Представляем вниманию читателей добрую рождественскую миниатюру от православного писателя протоиерея Александра Авдюгина, опубликованную им в своем «Живом журнале». Немного о личности отца Александра: настоятельствует в храме-часовне во имя святых праведных Иоакима и Анны в г. Ровеньки Луганской народной республики, построенной в память погибших шахтеров. Отец Александр — известный миссионер, координатор гуманитарных проектов, писатель и публицист. Он является автором работ «История […]

Представляем вниманию читателей добрую рождественскую миниатюру от православного писателя протоиерея Александра Авдюгина, опубликованную им в своем «Живом журнале».

Немного о личности отца Александра: настоятельствует в храме-часовне во имя святых праведных Иоакима и Анны в г. Ровеньки Луганской народной республики, построенной в память погибших шахтеров.

Отец Александр — известный миссионер, координатор гуманитарных проектов, писатель и публицист. Он является автором работ «История храмов Ровеньковского благочиния» и «Архиереи Луганщины», множества научных и публицистических статей, а также сборников повестей и рассказов: «Приходские хроники», «Приходские хроники -2», «Батюшковские рассказы», «Господь управит» и других, а также многочисленных рассказов, очерков и заметок, публикуемых им в Сети.

Одну из последних заметок отца Александра Авдюгина, под названием «Подслушанный диалог» мы и имеем честь представить читателям:

«Вечер. Мороз. Небольшое, наполовину заполненное кафе. За столиком два, как мне показалось, давних друга с высокими стаканами с пивом и сухариками на тарелочке. Становлюсь невольным свидетелем диалога:
— Уговорили. Сходил я в церковь. Все рассмотрел, выслушал всю службу, хоть и ноги затекли. Больше двух часов пробыл.
Ну что сказать? Интересно конечно.
Поп такой величавый, седой. Лоб у него здоровый и что интересно на голове волос нету, лишь над ушами жиденькие да реденькие еще остались, а борода густая, широкая и белая. На деда Мороза похож. Настоящего. Не на этого западного урода новогоднего, а на нашего, русского, обыкновенного.
Я его хорошо разглядел, когда он, из маленькой дверцы с большим таким крестом и книжкой вышел, уже когда петь перестали, к высокому пюпитру подошел и крестится начал на иконы. Когда открестился, к нему сразу очередь выстроилась.
Спросил у бабули, которая рядом молитвы бубнила, чего они от него хотят? Бабка сказала, что поп их исповедовать будет.
А меня ведь чего в храм мать послала? Поисповедоваться, а на следующий день запричаститца. Сказала, что может хоть тогда с женой помиритесь.
Посмотрел я на очередь и решил, что и так помирюсь. Вот уже неделю вместе опять живем.
— Так тебе же Бог помог!
— С чего это?
— Так ты же к Богу в церковь сходил и сразу помирился».