1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Что нам нужно знать о буддизме?


Многих жителей Новосибирска заинтересовало недавнее известие: 6 июня в Нижней Ельцовке открылся первый в Новосибирске буддийский храм Сахюусан дуган. Для многих […]

Просмотров публикации 6 088

Многих жителей Новосибирска заинтересовало недавнее известие: 6 июня в Нижней Ельцовке открылся первый в Новосибирске буддийский храм Сахюусан дуган. Для многих это «весть из космоса», рассказ об открытии центра по подготовке полетов на Марс. Кто-то, конечно, что-то знает о буддистах, жителях далекого юга: даже, наверное, видел в Таиланде монахов в оранжевых одеяниях. Но что они делают тут, в Новосибирске?

На самом деле история буддизма насчитывает уже тысячелетия, и в России она также исчисляется многими столетиями.

Буддизм возник на территории Индии и Непала в стародавние времена (существуют разные датировки времени жизни основателя учения – Будды Шакьямуни) и стал активно распространятся с воцарением индийского правителя империи Мауриев – Ашоки (правил с 273 по 232 гг. до Р.Х.). Суть этого учения заключалась в том, что его основатель – Сиддхартха Гаутама – нашел путь спасения от старости, болезней и смерти, испытав «просветление». С момента «озарения» Сиддхартха стал называть себя «буддой» (в переводе с санскрита «пробудившийся») и под этим именем вошел в историю. Буддизм так и растворился бы в безбрежном океане индийских мистических учений, если бы его основатель не порвал с кастовой системой древней Индии и не основал принципиально новой организации (сангхи) своих последователей, монахов в желтых одеяниях, которые основной своей целью сделали распространение нового учения, фактически обожествив своего учителя. А царь Ашока, став буддистом-«мирянином» (упасакой), приложил организационные усилия для институционального и миссионерского укрепления этого учения.

Когда православные христиане сравнивают буддизм с христианством, с одной стороны они видят что-то общее (стремление к спасению, учение о борьбе со страстями). Но при внимательном взгляде учение Будды представляется чем-то совершенно противоположным Евангелию Христову. 

Иисус Христос молился Богу, Отцу Небесному, и научил этой молитве своих учеников. Будда Шакьямуни отверг учение индийских брахманов о Личном Боге как бесполезное для спасения.

Христос учил о любви к Богу и ближним как высшей заповеди. Будда учил об отрешении от всех чувств и разрешил своим последователям только сострадание, потому что весь мир испытывает страдание.

Христос учил о жизни вечной. Будда учил о том, что избавление от страданий лежит в нирване (угасании) — полном отрешении от бытия.

Спасение в Евангелии — это дар благодати Божией. Спасение в первоначальном буддизме достигается только личными усилиями: «Я называю брахманом того, кто, как луна без пятен, чист, безмятежен, невзволнован, у кого угасла радость существования… Я называю брахманом того, кто здесь, отказавшись от страсти, бездомный, бродит вокруг, в ком угасло желание существовать» (Дхаммапада 413, 415).

«Христианство зовет к вечной жизни — буддизм устремляет к вечной смерти»

Одним словом, если христианство — это радостная вера, то буддизм – вечное сомнение (Честертон), если христианство зовет к вечной жизни, то буддизм устремляет к вечной смерти.

Но миллионам последователей Будды в этом могильном успокоении виделся выход из бесконечной череды круговращений сансары (переселения душ), дурного круговорота страданий. Кроме того, буддийское.учение было небывало демократичным— оно порывало с жесткой сословностью индийского общества и было верой для всех: богатых и бедняков, царей и крестьян, мужчин и женщин (хотя женщин сам Будда не жаловал: женщина порождает жизнь, а потому особенно опасна для того, кто с жизнью решил расстаться).

Будда как человек был очень практичен: он создал крепкий монашеский орден (сангху), заботился о ее укреплении и призвал многочисленных последователей из «мирян», не вступивших в орден, поддерживать общину деньгами и пожертвованиями, соблюдая только пять нравственных заповедей в надежде в следующем воплощении стать монахом ордена и достичь нирваны.

Фактически обожествив Будду после его смерти, члены его общины создали новую мировую религию, которая распространялась в странах Азии и охватила огромные территории. Современный буддизм делят на Махаяну («великую колесницу»), к которой относятся тибетские и дальневосточные школы, и Тхераваду («учение старейших») — единственную сохранившуюся школу раннего буддизма (Шри-Ланка). Последователи тхеравады стремятся к личному освобождению.

Главной особенностью махаянской традиции является учение о бодхисаттве — существе, который дал обет отказаться от индивидуального достижения нирваны до тех пор, пока он не поможет всем существам освободиться от страданий. Бодхисаттва становится богом для всех остальных существ, помогая им найти путь в колесе кармы.

Целью махаянских школ, в отличие от школ хинаяны, является не достижение нирваны, а полное и окончательное просветление. Основной религиозной практикой махаянских школ считается медитация, почитанию различных будд и бодхисаттв в махаяне отводится второстепенная роль.

Для махаянских школ Будда считается не просто исторической личностью, а «истинной природой всех дхарм». Ещё одним отличием махаяны от хинаяны стало меньшее значение монашества. Последователю в махаяне необязательно постригаться в монахи, чтобы реализовать свою природу Будды. Некоторые тексты также указывают, что ряд мирян обрели «более высокие уровни духовного постижения, чем большинство монахов».

Одним из способов деления махаяны является её деление на тибето-монгольскую махаяну, главными в которой считаются тексты на тибетском языке, и дальневосточную махаяну, опирающуюся по большей части на тексты на китайском языке.

Храм, открытый в Новосибирске, относится к буддизму тибето-монгольской традиции, распространенному у нас в Бурятии, Тыве, Калмыкии и других регионах. До революции власти Российской империи в целях укрепления государства оказывали покровительство буддизму среди инородческого населения. Ламы были приравнены к священникам, временами в ряде регионов даже запрещалась деятельность православных миссионеров среди буддистов. Первый буддийский храм в столицах империи был построен в Санкт-Петербурге в 1915 году. После 1990 года в Бурятии, Калмыкии, Туве, Санкт-Петербурге восстанавливаются уцелевшие буддийские храмы и открываются новые, при монастырях создаются учебные заведения, приглашаются тибетские учителя.

Буддизм становится популярным у постсоветской интеллигенции и молодежи поколения 90-х. Но в основном не в традиционной форме, а в форме lite-дзен-буддизма как форме мировоззренческого нигилизма. Его последователи, как правило, не утруждают себя многочасовыми духовными практиками и воздержанием, а «заряжают себя» японскими коанами (рассказами о монахах) и чтением книжек Пелевина. Любят еще передавать друг дружке в соцсетях высказывания Далай-Ламы XIV, в которых он обличает вещизм и другие противоречия западной цивилизации и предстает интересным дедушкой, житейскую мудрость которого неплохо бывает послушать на досуге.

Некоторые обряды тибетского буддизма иногда привлекают внимание публики, например, изготовление из цветного песка модели мироздания – мандалы. Монахи тщательно выстраивают традиционное изображение, а потом… разрушают его.  Разрушение мандалы подчеркивает идею о непостоянстве всего сущего. Ритуал разрушения — это возможность задуматься о бренности бытия. Монахи призывают светлых божеств, пребывавших в песочной мандале, вернуться в свои небесные обители. Оставшийся песок после этого раздают как магический талисман.

Некоторые любопытствующие посещают дацаны (буддийские храмовые комплексы), где крутят молитвенные барабаны и тем самым принимают участие в магических ритуалах, которых очень много в тибетском буддизме. До основной массы традиционных буддистов-мирян сущность учения Будды Шакьямуни почти не доходит: они довольствуются бытовой магией и ритуалами. Суть учения доступна монахам, которые становятся посредниками и властителями душ. В средневековом Тибете ламы создали суровое государство, построенное на эксплуатации крестьян и  рабовладении. Это государство было разрушено с приходом КНР, нынешний Далай-Лама XIV оказался в изгнании, а правительство КНР ревниво следит, чтобы его не принимали в других странах как главу непризнанного правительства.

Среди симпатизирующих буддизму распространяются многочисленные мифы об особой возвышенности буддийского учения, миролюбии и веротерпимости буддизма. Реальная историческая правда далека от этих радужных картинок. Войны между различными направлениями буддизма велись в Китае и Японии. А сравнительно недавно буддийское большинство Шри-Ланки окончательно военным путем подавило тамильское повстанческое движение (правда и само тамильское движение отнюдь не отличалось травоядностью). Как видим, вокруг буддизма витает ореол мифологии, оказывающийся не столь радужным при ближайшем рассмотрении. Впрочем, на всех делах человечества в истории лежит печать зла и греха. Поэтому не стоит рассматривать эти примеры как проявления сущности буддийского учения.

Сущность буддийского учения, как уже выше объяснялось, вполне противоположна учению Христову, а потому православным христианам не следует даже понарошку участвовать в буддийских ритуалах. Послушаем лучше апостола Павла: «Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить [в них]; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас». (2 Кор. 6, 15-17). Да, апостол Павел не толерантен. Но веротерпимость и толерантность — разные вещи. Если верующие буддисты хотят соблюдать и сохранять свои традиции в России, они имеют для этого возможность. Нас это должно побуждать еще усерднее укрепляться в вере Христовой, вере Православной, а колеблющимся и сомневающимся терпеливо объяснять, что путь ко спасению возможен только во Христе, Который есть «Путь и Истина и Жизнь» (Ин. 14, 6).