1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Православие в Армении. Современность


Много ли в Армении православных храмов? Кто составляет их основную паству? Как православное духовенство уживается с клириками Армянской Апостольской Церкви, к которой себя относит большинство жителей Армении? Об этом нам удалось побеседовать с протоиереем Арсением Григорянцем – настоятелем Покровского храма города Еревана и благочинным патриарших приходов в Армении.


Просмотров публикации 607

Много ли сегодня в Армении православных храмов? Когда они здесь появились? Кто составляет их основную паству? Как православное духовенство уживается с клириками Армянской Апостольской Церкви, к которой себя относит большинство жителей Армении? Какие вопросы в основном волнуют православных армян? Об этом и многом другом нашим читателям рассказал протоиерей Арсений Григорянц – настоятель Покровского храма города Еревана и благочинный патриарших приходов в Армении.

С отцом Арсением мы встретились в центре Еревана, откуда он подвозил домой своих прихожан, и поехали в старейший в городе православный храм. Уже по дороге отец Арсений начал свой рассказ. Позже, в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы, его настоятель показал нам уникальные иконы, поделился историей прихода и планами на будущее.

– Отец Арсений, первый православный храм, который я увидел в Армении, находится по дороге от аэропорта Звартноц к центру Еревана. Водитель такси не сумел припомнить, кому он посвящён, но сказал нам, что этот храм постоянно закрыт, так как в него никто не ходит. Но почему?

– Вы говорите о Крестовоздвиженском храме. Это неправда, что храм постоянно закрыт. Каждое воскресенье там совершается Божественная литургия. Пока не совершается всенощное бдение. Хотя там не очень удобное место ни подойти, ни подъехать.

– Зачем же тогда его построили именно там? Власти выделили неудобное место?

– Долгая эпопея с выделением места закончилась безальтернативным предоставлением этого не очень удобного варианта. В то время как  место, выделенное под кафедральный собор Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) в Москве, гораздо более удачное и на порядок превосходит ереванский ответ по всем параметрам.

Ситуация двоякая: с одной стороны храм далеко от центра, добираться до него неудобно, с другой – все прилетающие в Ереван обязательно видят его, заезжая в город. Место хорошо для представительских и символических целей, но неудачно для простых прихожан. Храм получился изящным и красивым, хорошо вписался в ландшафт, но все же маловат и расположен далеко и неудобно для кафедрального собора, поэтому он останется приходским храмом.

– Отец Арсений, а сколько в Армении православных храмов вообще?

– Смотря как считать. Есть храмы, которые разрушены. Есть древние православные храмы, переданные в ведение Армянской Апостольской Церкви. Есть храмы, где прихода нет. Если мы будем считать только те храмы, где регулярно совершаются богослужения, то в Армении 8 православных храмов, относящихся канонически к Русской Православной Церкви и 5 официально зарегистрированных православных общин.

На 8 действующих храмов у нас 4 священника. Недавно появился ещё один батюшка. Но он останется служить на севере – в Ванадзоре и Гюмри. Получается 5 священников всего. И один диакон.

Один из наших священников, отец Владимир, духовник женского подворья монастыря и служит в основном там. При монастырском подворье  есть своя домовая церковь.

Отец Владимир самый старший из священников. Все священники состоят в штате Покровского храма. Центр находится здесь. Отсюда мы ездим служить.

– А храмы Грузинской Православной Церкви в Армении есть?

– Грузинских храмов как таковых нет. Есть один храм грузинского подчинения. Там русский батюшка, служит на церковно-славянском. Подчиняется грузинскому патриарху. Служат с трудом.  Прихожан мало.

– Ваши прихожане, вероятно, в основном относятся к русской диаспоре в Армении или туристы?

– Отнюдь. 80% это местные православные армяне. Остальные – это те, кто трудится или служит в Армении, а также небольшая часть этнических славян, давно живущих в Армении. Их около 20%. В основном приход состоит из православных армян. Духовенство и монашествующие также практически все этнические армяне.

– А туристы всё же бывают на богослужениях?

– Да, особенно когда начинается сезон. Много священников приезжает с туристическими группами. Недавно приезжал иеродьякон из Троице-Сергиевой Лавры. Вместе служим. В основном это паломнические группы, путешествующие по Грузии и Армении.

– Я почему-то думал, что среди ваших прихожан много местных русских.

– Нет. Количество прихожан я считаю по тем, кто соборуется великим постом и более-менее регулярно посещает богослужения. Местные жители из русской диаспоры массово приходят, но по большим праздникам. Пасха, Крещение, Рождество Христово…

Приходите на большой праздник, и вы увидите много славянских лиц, а также украинцев, греков, грузин. А в обычный воскресный день в основном приходят армяне.  Среди сестер подворья только две из восьми этнические русские. Отношение числа этнических славян к армянам среди прихожан, хора, духовенства и монашествующих примерно 1 к 4. В хоре только одна русская женщина, все остальные  армяне.

– Батюшка, расскажите о местных православных святынях. Как я понимаю, это Хор Вирап, где держали в узах Григория Просветителя и всё то, что сконцентрировано в Эчмиадзине?

– В Эчмиадзине это как минимум три храма: святых мучениц Гаяне, Рипсиме и Шогакат, с мощами мучениц в каждом. Ну и сам Эчмиадзин. Место сошествия Единородного в центре эчмиадзинского храма, сокровищница, частица Ноева Ковчега, частица Святого Креста, Копие. Среди нескольких преданий о месте, где находится Святое Копие, по видимому наболее древнее утверждает, что оно в Армении. Ещё вы забыли упомянуть Гегард – монастырь Копия, где оно хранилось до перемещения в сокровищницу Эчмиадзина.

– В сокровищнице Эчмиадзина есть еще мощи Григория Просветителя. Нам их не показали, но сказали, что есть мощевик в виде десницы.

– Там несколько таких мощевиков, в виде десницы. По утверждению хранителей музея  там есть и мощи пророка Иоанна Предтечи и других почитаемых древних святых.

– А мощи апостолов Фаддея и Варфоломея?

– Да, их мощи передали Армянской Апостольской Церкви католики. Вообще это тонкий вопрос, в котором необходимо существование достоверного православного предания… Насчет мощей мучениц Римсимии, Гаянии и Шогакат – тут никаких сомнений нет. Мы всегда ходим к ним на поклонение.

Десница, про которую вы упомянули, используется при мироварении, совершаемом  раз в 7 лет армянским католикосом. Торжественный обряд. Приезжает много людей. Обязательно этой десницей, Святым Крестом и Копием осеняют миро, поочерёдно погружая их в него.

– К мощам преподобного Месропа Маштоца ездят православные паломники?

– В основном нет, мало кто успевает. Они ездят в Эчмиадзин, Хор Вирап, Гегард, Ереван. Ошакан редко попадает в туристические маршруты. Кроме того, на севере в горах у нас есть удивительные развалины древних православных храмов.  Живописные места. Видно, что храмы именно православные – низкая солея, ступени спереди, три окна в апсиде, росписи. Туда тоже редко кто доезжает.

– Расскажите про ваши отношения с Армянской Апостольской Церковью.

– Честно говоря, можно сказать, что отношений  почти нет. Нам негде пересекаться. Паства  не пересекается. Праздники не совпадают. Так что общаемся редко и мимолётом.

– А богословские конференции, торжества?

– Богословский диалог ведут богословы из Москвы. Правда, как нам известно, каких-либо результатов с начала нулевых нет, и диалог перешел в русло совместных социальных проектов.

– Возможно, вы встречаетесь на общих мероприятиях?

– Есть памятник русским воинам, освобождавшим Эчмиадзин. Он в Ошакане. Захоронение 1138 воинов. Раз в год мы там встречаемся.  Мы открываем поминовение литиёй. Они завершают своим молитвословием. На приемах встречаемся периодически.

Дело в том, что я этнический армянин, наши священники и дьяконы армяне. Сам этот факт затрудняет общение. Потому что в армянском сознании Церковь – явление национальное. Армянин должен принадлежать Армянской Церкви, а русский – Русской. Многие весьма удивляются, когда узнают, что в Русской Церкви вместе молятся около двухсот национальностей и народностей.

– Но ведь тогда, получается, что исключается возможность проповеди среди других народов? Для Армянской Церкви не характерна миссия?

– Да. Это действительно так. Для Армянской Церкви не характерна миссия.

– То есть армянские священники занимаются окормлением своей паствы и не проповедуют среди других народов? А как же евангельское: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа»?

– Не проповедуют. Более того, нет такого явления как армянский священник неармянин.  У них есть формула: одна вера, один народ, одно государство. Миссия Армянской церкви сегодня – сохранение армянской нации, армянской духовно-культурно-исторической традиции. Логика отсутствия миссии среди других народов проста: Евангелие уже проповедано по всему миру и каждый народ имеет своих проповедников. Проста, но неприемлема для православного человека.

– Отец Арсений, расскажите о вашем храме. Когда Покровский храм был построен?

– Храму больше ста лет. Воздвигли его в 1912-1916. Великое освещение, после осквернения в советский период, мы торжественно совершали совсем недавно, когда столетие отмечали.

Этот храм построен по типовому проекту войсковых храмов, выполненному архитектором Ф. М. Вержбицким. В 1901 году император Николай II одобрил и утвердил этот проект. И началось строительство типовых войсковых храмов. Их насчитывается 66 на просторах бывшей империи. Храм не высокий, но очень вместительный. Проект предусматривал строительство именно недорогих вместительных храмов для воинов. В Армении таких храма два.

В большевистский период в нашем храме был склад, потом клуб, потом кинотеатр. Наверху была киноаппаратная.

– Я вижу в иконостасе храма две интересные групповые иконы. Таких раньше не видел.

– Да, это наша задумка. Символически изображены Русская и Армянская Православные Церкви.

На первой иконе Божья Матерь в окружении святых Земли Русской.  В этом образе представлена вся история Руси от крещения страны до  наших дней. Эпоху Крещения Руси олицетворяют святые равноапостольные Владимир и Ольга, эпоху монголо-татарского ига – святитель Алексий Московский и святой благоверный князь Димитрий Донской, эпоху смутного времени – Священномученик Гермоген, эпоху великой смуты начала XX века – святитель Тихон, патриарх Московский и преподобномученица Елизавета Федоровна. Благодатное древо русского монашества представлено преподобными Сергием Радонежским, Серафимом Саровским и Амвросием Оптинским.

На второй иконе – Спаситель и те православные святые, которые имеют отношение к земле Армянской. Это праведный Ной, сошедший после потопа на горе Арарат, апослолы, проповедавшие в Армении – святые Фаддей и Варфоломей, священномученик Григорий, просветитель Великой Армении, мученицы Рипсимия и Гаяния. Здесь же равноапостольная Нина, просветительница Грузии, пришедшая в Закавказье в числе дев-рипсимианок, а после направившаяся с проповедью в Грузию. Святитель Иоанн Златоуст, который был сослан в Малую Армению и через тра года преставился в Понтийских Команах по дороге в ссылку в Абхазию, преподобный Иаков, епископ Низибийский и преподобный Евфимий Великий.

– Отец Арсений, подождите, но ведь Команы в Абхазии? Я там бывал. Там показывают это место и гроб святителя Иоанна Златоуста. И глава святого Иоанна Предтечи хранилась где-то у них.

– Абхазы любят это дело… У них тоже есть Команы и они уверены, что святитель Иоанн дошёл туда. Но нет. Он умер в Команах исторической Малой Армении.

Есть масса подобных разночтений, например, в ситуации с главой святого Иоанна Предтечи… Согласно преданию ААЦ на территории современного Арцаха (Карабаха), в монастыре Гандзасар, под спудом хранится глава Иоанна Крестителя (возможно ее часть). Но есть масса преданий о месте современного нахождения главы Предтечи.

– А где находились Понтийские Команы?

– Это территория Малой Армении – историческая провинция Византийской империи – Вторая Армения… Около современного селения Гюменек, которое сейчас находится на территории Турции. Противники Иоанна Златоуста решили его из Малой Армении отправить в дальнейшую ссылку в абхазскую Пицунду. Святитель двигался в трудных горных местах Малой Армении и там же преставился, так и не добравшись до Абхазии.

– Ещё по поводу этих икон спрошу. Вернее про ту, что изображает армянских святых. Где же преподобный Месроп Маштоц? Он ведь жил до Халкидонского собора и в любом случае является святым общим. И для Армении он так важен. Создатель армянского алфавита и переводчик Священного Писания!

Сейчас почитают православных святых Галлии, Британии, Иберии, которые были до отпадения католиков в ересь. Почему не почитают православных святых Армении?

– Преподобный Месроп Маштоц действительно православный святой. И почитался ранее Церковью. Мы представили материалы для официального внесения его в месяцеслов Русской Православной Церкви в Синодальную комиссию по канонизации святых. Думаю, рано или поздно в нашем храме появится и икона святого преподобного Месропа Маштоца

– Много ли прихожан у Покровского храма?

– Я исчисляю количество прихожан по числу соборующихся Великим постом. Около 180-200 человек. Это костяк прихода. Более или менее воцерковленные люди, относительно регулярно посещающие Богослужения, участвующие в Таинствах.

– Это довольно большая община.

– Но это почти все, кто в Армении есть. Еще наберется человек пятьдесят в Ванадзоре, человек тридцать в Гюмри. Увеличивающееся количество православных храмов не увеличивает числа прихожан.

– В других храмах ведь тоже есть свои общины?

– Если говорить об общинах, живущих полнокровной литургической жизнью, то это общины Еревана и Ванадзора (последняя примерно в четверть ереванской).

Все остальное это разрозненные группы, которые либо периодически приезжают на Богослужения в Ереван или Ванадзор, либо ожидают нечастых приездов священников к себе. В новом Крестовоздвиженском храме, к слову, молятся в основном прихожане Покровского храма, которым ближе ехать до Крестовоздвиженского, чем к нам.

Мы знаем в лицо и по имени практически всех воцерковленных православных в Армении, за исключением может быть части общины грузинского подчинения.

– А долго здесь всё восстанавливали после возвращения храма Церкви?

– Где-то в начале 2000-х начался процесс восстановления. В процессе реставрации от исходного здания храма сохранились только каменная кладка и перекрытия крыши с обрешеткой, все остальное пришлось делать заново.

Процесс до сих пор еще не завершен. Иконостас не расписан полностью, купол расписан по уровню крыши. Мы хотели расписать весь храм, но когда покрасили стены и потолок в белый цвет, получилось так хорошо, что решили остановиться на этом. Но будем завершать роспись алтаря.

Под мраморным полом, на котором мы стоим, лежит плитка. Такую плитку вы можете увидеть на фотографиях у Гроба Господня, где вход в Кувуклию. Плитка была сильно разбита. Мы хотели восстановить ее, но не смогли выяснить какая технология использовалась при ее изготовлении. Поэтому решили, сохранив рисунок, выполнить пол из мрамора…

Мраморная плитка на пол резалась вручную по одному кусочку 20 на 20 см. Также вручную за исключением некоторых деталей вырезан мраморный иконостас. Это в некотором смысле уникальная работа. Сейчас, в эпоху станков с программным управлением так уже никто не делает…

Рабочие, которые в начале нулевых начинали реставрацию храма, со временем приняли Православие вместе с семьями и сродниками. Один из них в последствии стал диаконом и сейчас продолжает украшать храм мрамором, уже будучи в диаконском сане.

– У вас очень интересные иконы собраны в храме.

– Да, вот эти мощи святителя Николая и Иоанна Предтечи недавно чудесным образом к нам попали – их привез из Сирии раб Божий Иоанн, православный сирийский армянин. Мощи были переданы ему на хранение его знакомым епископом. А он почему-то решил пожертвовать мощи нам, а не хранить у себя дома. Мы их тут же в иконы вставили. У нас как раз были писаные иконы святителя Николая и Иоанна Предтечи.

Когда об этом узнал епископ, он сделал замечание Иоанну и сказал – «Иди забирай назад». Иоанн пришел к нам: «Что делать?». А мы как ему отдадим? Мощи же в иконах уже. Говорим: «Давай разделим». Так и порешили: часть вернули ему, часть оставили нам.

У нас есть икона собора Оптинских старцев с частицами их мощей. Это наши братья-армяне из Оптиной пустыни привезли.

Также есть мощи Иакова Низибийского, преподобных Серафима Саровского и Сергия Радонежского. А икону Серафима Саровского нам привез митрополит Георгий из Нижнего Новгорода. Он приезжал к нам в гости. Есть мощи преподобного Агапита Печерского, который обратил в Православие своего лечащего врача-армянина.

Наш храм посещали и два патриарха: патриарх Алексий и, дважды, патриарх Кирилл. Иконы, подаренные патриархом Кириллом особо почитаются у нас. Причем мы сами ничего не делали для этого. Возникло стихийное почитание особенно иконы Казанской Божией Матери. И не только нашими прихожанами, но и местными неправославными жителями. Вы можете увидеть много драгоценностей принесенных в дар после молитв у иконы и получения просимого.

Кроме двух икон, подаренных во время двух посещений патриарха Кирилла, есть ещё редкий список иконы Божией Матери «Миасинская», подаренный иконописцами расписавшими Крестовоздвиженский храм. История древнего образа связана с Арменией. А также икона «Всех скорбящих Радость» с грошиками, попавшая в храм чудесным образом в первое время после открытия в 1993 году.

Четыре иконы Богородицы – четыре столпа, символически ограждающих общину.

– А икона Иоанна Шанхайского как попала к вам?

– Много икон привозят прихожане после паломнических поездок. Из Грузии привозят образа грузинских святых. Из Греции – греческих. Но полиграфические образа в храме временно. Когда сделаем киоты, все иконы в храме будут писанные и крупные. Мелкие и полиграфию будем потихоньку убирать.

– Батюшка, расскажите, отмечаете ли вы как-то по-особому церковные праздники? Существуют местные традиции?

– Есть некоторые особенности. Например,  память Григория Просветителя приходится на 13 октября. Это канун Покрова. А Покров Пресвятой Богородицы у нас престольный праздник. И чтобы прибавить торжественности празднику памяти Григория Просветителя, мы обратились к епископу с вопросом, можно ли переместить память священномученика и объединить эти два праздника.

Мы получили благословение праздновать память священномученика два раза. Святой Григорий Просветитель – это символ Армении. Служба ему отдельно совершается на монастырском подворье 13 октября, в официальный день памяти. А в день Покрова в нашем храме престольный праздник совмещается с празднованием памяти священномученика Григория. Вот такая литургическая особенность.

– Отец Арсений, а служите вы на церковно-славянском? Большая часть общины понимает русский язык, поэтому нет необходимости служить на армянском?

– Часть наших прихожан плохо говорит на армянском, а многие славяне армянский не понимают вообще, поэтому мы не можем основные богослужения проводить на армянском.

С другой стороны, подрастающее поколение – дети наших прихожан-армян – уже плохо говорят по-русски, так как учатся в армянских школах. Также есть часть прихожан, пришедших из полностью армяноязычной среды и также плохо владеющих русским языком. Поэтому постепенно вызревает литургическая необходимость в Богослужении и на армянском языке. Но мы не форсируем события.

– Действует ли при храме воскресная школа?

– Действует на протяжении многих лет. И прерывается летом. Сейчас наблюдается спад. Родители стали пассивны. Будем собираться, обсуждать.

Одно из назначений воскресной школы дать возможность родителям приходить на службу с детьми к её началу. До Литургии верных дети пребывают в воскресной школе, с ними занимаются. Старшие дети приходят на службу пораньше, к «Символу веры». Младшие приходят к «Отче наш». Вот такой формат.

После службы у нас никто не остается так как храм находится далеко, на окраине. Рассказывают в воскресной школе детям об основах веры и раньше изучали церковно-славянский язык, когда рабочие тетради привозили из Москвы.

Для совсем маленьких – «воскресные ясли». Дети просто играют под присмотром…

– А как проходит катехизация взрослых?

– У нас и до принятия общих положений об огласительных беседах они всегда практиковались. Так как многие люди приходят из Армянской Церкви и перед совершением чина Присоединения к Православию нужно многое разъяснить.

Мы продолжаем это делать, и ничего не меняем. Огласительных бесед у нас как минимум две. Они не носят формальный характер: пришел, посидел, получил бумажку. У нас человек должен ответить на вопросы священника: как он верует, что он понял. И только после этого священник может допустить, чтобы он был восприемником или сам крестился.

– Чем вы занимаетесь ещё? Социальным служением? Больницы, тюрьмы и школы?

– У нас есть закон, который запрещает любую форму проповеди за территорией храма. Запрещает всем кроме Армянской Церкви. Правом посещения тюрем, больниц и так далее по своей инициативе обладает только Армянская Церковь.

Мы посещаем больницы и тюрьмы только по приглашению. Это происходит следующим образом. Заключенный пишет письмо в Управление исполнения наказаний, мы пишем письмо. Если Управление исполнения наказаний принимает ходатайства, она представляет нам список тех, кого мы можем посещать. Так на протяжении 12 лет мы посещаем пожизненно заключённых. Одного из них крестили в тюрьме. Недавно он стал крестным другого заключенного на пожизненный срок.

Есть общественное служение. Заключается оно в том, что мы поддерживаем традиционные силы общества. Вот на этом поприще у нас с Армянской Церковью полное совпадение позиций.

Совместно с духовенством и некоторыми чадами Армянской Церкви мы участвуем в обсуждении острых вопросов, встающих перед армянским обществом. В частности, активно выступаем за укрепление в обществе традиционной системы ценностей: за традиционное понимание семьи, против абортов, против ювенальной юстиции и т.п.

Сейчас в Армении идет серьезная борьба  против попыток насаждения здесь чуждых обществу антисемейных западных стандартов. Сейчас всё сконцентрировалось на блокировке попыток парламента ратифицировать Стамбульскую конвенцию. Российские парламентарии в своё время этот документ отвергли. Сейчас в парламент Армении проникли силы, которые хотят добиться ратификации конвенции.

Конституция Армении пока мешает реализации коварных планов. В ней указано, что семья – это союз мужчины и женщины. Сколько копий было сломано об эту формулировку… Её то и дело пытались изменить. Более 90% граждан Армении против, и мы среди них.

Была попытка протащить закон «О насилии в семье» – основу для введения норм ювенальной юстиции. Сейчас подобные усилия предпринимает ЛГБТ-лобби в России. Общественность опять не позволила, особо опасные места были изменены…

Эти законы пишутся под копирку с какого-то, видимо английского, исходного текста. В этом легко убедиться,стоит только сличить тексты аналогичных законопроектов, например, в Армении и странах Средней Азии.

Была попытка проведения в Армении форума «ЛГБТ-христиан»… Кощунственное название. Сняли ролики, на «YouTube» выложили. Люди посмотрели, поднялся шум, народ воспротивился. Не разрешили проводить.

К сожалению, мы всегда пока только отбиваемся, находимся в глухой обороне. Нам навязывают модель, а мы ищем способы её отвергнуть или на худой конец изменить так, чтобы она нанесла наименьший вред, Так не должно продолжаться. Нужно переходить в наступление.

Нужно выработать свою модель, чтобы наши заокеанские «друзья» не пытались всё время «помочь» нам заполнить некий смысловой вакуум, возникший после крушения СССР. И у меня есть идеи как это сделать. Но это отдельный долгий разговор…

– Отец Арсений, большое спасибо за интересный рассказ!

Беседовал Андрей Сегеда

Также рекомендуем – Гид: Православные святыни Армении.

Вы можете поаплодировать автору7