1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Последний путь матушки Серафимы (Сулимовой)


Образы новомучеников и исповедников Российских ассоциируются прежде всего с мужчинами-христианами. Однако среди святых ХХ века было немало женщин. Верные Христу монахини и мирянки, дворянки и крестьянки без страха шли на муки и смерть за веру. 15 сентября исполнилось 100 лет со дня трагической кончины преподобномученицы Серафимы (Сулимовой), ставшей одной из первых жертв «красного террора».

Просмотров публикации 561

Купеческая дочка

Будущая святая родилась в 1858 году в городе Устюжне Новгородской губернии в семье купца Николая и Ольги Сулимовых. Елизавета была одной из шести детей.

О монашестве девочка мечтала с детства. Тем более что перед глазами были достойные примеры: родной брат Евгений и сестра Наталья приняли постриг.

Повзрослев и получив на этот путь благословение родителей, она поступила в число послушниц Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря. Имея хороший голос, выполняла послушание регента. Ее певческий дар отметил отец Иоанн Кронштадский.

Чудо мученика Вонифатия

Вскоре девушку вместе с сестрой-монахиней направили в Санкт-Петербург на подворье Леушинского монастыря. Там с Елизаветой случилось настоящее чудо: юная послушница исцелилась от многолетней мучительной болезни.

Однажды за считанные дни на правой руке у нее выросла большая опухоль, которая очень болела и мешала работе регента. Это очень смущало девушку, что сказывалось на пении: она сбивалась и не могла сосредоточиться. Чтобы сестры-клирошанки не видели досадного уродства, Елизавета сделала дополнительный нарукавник. С этой болезнью Лиза промучилась несколько лет.

Как-то в одну из зим нарост увеличился. Удрученная Елизавета отправилась на клирос. Нужно было готовиться к вечерней службе, на которой 18 декабря (по старому стилю) поминался святой мученик Вонифатий. Когда хор запел тропарь святому, девушку осенило: не попросить ли у него исцеления? Ведь он так близок Богу. От этой мысли на душе стало легко и радостно. Машинально она коснулась нароста на руке и, потрясенная, не увидела никакой опухоли: рука была абсолютно здорова.

– Сестры, посмотрите на мою руку! – воскликнула девушка.

Певчие радовались и прославляли Бога, «дивного во святых Своих». Больше мучительная болезнь никогда не возвращалась. Отныне благодарная инокиня всегда с особой любовью чтила этого святого и постоянно обращалась к нему в своих скорбях.

А сам факт чудесного исцеления по молитве святого был зафиксирован очевидцами и опубликован в «Новгородских епархиальных ведомостях» в 1916 году.

Во главе новой обители

В 20 км от знаменитой Кирилло-Белозерской обители был построен Ферапонтов монастырь. Его основал друг преподобного Кирилла отец Ферапонт. Антицерковные реформы Екатерины II в ХIX веке упразднили обитель до небольшого приходского храма. И лишь незадолго до революции в начале двадцатого столетия монастырю был возвращен его статус.

В 1901 году Елизавета принимает постриг с именем Серафима. Спустя пять лет ее назначают настоятельницей открывшегося Ферапонтова монастыря.

Современники матушки вспоминают годы ее игуменства с теплотой: мать Серафима была и требовательна, и ласкова. Проявила и талант организатора в восстановлении женской обители.

В те годы по благословению игуменьи Серафимы при обители стали действовать девичьи рукодельные классы, и вскоре была открыта церковно-приходская школа для девочек. Причем содержание школы целиком взяла на себя обитель. Труды игуменьи высоко ценил правящий архиерей Новгородской епархии Арсений (Стадницкий).

Первые гонения

…Революция принесла смуту и голод. Свои «официальные» грабежи обители местная советская власть устраивала не раз. Неоднократно изымала у монастыря хлеб, скот, инвентарь, земельные наделы. В итоге из продовольствия насельникам обители оставляли минимум пропитания: по 2,5 кг продуктов на человека в месяц. Мало того – монахинь обвиняли в том, что они «умышленно укрывали от властей хлеб и гноили его».

В январе 1918 года вышел указ об отделении Церкви от государства и описи церковного имущества, которое по закону должно быть отдано новой власти. Опись была произведена приходским советом. Но в начале мая 1918 года приехала группа лиц, которые потребовали у игуменьи повторной описи. Согласно правилам, без решения приходского совета эта процедура незаконна, что вызвало негодование у крестьян: они стали гнать непрошеных гостей. Мать Серафима старалась успокоить разбушевавшуюся толпу, объяснив, что еще одной описи не будет, и гости получат лишь копию с описи, сделанной ранее. Но крестьяне уже пустили в ход кулаки. Одного из визитеров схватили и поволокли, трое спаслись бегством. В это время из храма вышел монастырский священник Иоанн Иванов и предотвратил самосуд.

Чекисты после произошедшего заявили, что подверглись избиениям толпы по… «наущению священника Иоанна, который настраивал крестьян против советской власти».

На смерть как на брачный пир

Кляуза стала поводом для ареста и расправы над игуменьей и духовенством.

15 сентября узников повели по берегу Сиверского озера. Обреченные на смерть шли с молитвой.

– А вот и наша Голгофа, – тихо сказал будущий святитель, епископ Кирилловский Варсонофий, придя к месту расстрела.

Матушка Серафима побледнела.

– Матушка, не унывай. Ты верующий человек, и нам надо смерть встретить с радостью, как долгожданный брачный пир. Пройдет время, и нам позавидуют.

Один из обреченных стал с гневом осуждать своих палачей, но святитель остановил его, заметив, что перед смертью христианину подобает, как и Спасителю, всех простить.

«Простите меня, окаянную».

У матушки Серафимы за годы иночества сложилось свое правило: каждый вечер в монастыре, положив перед сестрами земной поклон, просить прощения: «Простите меня, окаянную». С этими же словами она обратилась и к красноармейцам. Но тем послышалось, что она не себя, а их назвала окаянными. В ярости они застрелили ее первой. Во время расстрела владыка читал отходную, воздев руки.

– Опусти руки! – закричали большевики.

– Я закончил, кончайте и вы, – спокойно произнес последние слова епископ, повернулся лицом к обители и благословил ее. Его расстреляли.

Почитание

Несколько дней убийцы не разрешали местным жителям похоронить исповедников. Даже устраивали ночные засады, чтобы разогнать верующих, которые хотели тайком от преступников забрать тела.

Православные новгородцы отныне стали чтить замученных монахов как святых, приходя на место их гибели, молясь им и проявляя заботу об их могилах.

В 60-ые годы безбожные местные власти, видя, что, несмотря на все запреты и антирелигиозную пропаганду, до сих пор продолжается почитание мучеников, на могилах исповедников построили свинарник и другие хозяйственные сооружения.

В 1998 году в декабре на месте расстрела был установлен поклонный крест.

А в 2000 году Священный Синод канонизировал Серафиму (Сулимову) в лике преподобномучениц. Ежегодно Церковь чтит ее память 15 сентября и в день памяти Новомучеников и Исповедников Российских.

Похожие статьи