Этот фильм был снят незадолго до смерти Патриарха Алексия II (Ридигера). В частности, его Святейшество рассказывает в конце фильма о том, было ли сослужение с католиками в Соборе Парижской Богоматери.