1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Ухтомский: князь, ученый, старообрядец


Князь из рода Рюриковичей, староста единоверческой церкви и активный деятель православного старообрядчества, он выбрал путь науки и создал прорывное для своего времени учение о доминанте. Алексей Алексеевич Ухтомский, несправедливо забытый современниками, безусловно, был одним из самых выдающихся ученых XX века.

Просмотров публикации 620

Рюрикович

Алексей Ухтомский

Что не говори, а родословная ко многому обязывает. Алексей Ухтомский происходил из рода царской династии Рюриковичей. Его старший брат Александр впоследствии станет архиепископом Андреем, активным церковным деятелем и миссионером, другом старообрядцев и яростным противником большевиков. На свет Алексей Ухтомский появился 25 июня 1875 года в селе Вослома Ярославской губернии. В силу занятости матери маленького Алешу отдали на воспитание сестре матери Анне, ставшей, по словам будущего ученого, его «главной спутницей» вплоть до кончины самой тети в 1898 году.

С братом Александром Алексей был очень близок, внимательно прислушивался к мнению старшего сродника и в детстве всюду следовал за ним. Встреча во время путешествия по Волге на теплоходе с праведным Иоанном Кронштадским сильно повлияла на братьев и в тот момент оба они решили посвятить себя Богу. Александр Ухтомский, непримиримый борец по жизни, в своем упорстве дошел до заветной цели, приняв монашеский постриг. Можно сказать, что и Алексей шел этим путем… но иначе. Постригшись в «монастырь философии», затворившись в келье науки, русский ученый служил Богу в миру, но жил как монах, скромно, в одиночестве, в праведных трудах.

Ученье – свет

Отец Ухтомского, отставной военный Алексей Николаевич, настоял, чтобы в 1888 сын поступил в Нижегородский кадетский корпус. Именно здесь и раскрывается подлинная тяга будущего ученого к естественным наукам, раскрытая трудами профессора Ивана Долбни, получившего от благодарного ученика доброе прозвище «учитель мысли». Несмотря на то, что Долбня был математиком, широкий кругозор преподавателя взрастил в Алексее Ухтомском интерес к философии, психологии и литературе. Аристотель, Декарт, Гегель, Ницше и Кант раскрывали в Ухтомском мыслителя. Родной брат и «учитель мысли» подвигли Алексея в 1894 году поступить в Московскую духовную академию. Сам ученый вспоминал академические годы как одни из самых счастливых, ведь именно здесь пытливый ум насыщался глубокими знаниями о Боге и получал питательную пищу для размышлений, а также закладывались мировоззренческие основы взглядов Ухтомского.

Алексей защитил диссертацию на тему «Космологические доказательства Бытия Божия». Каждый человек уникален, его мозг имеет безграничные возможности… Это слова западного бизнес-тренера? Нет, это теория, которую гораздо раньше открыл Алексей Ухтомский, доказал впоследствии научно, да еще и с точки зрения Бога. Ученого беспокоили нравственные причины поведения людей, он пытался понять, что есть грех с точки зрения физиологии, процессов, происходящих в человеке и видимых «глазом немощной науки». Почему одни люди поступают так, а другие иначе? Эти вопросы стали ключевыми в изысканиях Алексея Ухтомского, и в поисках ответов на них в течение всей жизни ученый добился потрясающих результатов.

Выпускник семинарии отказывается от открывшейся после окончания учебы церковной карьеры и принимает решение посвятить себя науке. Однако это вовсе не означало разрыва с религиозной жизнью – напротив, ищущий глубины, Ухтомский приобщается к православному старообрядчеству – единоверию, памятуя о тесной связи своего рода с древнерусской церковной традицией. Вослома, родовое село князя, было издавна населено старообрядцами Филипповского согласия, и их верность религиозным убеждениям, благочестие, кротость и мерность не могли не производить на Алексея Алексеевича доброго впечатления.

Православный старообрядец

Начало XX века кипело, как котел неотвратимых перемен, и новое в жизни России касалось и жизни церковной. В 1912 году в Санкт-Петербурге состоялся I Всероссийский съезд православных старообрядцев (единоверцев). Князь Алексей Ухтомский, к тому времени защитивший магистерскую диссертацию по теме «О зависимости кортикальных двигательных эффектов от побочных центральных влияний», где впервые выразил принцип доминанты, стал одним из членов исторической встречи, поистине, по масштабу, числу участников и их званиям претендовавший на целый Собор. Ухтомский выступал с докладом о церковном пении, однако, как и подобает великому человеку, охватывал более широкие вопросы церковной жизни.

«Именно в родной церковной обстановке должны коваться молитвенные кадры, создающие в храме необходимую для верующих атмосферу, а никак не в консерваториях и на концертных площадках»

Алексей Алексеевич говорил о невозможности разрыва обучения знаменному пению без клироса. Именно «в родной церковной обстановке» должны коваться молитвенные кадры, создающие в храме необходимую для верующих атмосферу, а никак не в консерваториях и на концертных площадках. Радея за сохранение святоотеческого Предания, Ухтомский утверждал, что исполнение устава церковного есть насущное дело и послушание, в которых кроется могучая духовная сила:

«Церковный устав создан не кем-нибудь, а поколениями христианских подвижников, великими церковными художниками и творцами на протяжении веков, начиная с апостольских времен. Здесь говорит нам не единоличная мудрость и не случайное вдохновение отдельного человека… но говорит Церковь за несколько веков своего бытия».

Второй единоверческий съезд также стал местом активной деятельности Алексея Ухтомского, и среди других кандидатов на Поместном Соборе Русской Церкви 1917-1918 годов он даже рассматривался как кандидат в единоверческие епископы. В ставшей ему родной Никольской церкви в Санкт-Петербурге Ухтомский был избран старостой, коим и был вплоть до своей кончины.

«Доминанта души – внимание духу»

С 1911 года Алексей Ухтомский на практике реализует давние чаяния о желании разобраться в душе человеческой в естественнонаучной плоскости. Открытый ученым принцип доминанты являл собой теорию, согласно которой объяснял поведение и психические процессы человека. Название было взято, по признанию самого Ухтомского, у Рихарда Авенариуса из его книги «Критика чистого опыта». А вот как толковал ученый новый закон:

«Доминанта… более или менее устойчивый очаг повышенной возбудимости центров, чем бы он ни был вызван, причем вновь приходящие в центр возбуждения сигналы служат усилению… возбуждения в очаге, тогда как в прочей центральной нервной системе широко разлиты явления торможения»

«Поведение человека, образ мысли, поступки можно моделировать, и бытие человека – это не процесс механического проживания, но труд, усилие, результатом которого могли бы стать смена убеждений и перемена ума»

Иными словами, доминанта есть временно господствующий в центральной нервной системе очаг возбуждения, создающий скрытую готовность организма к определенной деятельности при торможении других рефлекторных актов. Ухтомский считал, что поведение человека, образ мысли, поступки можно моделировать, и бытие человека он рассматривал не как процесс механического проживания, довольствуясь наследственностью воспитанием, но как труд, усилие, результатом которого могли бы стать смена убеждений и… перемена ума! Фактически ученый князь говорил именно об этом, он действовал на стыке православной веры и светской науки и лишь раскрывал, описывал понятным человеку языком принципы устройства нервной системы.

«Каковы доминанты человека, таков и его интегральный образ мира, а каков интегральный образ мира, таково поведение, таковы счастие и несчастие, таково и лицо его для других людей» – эти слова академика как калька с евангельских «Если око твое будет чисто, то и все тело будет светло» (Мф. 6, 22).

Очень схожими были слова Ухтомского о «законе заслуженного собеседника»:

«Каждый видит в мире и людях то, чего искал и чего заслужил. И каждому мир и люди поворачиваются так, как он того заслужил».

Ухтомский считал, что доминанта – это не отдельное явление, но комплекс процессов, происходящих в организме человека: в мышцах, сосудах, секреторной работе. Добродетель или грех, проникшие в человека, безусловно, отражаются на всем внешнем облике и внутренних процессах, на здоровье и физическом состоянии, настроении. Выводы Ухтомского свидетельствовали о том, что доминанты человека оказывали влияние и на науку, будучи прежде всего субъективным восприятием конкретных исследователей. В конечно счете князь говорил о цельности бытия, подтверждаемой доминантой, когда христианская вера и наука должны действовать сообща, не в противоречии:

«Два пути… мысли известны мне и современному мне человечеству…: первый… – путь христианской и святоотеческой философии; второй – в науке, который есть метод по преимуществу».

Монах в миру

Именно так говорил о себе сам Алексей Ухтомский. Одной из важных мыслей, продвигаемых ученым и в своих исследованиях, и в лекциях студентам, был завет Любви Христовой. Служить другим, научиться ставить себя на место другого человека, понимать его, руководствоваться в общении, отношении и поступках принципом взаимного уважения. Алексей Алексеевич пережил революцию, гражданскую войну, арест за религиозную пропаганду, угрозу расстрела. Талантливейший среди русских людей своего времени, он был очень скромен, несмотря на высокую мысль и широкий кругозор. В заключении на Лубянке Ухтомский читал сокамерникам лекции по физиологии. Князь владел семью языками, писал иконы, играл на скрипке. В 1935 году стал действительным членом Академии наук СССР. В 1941 году встретил блокаду в Ленинграде, отказавшись от эвакуации. Ученый руководил исследованиями по травматическому шоку, так нужными полевой медицине в условиях тяжелых боевых действий. Алексей Алексеевич сильно заболел, у него был диагностирован рак пищевода, на левой ступне обнаружена гангрена. Раб Божий Алексей был найден мертвым в своей квартире 31 августа 1942 года со скрещенными на груди руками и зажатой в них Псалтырью.

Психология XXI века, по мнению современников Ухтомского, неизбежно должна основываться на принципах доминанты, заложенных ученым. Его способность смотреть в будущее, опережающая современность, потрясала. Вместе с тем Алексей Алексеевич воодушевлял людей вокруг духом Любви и Свободы, переводя вечные истины на язык времени. Он был идеалистом, не стеснялся этого и уверял, что высота внутренней планки есть необходимый залог роста человека. Именно уровень его идеалов будет формировать полноценную и наполненную жизнь, за которую в итоге не будет «мучительно больно».

Алексей Алексеевич Ухтомский, для многих до сих пор не открытый, был тем ученым, который при всей масштабности своей научной фигуры оставался верным Богу и, более того, ставил Творца в центр собственной жизни.

Похожие статьи