних девочек, которые жили в православной общине в селе Мосейцево. Защитником одной из подсудимых стал иеромонах Иваново-Вознесенской епархии Макарий (Маркиш).

На прошлой неделе мы писали о новом повороте в печально известном «мосейцевском деле» – защитником одной из подсудимых стал иеромонах Иваново-Вознесенской епархии Макарий (Маркиш). В своем интервью Елене Шакуто он рассказал подробности дела о погибшей девочке.

На скамье подсудимых по «мосейцевскому делу» – три женщины: приемная мать погибшей девочки Людмила Любимова и две ее помощницы. Кого из них вы защищаете и почему?
– Мне поступила просьба о защите со стороны мамы умершей девочки, Людмилы Любимовой. Она обратилась ко мне через свого адвоката, я ответил, что я монах, священник и нахожусь в подчинении у нашего архиерея, и такого рода запросы должны быть направлены ему. Запрос был направлен, архиерей дал резолюцию «не возражаю», и я стал защитником. Любимова обвиняется по статьям 117-й (истязание) и 156-й (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Вы были знакомы с Любимовой?
– Лично я ее не знал, но у нас были общие знакомые, разумеется, через духовенство Ивановской епархии. Здесь нас связывает личность покойного игумена Бориса Хромцова из Ярославской епархии, который скончался на территории Ивановской области. Память о нем хранится. Людмила Павловна обратилась в нашу епархию с просьбой о помощи, во многом опираясь на эту память.

Вас самого не смутило, в чем обвиняют женщин из приемной семьи в Мосейцево? Дело достаточно щекотливое, тем более для церкви.
– Я не в детском саду. Смутило или нет, надо делать дело. Есть уголовное обвинение, каждый гражданин России может просить о защите, и в процессе может участвовать общественный защитник.

Если исходить из фактов, перечисленных в обвинительном заключении, вы сами как представляете ситуацию с гибелью 13-летней Тани?
– Я могу говорить ровно о том, что было оглашено в судебном заседании. Было оглашено, что обнаружена смерть маленькой девочки. Но естественно, проблема намного глубже, она включает три круга вопросов, которые друг от друга зависят, но не сводятся один к другому. Первый – это безвременная смерть ребенка. Как она произошла? Если есть виновный в этой смерти, он должен понести наказание. Если это произошло в силу случайных причин, этот факт должен быть зафиксирован. Второй круг – семья девочки, ее окружение. Как у них протекала жизнь? Это более широкий круг вопросов. И третий круг, еще более широкий – это православный образ жизни, православное воспитание детей. Напрямую к церкви это не относится. Но относится к православному образу жизни.

Следователям Людмила Любимова рассказала, что девочка упала в подвал, а потом еще упала с печки, вот и умерла. Но криминалисты обнаружили на теле погибшей следы от порядка 30 ударов, из них 6 гематом на голове. Согласно проведенной экспертизе, ребенок не мог получить такие травмы, упав с высоты собственного роста.
– Обвинительное заключение – это некие предварительные тезисы, которые становятся достоянием общественности, когда их зачитывают в суде. Но они подлежат исследованию суда. Приведу простой пример. В материалах гособвинителей есть протокол допроса свидетеля, которого на прошлой неделе допросили в зале суда. Некий Баранов рассказывал различные истории об истязании, избиении, надругательствах над девочками. Очень серьезные, на первый взгляд, доказательства, которые были бы действительно основанием для инкриминирования различных преступлений. В ходе судебного следствия выяснилось, что информация, которую этот Баранов изложил, получена им из СМИ.

Он жил в Мосейцево?
– Ничего подобного, он житель Твери. Человек, который по виду, предположительно – подчеркнем, имеет сильные психические отклонения. В обвинительном заключении этого нет. Следователь его допросил, свою задачу выполнил, но в суде его показания были исследованы, и, в общем-то…

У него была справка о психических отклонениях?
– Нет, справок не было, но стало понятно, где их можно получить, исходя из его заявлений о том, что раньше он был монахом, а потом перестал им быть, как он выразился: «Вашего Бога не желаю больше почитать». Я цитирую по памяти, это мои воспоминания. Он долго общался с прессой в коридоре суда, все им объяснял, рассказывал. А потом, когда вышел перед судом, выяснился очень характерный результат. В этой тщательной работе суда и состоит процесс, но некоторые СМИ этого не знают, не интересуются, не понимают и не хотят понимать.

Между тем, приют в Мосейцево называли и сектой, и младостарческой общиной. Он же не имел прямого отношения к православной церкви?
– Вчера (24 марта – 1000inf.ru) этот вопрос разбирался в показаниях свидетеля Мухтарова, автора статьи. Он выступал перед судом совершенно другой. Однако, ни один представитель прессы не остался на его допросе. Когда суд решал, будет процесс открытым или же закрытым, пресса была в напряжении. А потом они разошлись, потому что это скучно. А это интереснейшая тема, важная для судебного следствия. Было досадно, конечно. Сами просили об открытом заседании, развернулись и ушли. Так вот, Мухтаров, человек незаинтересованный, сотрудник центра религиоведческих исследований. Профессия – это не значит, что он оракул. В суде выяснилось, что были некоторые пробелы в информации, которой он владеет. Он там полдня провел, не разговаривал ни с самой Любимовой, не разговаривал со служителями церкви, куда они ходили. В общем, не смог собрать исчерпывающую информацию, составить картину. И еще был выявлен крупный дефект в процессуальном оформлении его показаний. Оказалось, что следователь просто взял его статью из СМИ и внес ее протокол допроса. Чего было нельзя делать.

Но вы сами как считаете – это была православная община или секта?
– Что такое секта? Секта происходит от слова «sectare» – «отделять». Была ли отделена эта группа верующих от РПЦ? Нет. Сам Мухтаров присутствовал при богослужении, в котором участвовала Любимова и ее дети. Можно ли назвать эту семью общиной? Вопрос, далекий от прямого ответа, потому что община требует социальной интеграции. Это была семья, расширенная, где были приживальцы.

Отец Макарий, вы были в этом приюте?
– Был, уже тогда, когда возбудили уголовное дело. Я не видел детей, потому что Любимову лишили родительских прав, девочек изъяли после того, что произошло в доме. Бог даст, она будет опротестовывать это решение, может быть. Девочки маму свою помнят и любят, мы видели письма, которые они писали.

Любимова удочерила девочек в младенчестве?
– Она не просто удочерила в младенчестве, это были отказники. Дети, которых взяла Любимова и другие подобные ей люди, принимали в свои семьи детей брошенных.

Они больны?
– Да. Это были дети наркоманов, проституток, разного рода больных людей, умственно неполноценных. Конечно, все эти девочки имели и продолжают иметь некоторые серьезные проблемы со здоровьем. Некоторое отставание в развитии. Хотя мы в суде слушали показания директора школы, к которой девочки были прикреплены (они проходили домашнее обучение), она сказала, что к этим детям не было претензий. Когда я побывал в приюте, я подумал, что был бы рад, если бы мои дети (но они уже все взрослые) жили в такой обстановке.

Вы хотите сказать, у них дом – полная чаша?
– Абсолютно.

А чем занимались дети в семье Любимовой?
– Крестьянским трудом. Деревенская жизнь, как полагается крестьянским детям: и скот, и огород, и работа, и учеба, и церковь, и молитва.

В 2012 году в связи с приютом также упоминалась нехорошая история: оттуда сбежала некая Марина, страдающая олигофренией, и ее на улице подобрала ярославская семья. Женщина рассказала, что в приюте к девочкам были сексуальные домогательства, девочки рассказывали, что их возили в красивые дома к дяденькам. Как вы это прокомментируете?
– Об этом также говорили в суде. На основании этих событий защита внесла ходатайство о закрытии процесса. Судья его отклонил. Некто Онучина, корреспондент “Комсомольской правды в Ярославле”, стала публиковать дезинформацию непристойного характера о Любимовой и ее семье. Последовал судебный иск, он был удовлетворен, Онучина заплатила немалую компенсацию, после чего на публике, обращаясь к Любимовой, сказала: “Я тебя уничтожу”. И она это дело продолжает как может. Теперь такое несчастье произошло. Я слышал, как она в коридоре говорила своим коллегам: “Я знаю, что этих детей удочерили, чтобы сделать рабами”. Я думаю, что характеристика госпожи Онучиной вполне достаточная. К сожалению, не все СМИ от этой позиции дистанцируются, не все поддерживают нейтральную позицию.

В каком эмоциональном состоянии сейчас ваша подзащитная?
– Это хороший вопрос, я благодарен, что вы об этом вспомнили. Людмила Любимова и другие женщины, ее помощницы… Есть перед кем преклониться. Какую колоссальную отвагу надо иметь, чтобы выдерживать такие трудности. Удочерить этих несчастных девочек, вместо того, чтобы подумать: “Да о них государство позаботится”. Они пошли против всех течений, против этой злобы людской, против уголовного преследования и лишения родительских прав. Они не имеют злобы в себе. Я видел ту заботу, которую они оказывают не только друг другу, но и своим сокамерницам, передают иконы. Это вызывает колоссальное уважение. И эта их уверенность в божественной справедливости и людской, насколько можно на нее рассчитывать. Это просто до слез. Женщина лишилась своей семьи. Это были дети, которым она отдала всю себя. И вот – результат.
1000inf.ru

Фото: Варвара Гертье

Вы можете поаплодировать автору0