Народные восстания в Суздальской земле и в Новгороде в XI веке и волхвы. Кем были «волхвы» на самом деле?


1. Народные восстания XI в., волхвы и мнение историков. В XI в. на Руси вспыхнуло несколько народных восстаний. Отчасти восстания […]


Просмотров публикации 5 050

1. Народные восстания XI в., волхвы и мнение историков.

В XI в. на Руси вспыхнуло несколько народных восстаний. Отчасти восстания спровоцировали неурожай, отчасти недовольство новыми феодальными порядками Руси. Но вот руководителями первых восстаний «Повесть временных лет» называет неких волхвов. Раз волхвы, то стало принятым считать это были языческие жрецы. Именно такое значение закрепилось за словом «волхв» еще с XVIII в.

Так оно считается до сих пор. Советский историк В. В. Мавродин писал в начале 60-х:

«Своеобразие этого народного движения заключалось в том, что во главе восставших против «старой чади» смердов стояли волхвы, которые стремились использовать антифеодальное выступление народа для возврата к прежним дохристианским культам.

Это была не единственная попытка волхвов вернуть былое влияние. В «Повести временных лет» под 1071 г. следует рассказ о выступлениях волхвов в Киеве, Новгороде и Суздальской земле, в частности в Белозерь».

В. В. Мавродин «Народные восстания в Древней Руси», М.. 1961.

Б. А. Рыбаков в начале 80-х писал про эти восстания:

«В 1024 г. волхвы, обосновавшись в Суздале, подняли «мятежь велик» во всем Верхнем Поволжье; в 1071 г. два «кудесника» распоряжались на огромном пространстве от Волги на 300 км к северу до Белоозера. В обоих случаях языческие жрецы (возможно, местного мерянско-вепского происхождения) приносили человеческие жертвы: «и убивашета (двое волхвов) многы жены и имения их имашета собе»

Б. А. Рыбаков «Язычество Древней Руси», М. 1988.

Н. Н. Велецкая прямо увязывала убийство волхвами знатных и зажиточных людей проявлением архаичного ритуала отправления «на тот свет» стариков (ссылаясь при этом почему-то на описание Рубруком обычаев Тибета и Геродота с его описанием индийских обычаев):

«Из свидетельства Ипатьевской летописи явствует, что преждевременное умерщвление почтенных стариков в XI в. еще носило ритуальный характер, имеющий аграрно-магическую функцию, но было уже действом эпизодическим. Выражение «держат гобино» можно толковать и как «задерживают рост зерна», и как «создают препятствие урожаю». Вероятнее всего, в свидетельстве говорится о том, что волхвы отправляли на «тот свет» достойнейших представителей старшего поколения для предотвращения надвигающегося неурожая. Деградация ритуала проявляется в опасении угрозы, связанной в известной мере и с тем, что на земле пребывали те, кому пора было отправляться к праотцам. По всей видимости, проявление деградации обычая и в отходе от регулярного и своевременного отправления его».

Н. Н. Велецкая, «Языческая символика славянских архаических ритуалов», М., 1978.

Мнение, что волхвы этих восстаний являлись языческими жрецами не изменилось и в XXI в. И. А. Фроянов полностью согласен с мнением Н. Н. Велецкой и развивает ее гипотезу. В книге «Древняя Русь» он посвятил немало страниц рассуждениям, что эти восстания были реакцией языческого населения Руси:

«Таким образом, Повесть временных лет запечатлела картину расправы волхвов с «лучшими женами», которые будто бы вредоносными чарами своими задерживали урожай, вызвав «скудость» в Ростовской области. «Именье» убитых «жен» волхвы, по свидетельству летописца, «отъимашата собе». Передача волхвам имущества «лучших жен» исполнена определенного смысла. Древний человек, как известно, одухотворял окружающий мир, населяя духами, добрыми и злыми, все предметы, с которыми так или иначе соприкасался. К этому надо добавить, что, по убеждению язычников, в вещах, принадлежащих человеку, была заключена частица самого владельца этих вещей, в чем отражалось общее языческое сознание нерасчлененности мира людей и мира предметов, в конечном счете — природы. Упомянутые особенности языческого мышления позволяют объяснить, почему волхвы брали имущество («именье») «лучших жен» себе. Они поступали так потому, что на имуществе этом лежала печать действия злых сил, ведовства».

И. А. Фроянов «Древняя Русь IX-XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть», М., 2012.

Казалось бы вопрос закрыт. Первыми восстаниями на Руси руководили языческие жрецы и точка.

2. Волхвы — это не языческие жрецы.

Главная ошибка в понимании сути руководителей мятежников, то что термин «волхв» почему-то переводится как «языческий жрец». Хотя собственно «волхв» и производные от этого слова значения не относятся к религии. Волхв — это специалист по заклинаниям, то есть колдун. Но колдуны никогда и нигде не были служителями культа. Колдуны могли поклоняться тому или иному богу, но они не были служителями богов, точно так же как сейчас бабка-знахарка, шепчущая заговоры не является языческой служительницей культа. В славянском переводе Нового завета волхвами названы три волшебника с Востока, пришедшие поклониться Иисусу, которые в оригинале названы магами (в античную эпоху слово «маг» уже тогда обозначало не только служителя зороастрийского культа, но и восточного волшебника). Волхв — волшебник, волхование — колдовать — именно в таком значении существовали эти слова в древнерусском языке. Вот как это выглядит в словаре И. И. Срезневского:

Терминология славянского язычества, довольно древняя и точная, не терпела двоякого толкования. Служитель культа, то есть человек служивший богам при храме и руководивший религиозными ритуалами, назывался «жрец» (жьрьць, жьрець). Слово происходит от слова «жьрѣти» — «приносить в жертву». Жертва богам называлась «треба» (трѣба). Языческая терминология была еще жива в XI в. и наши предки её помнили и не путали. Так при описании языческой реформы князя Владимира летописец «Повести временных лет» (далее — ПВЛ) писал: «И жряхут имъ, наричуще богы, и привожаху сыны своя, и жряху бѣсомъ, и осквѣрняху землю требами своими. И осквѣрнися требами земля Русская и холмъ тъ«.

Волхвы убивают женщин.

Если бы руководители восстаний действительно приносили человеческие жертвы языческим богам, то современники обязательно отметили бы этот факт. Однако летописцы никаким образом не отметили действия волхвов языческой терминологией, что довольно странно. Еще более странным выглядит передача имущества убитых. Такого обычая славянское язычество не знает. Про убийства волхвами людей, современник Ян Вышатич говорит именно, как об убийстве, а не о принесении в жертву: «…и убиваша <…> многы жены», «И рече Янь к повозникомъ: «Ци кому васъ родинъ убьенъ от сею?»». В древнерусском языке значение слова «убийство» и производные от него было точно таким же, как и сегодня.

Таким образом, современники не считали волхвов языческими жрецами. Не считали таковыми волхвов и позднее. Так «Стоглав» определяет волхвов как колдунов и астрологов: «…волхвы и чародейники от бесовских научений пособие им творят; кудесы бьют в аристотелевы врата и в рафли смотрят и по звездам и по планитам гадают и смотрят дней и часов«. («Аристотелевы врата» — это популярное на Руси сочинение по астрологии, рафли — популярный метод гадания).

И самое главное: славянское родовое общество не делилось на сословия, как у кельтов, или на варны и касты, как индийцев. Поэтому жреческого сословия просто не существовало. Жрецами служили уважаемые люди, выбираемые общиной, или роль жреца выполнял глава рода или князь. С крещением Руси необходимость в жрецах отпала (эта социальная роль перешла к христианским священникам) и жречество просто исчезло из жизни Древней Руси. А вот колдуны остались, потому что они были врачами, агрономами, метеорологами и аналитиками в одном лице. Заменить их в то время учеными специалистами не было ни какой возможности (это удалось сделать только в ХХ в. при советской власти). Поэтому церковь и власти хоть и метали молнии и громы в колдунов и знахарей, но старались их не трогать, предпочитая бороться с внешними проявления язычества.

Но тогда кем были загадочные волхвы восстаний XI в.?

3. Народные восстания XI в. в «Повести временных лет».

Мятеж 1024 г. мало дает информации по интересующему вопросу. После смерти князя Владимира в 1015 г. между его многочисленными потомками началась война за власть, что плачевно отразилось на экономике страны. В 1024 г. в суздальской земле начался голод. Некие волхвы подняли в Суздале мятеж. Волхвы обвинили «старшую чадь», то есть местную знать, в сокрытии продовольствия. Волхвы вероятно были опытными агитаторами, а народ был раздражен бездействием властей и «Был мятеж великий…». Знатных и богатых людей восставшие в Суздале убивали, их дворы грабили. Власти отреагировали оперативно — закупили продовольствие у волжских булгар и мятеж сошел на нет. Князь Ярослав Мудрый с дружиной явился в Суздаль и арестовал главарей мятежа. После короткого суда, одних волхвов казнили, других изгнали (куда изгнали ПВЛ не говорит).

Следует обратить внимание, что христианский летописец очень спокойно отнесся к самому факту восстания волхвов, что весьма странно, ведь волхвы напрямую должны были угрожать христианству, которое только-только утвердилось на Руси. Нет никаких сведений об языческом характере восстания. Но вот социальные мотивы на лицо — волхвы выступили против богатых, то есть на богатство они смотрели негативно, а это не характерно для языческих жрецов.

Восстание в Новгороде, 60-70 гг. XI в.

В конце 60-х или начале 70-х г. (точная дата не известна) в Новгороде снова объявился волхв. Вот этот волхв уже начал антихристианскую агитацию: «...говорил людям, притворяясь богом, и многих обманул, чуть не весь город, говорил ведь: «Предвижу все» и, хуля веру христианскую, уверял, что «перейду по Волхову перед всем народом«. И этого хватило для начала бунта. Волхв начал призывать к убийству епископа и толпа пошла за ним. Князь Глеб Святославович с дружиной встретил толпу у двора епископа. Епископ в полном облачении с крестом в руках попытался образумить толпу: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же верует Богу, пусть ко кресту идет«, но призыв был не услышан: народ остался с волхвом, князь же с дружиной остался рядом с епископом. Тогда Глеб Святославович, видя что против всего города ему не выстоять, решил подавить мятеж в зародыше. Спрятав топор под плащ, он подошел к волхву и спросил:

«Знаешь ли, что завтра случится и что сегодня до вечера?». Тот ответил: «Знаю все». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?» — «Чудеса великие сотворю», — сказал. Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мертв, и люди разошлись.»

Развязка удивляет: вот только что народ был готов учинить мятеж и проливать кровь, как после смерти волхва люди просто разошлись по своим делам. Надо думать, что мы знаем только кульминацию событий. Даже в те далекие времена люди были вполне здравомыслящие, чтобы просто так поверить проходимцу, который вдруг заявил, что он — бог и пророк и может ходить по воде. И не просто поверить, но и пойти убивать епископа. Ясно, что этот бунт тщательно готовили и только решительность князя позволила избежать большого кровопролития. Сердцем мятежа был именно безымянный волхв — как только его ликвидировали, так мятеж немедленно угас сам собой.

Но кем был этот волхв? И кто спровоцировал мятеж? Языческим жрецом? Летописец даже не намекает на это. Он пишет только про бесов, которые прельщают людей, что вполне укладывается в мировоззрение средневекового человека. Волхв же явно был настроен антихристиански. Он не просто призывал к убийству священнослужителя, то есть выступал против церкви, но и изрекал пророчества и даже грозился повторить одно из чудес Иисуса Христа. И ни одного упоминания о языческих богах.

В 1071 г. в ростовской области начался голод. В это время из Ярославля пришли два волхва. Сомнительно, чтобы языческие жрецы спокойно жили в Ярославле. Следовательно, эти двое скрывали свою настоящую сущность. Агитация волхвов на этот раз носила социальный характер. Они убеждали народ, что знатные женщины прячут продовольствие. С помощью нехитрого трюка (разрезали у женщин одежду и показывали народу еду или предметы роскоши) они убедили людей в своей правоте. Начались массовые убийства женщин. У знатных и богатых людей отбирали имущество и, как пишет летописец, забирали себе, но скорее всего раздавали простым людям, иначе сложно было бы объяснить широкую народную поддержку волхвов. Вскоре вокруг них сложилась целая община приверженцев человек в 300, которые ходили по городам и творили убийства и раздел имущества. Но в Белоозере мятежники натолкнулись на Яна Вышатича, будущего киевского тысяцкого, предводителя городского ополчения, который с небольшим отрядом собирал дань. Видимо, Ян бежал из Киева после восстания 1068 г. и поступил на службу черниговскому князю Святославу. Узнав, что волхвы смерды (люди, подданные) его князя, он приказал арестовать их, но получил отказ. После короткой схватки мятежники бежали, убив при этом священника, бывшего с Яном. Войдя в город, Ян приказал выдать волхвов, что и было сделано. А дальше произошел занимательный диалог.

«И сказал им: «Чего ради погубили столько людей?».

Те же сказали, что «они держат запасы, и если истребим их, будет изобилие; если же хочешь, мы перед тобою вынем жито, или рыбу, или что другое»

Янь же сказал: «Поистине ложь это; сотворил Бог человека из земли, составлен он из костей и жил кровяных, нет в нем больше ничего, никто ничего не знает, один только Бог знает».

Они же сказали: «Мы знаем, как человек сотворен».

Он же спросил: «Как?»,

Они же отвечали: «Бог мылся в бане и вспотел, отерся ветошкой и бросил ее с небес на землю. И заспорил сатана с Богом, кому из нее сотворить человека. И сотворил дьявол человека, а Бог душу в него вложил. Вот почему, если умрет человек, — в землю идет тело, а душа к Богу».

Сказал им Янь: «Поистине прельстил вас бес; какому богу веруете?».

Те же ответили: «Антихристу!».

Он же сказал им: «Где же он?».

Они же сказали: «Сидит в бездне».

Сказал им Янь: «Какой это бог, коли сидит в бездне? Это бес, а Бог на небесах, восседает на престоле, славимый ангелами, которые предстоят ему со страхом и не могут на него взглянуть. Один из ангелов был свергнут — тот, кого вы называете антихристом; низвергнут был он с небес за высокомерие свое и теперь в бездне, как вы и говорите; ожидает он, когда сойдет с неба Бог. Этого антихриста Бог свяжет узами и посадит в бездну, схватив его вместе со слугами его и теми, кто в него верует. Вам же и здесь принять муку от меня, а по смерти — там».

Те же сказали: «Говорят нам боги: не можешь нам сделать ничего!».

Он же сказал им: «Лгут вам боги».

Они же ответили: «Мы станем перед Святославом, а ты не можешь ничего нам сделать». Янь же повелел бить их и выдергивать им бороды.

Когда их били и выдирали расщепом бороды, спросил их Янь: «Что же вам молвят боги?».

Они же ответили: «Стать нам перед Святославом».

Казнь волхвов Янем Вышатичем.

Настойчивость с которой мятежники рвались к князю удивляет, будто они были уверены, что останутся безнаказанными или их целью было предстать перед князем. Видимо и Ян Вышатич что-то подозревал, поэтому выдал волхвов на расправу родственникам убитых мятежниками женщин. Видимо, он не желал, чтобы эти волхвы донесли свои мысли до князя.

Как считают историки это запись непосредственных воспоминаний Яна Вышатича, сделанных лет через тридцать после событий. Слишком много в рассказе деталей, которые мог видеть только он. Так что он мог забыть некоторые детали за давностью лет, но в целом события описаны достоверно.

4. Волхвы — миссионеры манихейской секты богомилов.

Восстание 1071 г. имело ярко выраженную социальную направленность: уничтожение имущественного неравенства и передел имущества (иначе не понятно почему восставшие так легко отдали волхвам имущество казненных). Все три восстания объединены фигурами волхвов-предводителей. Но очень сомнительно, что это были языческие жрецы. Учение о социальном равенстве (в примитивном его виде: всё взять и поделить, а богатых перебить) — это уже выше родовой языческой философии. И настораживает антихристианская направленность восстаний. Языческим жрецам бояться было не чего в Древней Руси. Они просто перестали быть жрецами. В древнерусском обществе только колдуны  сохранили за собой ряд прежних функций: гадание, предсказание погоды, выполнение некоторых обрядов, связанных с плодородием, лечением, изготовлением амулетов. С христианизацией жрецам пришлось уступить церкви такие функции, как обряды при рождении, свадьбы и похороны. Бывшие жрецы даже не прятались, а спокойно жили среди людей. Возможно, бывшие жрецы выполняли такие обряды нелегально.

Посмотрим на миниатюру Радзивилловской летописи (летопись XV в., но восходит к летописи XIII в., а миниатюры исследователи относят к еще раннему времени), где художник изобразил новгородского волхва и князя Глеба.

Казнь волхва.

Очень странно выглядит «языческий» жрец, если не сказать чуждо. Такое впечатление, что художник хотел показать именно чужеродность волхва.Бритое лицо (это на Руси, где к бороде было трепетное отношение!), длинные волосы, богатая странная одежда. Нет, это не были языческие жрецы. Обратите внимание какую околесицу вдруг начал городить «волхв», говоря о создании человека! Это не языческая концепция. В языческой мифологии человека боги создают из дерева, глины, камня. Тут же какая-то причудливая псевдохристианская легенда. И уж тем более языческий жрец не стал бы упоминать христианских персонажей.

В итоге можно в общем выделить основные черты идеологии «волхвов»: ненависть к христианству, ненависть к церкви, идея социального равенства.

История знает такую идеологию — это манихейство. Само учение иранского основателя религии Мани очень сложное, запутанное, а самое главное оно было тайным от простых последователей. Вкратце, Мани учил, что материя (то есть наш мир) есть зло, часть мирового мрака, которая так и хочет поглотить божественный свет истины. Душа человека — осколки этого света, поглощенного материей в результате вселенского катаклизма. Поэтому душу нужно было спасать от зла материи путем смерти. Манихеи выступали за аскетический образ жизни и очень не любили христиан. Л. Н. Гумилев назвал манихейство антисистемой, то есть системной целостностью людей с негативным мироощущением. Действительно, считать наш мир злом — это уже перебор, а манихеи не любили ни мир, ни людей, они стремились соединиться со «светом», освободившись от оков материи. И окружающие манихеев люди отвечали им враждой, потому что куда бы манихеи не попадали они начинали свою разрушительную деятельность, уничтожая народы и государства.

Хотя манихейская вера запрещала ложь, но распространялось это только на своих, чужих обманывать можно было, потому что это было необходимо ради «спасения» «неверных» от оков тьмы. Поэтому манихеи проникали в чужое общество надевая привычные населению маски: с христианами они притворялись христианами, с буддистами были буддистами. Так в Иране они надели маску зороастрийцев и в 6 в. их предводитель Маздак даже получил доступ к власти, начав казни знати и богатых людей, раздавая богатства беднякам, в том числе и гаремы знати. На мусульманском Востоке манихейство приняло облик исмаилитских сект и современного ваххабизма.

В VII в. манихеи проникли в Малую Азию, где приняли имя павликиан, где даже основали свою республику, откуда совершали грабительские набеги на Византию, уничтожая христианские храмы.

В X в. манихейство проникло в Болгарию и под именем богомилов (Богомил — так звали основателя секты в Болгарии) распространилось по Балканам. Через Италию богомилы проникли во Францию и Германию, где приняли имена катаров, вальденцев, альбигойцев, патаренов.

Для того, чтобы было легче привлекать новых приверженцев манихеи видоизменили свое учение, модернизировав его под христианство. Наш мир, как теперь гласило их учение, был создан Сатаной, точнее тогда он был еще ангелом Сатанаилом, который позавидовал Богу и создал материальный мир, заключив частицы божественного света в виде души в могиле материи. Сравните с речами волхва Яну Вышатичу о творении человека Сатаной, в которую Бог вложил душу. Видимо, перед нами вариант манихейского учения, разработанный специально для Руси.

Находит объяснение и упоминание «волхвами» неких богов, которым они поклоняются. Богомилы были дуалистами — они одинаково чтили доброго бога Неба и злого бога Земли. Причем богомилы считали, что человек сам должен выбирать какому богу поклоняться сообразно своему характеру. Так у богомилов-сатанистов Сатанаил был добрым богом, которому завидовал бог Неба и потому насылал на землю всяческие беды, вроде грозы.

Распространение богомильства в Европе.

Если богомильство проникло в Европу, то разве не могло оно проникнуть на Русь? Еще как могло. И проникло. Проникали богомилы под видом волхвов, хотя были такими же волхвами, как масоны каменщиками. В Европу богомилы приникали, как ткачи. Обосновавшись в чужом обществе они начинали подпольную агитацию среди населения, вербуя последователей. В Европе, где родовое общество было окнчательно сломлено феодальными порядками, а церковь и власть не отвечали уже понятиям о справедливости, это было легко. Богомилы пользовались социальным неравенством и недовольством населения (а недовольно население в Европе было абсолютно всем). Так как христианская церковь была прямым конкурентом богомилов, то они не стеснялись в ее обличении, особенно указывая на богатство церкви, называли иконы идолами, а Римского папу — сатаной, и утверждали, что Богу храмы не нужны и призывали жить скромно, как первые апостолы. Это находило живой отклик в народе. В конце концов церковь богомилов в Европе выросла настолько, что стала угрозой для европейских государств. Пришлось проводить против богомилов крестовые походы и вводить инквизицию.

Точно также богомилы начали проникать на Русь. Видимо, решили, что самым лучшей маской на Руси будут колдуны-волхвы. И тут богомилы просчитались. И если власти Византии и европейских государств длительное время даже не замечали, что у них под носом растет и укрепляется манихейская секта, то на Руси это быстро заметили, потому что бредовые легенды про Сатану, сотворившего человека с настоящими языческими мифами спутать не могли.

5. Почему манихейство не оказало разрушающего воздействия на Русь?

Разумеется власти на Руси поначалу еще не понимали с какой заразой имеют дело, просто они чувствовали, что на Русь пришло что-то чужое, которое грозит бунтами и мятежами. Поэтому поступали просто и жестко — уничтожали подстрекателей бунта, не трогая народ, тем самым народ не озлоблялся репрессиями и не считал погибших богомилов «невинными страдальцами». Но и сама богомильская заумная антихристианская концепция не нашла отклика среди населения Руси. Она была слишком чуждая. Восстать против несправедливости народ еще мог, а вот идти на смерть ради «соединения со светом» уже не имел желания. Поэтому богомильское учение навсегда осталось на Руси в подполье, вырываясь иногда в виде ересей, которые власти справедливо и жестко подавляли.

Нельзя сказать, что деятельность богомилов долго оставалось тайной. Уже вскоре после первых выступлений богомилов, власти светские и церковные разоблачили мнимых волхвов и с конца XI в. по Руси распространяются поучения против богомильства.

Стоит отметить, что церковь Древней Руси еще не успела сильно погрязнуть в роскоши и коррупции, как католическая церковь Европы. Поэтому антихристианская пропаганда богомилов на Руси просто прошла мимо населения, так как не отражала действительности.

Если на Руси и возникли тайные манихейские секты, то они погибли в огне монгольского нашествия, оставив после себя легенды о Сатанаиле в русском фольклоре. Проникали богомилы на Русь и после монгольского нашествия, создавая различные ереси, вроде ереси стригольников, но эти ереси оперативно подавлялись властями.

Но самое главное, богомилы не нашли контакта с высшей властью и сочувствия манихейским взглядам среди населения, как это случилось в Европе. По этим причинам манихейство на Руси так и осталось малочисленным маргинальным сектанским течением.

Конт

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)0